Материалы на тему «рынок труда»

Социальное государство продолжает борьбу с теневой занятостью

Как именно целевым образом попасть именно в этих людей, достаточно напугав их отсутствием или платностью социальных услуг государства, и не задеть людей, которые находятся в тяжелой жизненной ситуации?

Государство рассчитывает разбогатеть за счет беднейших

А налоговая не спит. Она идет по следу всех мастеровитых граждан, особенно в небольших поселениях, и имеет своих внештатных помощников во всех структурах.

Наброски нового социального контракта

В официальной позиции любопытно даже не желание «отследить каждого человека». Удивляет стремление связать Декрет №3 с демографическим ростом в стране.

Право на труд и обязанность трудиться

Рассуждения о том, что в Беларуси все должны работать, продолжают логику Декрета №3, а именно, игнорирование того, что в Конституции прописано право на труд, а не обязанность трудиться.

Что теперь должны оплачивать «социальные иждивенцы»?

Идея об оплате «тунеядцами» социальных услуг несет в себе еще большие социальные риски, чем требование уплатить некую фиксированную сумму сбора.

Порасклеивать объявления на подъездах с предложением ознакомиться с вакансиями, имеющимися в распоряжении ближайшего исполкома, – это мы можем и умеем.

Европейские страны, которые становятся все сильнее в экономическом плане, – это те, которые избегали брать на себя крупные государственные долги: Польша, Швеция, Эстония, Латвия, Литва и Словакия.

Будь на лесоповале хорошая зарплата – эту работу легко выполнили бы профессиональные лесорубы. Ведь далеко не каждому «тунеядцу» можно доверить топор, если он прежде его в руках не держал. Тем более бензопилу.

Государство самых последних социальных аутсайдеров – вместо обещанной социальной помощи и гарантированной защиты – облагает непонятным налогом на доходы, существующие только в воображении чиновников.

Если бы минимальная заработная плата шла в ногу с производительностью, то сегодня в Соединенных Штатах она составляла бы почти USD19 в час вместо USD7,25.

Лора Тайсон, Ленни Мендонка

Рост занятости в нашей экономике ведет к снижению, а не росту производительности труда и, как следствие, к снижению ВВП и наполнения бюджета.

Правительство, отдавая отчет в абсурдности ситуации и, очевидно, опасаясь социального взрыва в связи с массовыми увольнениями трудящихся, предложило им пряничек в виде половинного БПМ в качестве пособия.

Беларусь в ходе незавершенного по сей день перехода к рыночной экономике теряла предприятия за предприятием, теряла целые отрасли, а попутно – и рабочую силу, утрачивающую свое некогда высокое качество.

В большинстве стран не хватает не молодежи, а работающей молодежи. И не хватает ее потому, что для нее нет рабочих мест, которые заняты пожилыми людьми, не выходящими на пенсию из-за постоянно повышающегося пенсионного возраста.

Практически не повышается регистрируемый уровень безработицы, что свидетельствует об увеличении работников, которые отказываются от участия в официальной экономике.

Всё соответствует законам заимствованного с советских времён образцово-показушного жанра, ведь в Беларуси об образовании – как о покойнике – говорят хорошо, или ничего.

Почему же это явление, которое, как уверяют наши политические лидеры (и многие экономисты), помогает всем жить лучше, вызывает такое резкое отторжение?

Джозеф Е. Стиглиц

Экономика уже не может содержать избыточное число работников на предприятиях, выплачивая им зарплату, иначе они разорят даже прибыльные организации, имеющие шансы пережить кризис.

Снижение зарплат означает снижение налогов и выплат в соцстрах. От каких поступлений ожидать растущих пенсий? И можно ли ожидать от падающих зарплат увеличения продаж?

Продуктивность становится маркером, который определяет статус граждан как «человеческого капитала» государства, что закономерно создает плеяду патологизированных субъектов, не вносящих существенного вклада в развитие рынка и страны.

В настоящее время из перечня бенефециариев «белорусской модели» выпадают довольно большие социальные группы – численность каждой из них превышает 100 тыс. человек.

Из статьи закона о пособиях по безработице «минимальную зарплату» изъяли и на ее место вставили «базовую величину». По форме вроде бы одно и то же, на самом же деле – натуральное издевательство.

К женщинам крайне редко обращаются за экспертным мнением. Такая ситуация способствует невидимости женской активности в различных сферах общества.

В 2014 году получали доходы и платили налоги менее 250 тыс. предпринимателей. Остальные впали в анабиоз, ожидая восстановления жизнедеятельности с наступлением лучших времен.

Идея строительства городов-спутников не является ни новой, ни тем более новаторской. С начала 1960-х такие города строились в СССР – тоже с претензией на новаторство, хотя практика была общемировой.

В Беларуси количество видов деятельности с превышением зарплат над российскими будет снижаться, долларовые зарплаты в целом по экономике будут находиться в пределах USD 325-375.

Лучший показатель по политическому участию в сравнении с некоторыми соседними странами Беларусь получила благодаря «квотам», которые президент страны установил неформально. Этот показатель поддерживается искусственно.

«Женские» профессии – это все те профессии, которые ставят своей целью обслуживать, учить, заботиться, ассистировать, при этом лишенные цели контролировать, нести ответственность, организовывать, принимать решения.

Главное в том, что административное увеличение занятости в неэффективной экономике не приносит обществу дополнительных доходов. Зато увеличивает убытки.

