Материалы на тему «правила игры»

Социальное государство продолжает борьбу с теневой занятостью

Как именно целевым образом попасть именно в этих людей, достаточно напугав их отсутствием или платностью социальных услуг государства, и не задеть людей, которые находятся в тяжелой жизненной ситуации?

Наброски нового социального контракта

В официальной позиции любопытно даже не желание «отследить каждого человека». Удивляет стремление связать Декрет №3 с демографическим ростом в стране.

Право на труд и обязанность трудиться

Рассуждения о том, что в Беларуси все должны работать, продолжают логику Декрета №3, а именно, игнорирование того, что в Конституции прописано право на труд, а не обязанность трудиться.

Что теперь должны оплачивать «социальные иждивенцы»?

Идея об оплате «тунеядцами» социальных услуг несет в себе еще большие социальные риски, чем требование уплатить некую фиксированную сумму сбора.

Белорусские программы развития на 2016-2020 годы не сильно продвинулись в отношении учета в направлениях деятельности параметров страновой конкурентоспособности.

Даже формальное наличие института, не выполняющего в данный момент своих функций, лучше его отсутствия. Ведь наполнить его необходимым содержанием в процессе демократизации, все же проще, чем создавать институты заново.

Итоговой ценой спокойствия является гораздо более радикальные политические, экономические и социальные перемены, которые могут оказаться значительно более болезненными и разрушительными, нежели «уход лидера».

Эта версия говорит в пользу того, что некая группа бизнесменов смогла достичь достаточного уровня координации, чтобы иметь возможность влиять на некоторые решения высшего руководства.

Возможно, изменения рыночных котировок были бы более удобным инструментом для отслеживания состояния рынка, но нам это чуждо.

Савецкія формы жывіліся беларускай энэргіяй, хавалі пад сваёй абалонкаю змест, які прарастаў насуперак, але самі па сабе гэтыя формы – даўно трупы. І ўжо існуюць формы зусім не савецкія.

Чиновник к условным 100% законно нажитого имущество имеет право присовокупить долю, полученную из предположительно незаконных источников в размере менее 25%, и узаконить ее. То есть получить коррупционную ренту в размере 1/4 официального дохода.


Если необходимо «оцивилизовывать» торговлю, то правила для больших и малых городов должны быть различными, а местные органы власти и предприниматели должны иметь голос при принятии соответствующих решений.

Они начали превращать государство в эффективную машину государственного управления по образцу крупной коммерческой корпорации. Так хорошая на внешний взгляд идея может привести к тому, что грозит стать национальной катастрофой.

С точки зрения общественного интереса поиск оппозицией фактов коррупции ради обретения политической власти – полностью легален и одобряем, тогда как коррупционные преступления заведомо против res publica и априори антигосударственны.

Дмитрий Бутрин

И тем не менее, на наш взгляд, реформы будут. Однако они будут совсем не те, которых ждёт бизнес-сообщество, академическое сообщество или проевропейское гражданское общество Беларуси.

Белорусский частный бизнес за 20 лет так и не сформировал сильных институтов для продвижения своих интересов. Сегодня его по-прежнему отличает крайне низкая степень самоорганизации.

Основная функция малого бизнеса, скорее, – социальная. Она заключается в создании рабочих мест, прежде всего, для самих малых предпринимателей и членов их семей, а также – в экономии на госрасходах.

Закон «о социальных иждивенцах» вкупе с административными препятствиями для отражения соответствующих процессов в государственной статистике блокируют каналы относительно управляемой канализации социального недовольства.

Любое насилие генерирует издержки. Эти издержки зачастую сложно покрыть даже в периоды экономического роста и даже под покровом «ответственной политики».

Есть высокая вероятность, что получится «как всегда» – как с деревообработкой, цементными заводами, сельским хозяйством и прочими уже реализованными «инновациями».

Эти новации – результат компромисса между нежеланием создать полноценный суд присяжных и желанием повысить эффективность участия населения в отправлении правосудия.