Закон «о социальных иждивенцах» вкупе с административными препятствиями для отражения соответствующих процессов в государственной статистике блокируют каналы относительно управляемой канализации социального недовольства.

Тенденция  снижение количества вакансий на фоне активного роста резюме наблюдается с начала 2014 года. Однако наиболее ярко она  проявилась в 1 квартале 2015 года.

Политически принять новые решения и выйти из зоны комфорта сложно. К примеру, понять, что МАЗ уже умер. Поэтому продолжаются попытки встроить дохлой лошади кардиостимулятор.

Удельный вес компаний, которые не могут найти работников с «правильным» набором навыков даже среди многочисленных специалистов с официальными дипломами высокого уровня, был самым высоким именно в Беларуси.

Только если гражданин, например, работал или занимался предпринимательской деятельностью менее 183 дней в году, у фискальных органов есть основания предъявить ему требование об уплате сбора.

Максимальный уровень безработицы за последние 15 лет наблюдался в 2002-2003 годах и в случае массовой регистрации всех незанятых в экономике этот уровень может быть превзойден.

«Эффективность» принудительного труда не удалось обеспечить никому. Примеров тому в новейшей белорусской истории множество, начиная от пресловутых нерадивых родителей и заканчивая крепостным правом в деревообрабатывающей отрасли.

Ввиду того, что предприятия редко меняют технологии, комплектующие и необходимое для производства сырье, основным показателем производительности становятся трудовые ресурсы. При сокращении штатов и сохранению прежних объемов производства производительность растет.

Определен перечень из 106 наиболее значимых предприятий, чья финансовая деятельность регулируется практически в ручном режиме. Для их поддержания будут изыскиваться необходимые финансовые ресурсы. Остальным придется рассчитывать на собственные силы.

Падает реальная занятость, растет занятость формальная, сокращаются объемы производства – не в пример запасам готовой продукции, снижается платежеспособный спрос на рынке, но цены – нет, деньги дешевеют – а народ беднеет.

Апелляции к образу женщины-матери, сопровождающиеся отсылками к красоте, призваны в очередной раз подчеркнуть роль женщины как молчаливого объекта созерцания, но не активного агента общественно-политической жизни.

Женщины «пожилого возраста» в Беларуси являются одной из уязвимых групп, которая часто маргинализируется и подвергается социальному исключению.

Тут наше государство может попасть в расставленную им же самим себе ловушку – столкнувшись с необходимостью уплаты «тунеядческого налога», возвратившиеся сезонные мигранты могут отправиться регистрироваться на биржу труда.

Репродуктивный труд является рутинизированной монотонной практикой, которая часто позиционируется как нечто должное, как обязательный императив для женщин, что позволяет поддерживать гендерные иерархии в повседневной коммуникации.

В целом подоходные налоги граждан занимают в структуре доходов бюджета только 17%, а почти все остальное оплачивается населением уже из «чистой зарплаты».

В законодательстве, в статистической практике отсутствуют такие понятия, как «тунеядцы» и «лодыри», а под  иждивенцами в строгом смысле понимаются многие почтенные и законопослушные граждане.

Почему «женские проблемы», проблемы угнетенной группы должны легитимировать себя через союзничество с привилегированной группой?

Сведение всех функций семьи исключительно к репродукции, а семейной политики – к демографической политике и стимулированию рождаемости имеет очевидные негативные социальные эффекты. 

Проблема «вредного производства» и тяжелых работ не ставится в Беларуси как вопрос совершенствования производства. Вместо этого ограничениям подвергается группа людей, обозначенных как «женщины».

Автор указывает, что «белорусские силовики установили исторический рекорд финансирования – 15.5% от совокупных расходов республиканского бюджета». Но много это или мало в ситуации экономического застоя?

Врожденный порок белорусской системы образования – это бескомпромиссный этатизм, поощряющий постоянное вмешательство государства в отношения участников образовательного процесса.

В настоящее время скорость устаревания знаний примерно в 4 раза превышает скорость их обновления в рамках одного поколения. После окончания учреждения образования в среднем ежегодно теряется до 20% знаний.

В Положении слабо прописано участие работодателей и других заинтересованных социальных партнеров. Социальные партнеры фигурируют в Положении в качестве «исполнителей за кадром».

В Беларуси наблюдается постепенное и значительное увеличение разрыва в оплате труда между мужчинами и женщинами. В сравнении с 1998 годом этот разрыв увеличился на 10,4%.

В начале 1990-х рост числа разводов связывался с «духовным кризисом», потрясениями после распада СССР. Сегодня «моральной риторики» уже недостаточно для объяснения происходящих процессов.

Чаще всего без работы оказываются женщины в возрасте 20-34 лет. Так в возрасте до 30 лет на учете в службе занятости стояло 6677 женщин и 4158 мужчин.

Более высокий уровень образования не гарантирует женщинам в дальнейшем карьерного продвижения, равной оплаты труда и доступа к престижным и высокооплачиваемым профессиям.

Страны с более высокой нормой женской занятости имеют относительно высокий коэффициент рождаемости, в то время как в странах с низким уровнем участия женщин рождаемость снизилась.

У большинства безработных нет необходимости регистрироваться на «бирже труда». Органы труда и социальной защиты задумывались для проведения активной политики занятости, но не для раздачи горячей пищи оголодавшим беднякам.