Только если гражданин, например, работал или занимался предпринимательской деятельностью менее 183 дней в году, у фискальных органов есть основания предъявить ему требование об уплате сбора.

Следует ожидать не реформ по китайскому, например, образцу, а того, чего наши власти особенно боятся, – «перестройки». То есть такого преобразования, в результате которого старое разрушается, а новое не создается.

Неожиданными в законопроекте стали положения, изменяющие процедуру косвенного доступа граждан и организаций к конституционному правосудию.

Современная коррупция довольно часто является принципиальным борцом с пережитками прошлого, и часть успехов власти в области борьбы с коррупцией – это успех кампаний по подавлению «низовой» коррупции.

«Нетерпимость к коррупции» – распространенное и опасное лицемерие, поддерживаемое большей частью общества, и это само по себе проблема, сравнимая по значимости с коррупцией как таковой.

«Эффективность» принудительного труда не удалось обеспечить никому. Примеров тому в новейшей белорусской истории множество, начиная от пресловутых нерадивых родителей и заканчивая крепостным правом в деревообрабатывающей отрасли.

Дамінуючым інстытутам стала асабістая лаяльнасць чыноўнікаў да А. Лукашэнкі, што дазваляе нам патлумачыць адносную працягласць існавання рэжыму і яго адносную стабільнасць.

Государство отчуждают право частного решения о том, иметь или не иметь детей, в свою пользу, руководствуясь режимом «обязательного материнства». Взамен оно предлагает… сокращение социальных сервисов.

Конфискация дохода была применена там, где экономический вред в принципе не мог быть причинен. Исходя из этого очевидно, что лишение имущества было произвольным, т.е. несправедливым и противоречащим Конституции Республики Беларусь.

Наиболее вероятной силой, пролоббировавшей интересы ИП, являются собственники рынков и торговых центров: именно они в случае ухода арендаторов потеряют свои доходы.

В борьбе с «зелеными» проектами энергетики выдвигают убийственные аргументы: в госбюджете нет лишних денег на стимулирование выработки «зеленой» электроэнергии, а ее развитие якобы квотируется «в любом цивилизованном государстве».

Товар с документами, в принципе, должен облагаться ввозным НДС в размере 20% от его стоимости, но как платить этот НДС, если документов нет и быть не может?

Антыэлітны папулізм палітыкі А. Лукашэнкі стаў перашкодай на шляху інстытуцыялізацыіі (палітычнага развіцця), створанай ім палітычнай сістэмы, што магло прывесці да сур’езнага крызісу ў доўгатэрміновай перспектыве.

Ассортимент во многом зависит от предпочтений потребителя, который способен формироваться также вопреки политической рекламе и даже в условиях жестких ограничений предложения.

Калі б кіруючая эліта абрала, ў якасці канстытуцыйнай мадэлі, не прэзідэнцкую рэспубліку, а парланцкую форму кіравання, якую выкарысталі краіны Балтыі, шлях Беларусі быў бы іншым.

Предприниматели, в принципе, готовы к росту налоговых ставок и даже готовы обменять возможность работать без документов на увеличение отчислений в бюджет. Но подобного торга государство им не предлагает.

Становиться реальными европейцами тут не выгодно никому: литовский топ-менеджмент работает в режиме колониальных чиновников на особых условиях, беларуский – в режиме племенных вождей с абсолютной властью. Европейскость опасна:она создает дополнительные риски и ведет в правовое поле.

Новое правило или запрет = пункт в годовом отчете = аргумент для увеличения перераспределения средств в пользу ведомства. Плохое правило здесь лучше хорошего, ибо хорошие правила не запоминаются.

Общественность узнала о реформе впервые от частного лица, а проекты нормативных правовых актов, регламентировавших реформу, не были обнародованы что, соответственно, не позволило проведение полноценных публичных дебатов.

Тут возникает интересный вопрос: создаваемый «единый высший судебный орган» является юридически новым Верховным судом или старым (но, «укрупненным»)?

Реформа судебной системы не в полной мере соответствует конституционным принципам верховенства права, разделения властей и добросовестного выполнения международных договоров.

Так закрепились новые правила отношения власти и крупного бизнеса, и новое представление об олигархе, который, нарушая эти правила, становится врагом государства. Чтобы не перейти из первой, безопасной, категории во вторую, надо избегать всего, что путинское государство считает своей монополией.

Валерий Игуменов, Андрей Бабицкий

Но поскольку публично декларируемая «стратегия» относительно приватизации состоит в том, чтобы продавать только убыточные предприятия, то есть большой риск, что их будут целенаправленно доводить до банкротства.

Автор указывает, что «белорусские силовики установили исторический рекорд финансирования – 15.5% от совокупных расходов республиканского бюджета». Но много это или мало в ситуации экономического застоя?

Белорусские руководители в итоге сохранили за собой право, которым они, впрочем, располагали и в прежние времена, – право просить денег, а у кремлевских руководителей – право деньги давать. Или не давать.

Пока белорусское государство не дает акционерам гарантий защиты права собственности, иностранные инвесторы не будут рисковать и вкладывать деньги в развитие хозяйственных обществ.

ИП – единственный слой белорусского бизнеса, положение которого стабильно ухудшалось. И во многом это вина самих ИП и их лидеров, которые не в состоянии грамотно лоббировать свои интересы.

Как создать конкурентоспособный товар? Вот где проблема. Ее и надо решать. А забитые товаром склады и засилье импорта – это, как ни странно, вовсе не проблема. Это следствие.

Нельзя реализацию телевизоров поднять до 85%, поскольку давно сфоримровался потребительский стреотип, в соотвествии с которым только импортные аппараты считаются престижной покупкой.

Гипертрофированные полномочия чиновников, тотальный государственный контроль за экономикой провоцируют коррупционные преступления.

Равноправного партнерства государства и частника в нашей стране пока не предвидится. Во всяком случае, пока государство не пересмотрит свою роль в экономике.

От «штатной» оппозиции трудно ожидать чего-то экстраординарного и спонтанного. Но даже в недемократических государствах возможны и происходят, как мы видим, спонтанные народные выступления.

Легитимность установленного в результате революции режима черпается отнюдь не из конституционного права – в данном случае политика довлеет над правом, новый режим может лепить свою легитимность заново.

Главная проблема скорее всего не в пресловутой войне кланов, а в угрозе управленческого кризиса, который в худшем случае может по цепочке развалить всю систему государственной власти.

Ни больших денег этот хитроумный трюк не принесет, ни народ не успокоит. Скорее принесет издержки. Но задача заработать, как лично мне кажется, властью и не ставится.

В конечном итоге понимание механизмов интернет-активности может помочь государству в его попытках манипуляции интернетом точно так же, как понимание механизмов общественного выбора может облегчить «подстройку» электоральных решений в пользу действующих властей.

Паветра творчасці, сьмецьце імперый

Существуют локальные группки, играющие с кинокамерой, со сценариями. Но нет каналов для их реализации. А это уже вопрос общекультурной ситуации.

Иначе говоря, еврорегионы в Беларуси были дополнительной формой адаптации к тяжким условиям экономической и политической блокады.

Компании, оказывающие услуги в Интернете, будут обязаны регистрировать юрлица в Беларуси и размещать свои сервисы на территории РБ. Указ вступает в силу с 1 июля, и все с нетерпением ждут, как будет применяться это положение.

«Маргинальное положение Беларуси, в истории часто негативно воздействовавшее на идентичность и менталитет белорусов, в наши дни может стать конструктивным фактором развития Беларуси современной.»

Указ фактически лишает граждан права на защиту от вмешательства со стороны государства в частную жизнь. Ведь сколько мы знаем случаев реального наказания представителей государственных структур за такое незаконное вмешательство?

Еще остается надежда на участие нашей страны в реализации Балтийско-черноморского нефтяного коллектора на базе нефтепровода Одесса-Броды.