Материалы на тему «идеология»

Когда дисциплина важнее согласия

То, что власть не способна дисциплинировать неукротимую Поклонскую, свидетельствует не о том, как ее идеи крепнут, а как она слабеет под напором собственных идей.

Александр Баунов

Вполне возможно, что власти планируют вернуться к политике, основные контуры которой обозначились в январе-феврале 2017 г. (консолидация на основе национального единства, экономические реформы с популистскими оговорками и т.д.).

Встает реальная проблема разрешения массы гуманитарных вопросов населения этих территорий. В изоляции оказываются миллионы, в худшем варианте мы будем иметь всплеск двух потоков беженцев – на Украину и в Россию.

В свете очередной «оптимизации» госаппарата наиболее пострадавшей окажется гражданская идеологическая вертикаль. Но это не означает, что в политической жизни страны станет меньше идеологии.

Пока же редкие спикеры (преимущественно от власти) говорят за нас и вместо нас, создавая для внешнего наблюдателя примитивные и уродливые схемы и шаблоны восприятия белорусов.

В конечном счете ничего не меняется, и в преддверии президентских выборов 2018 году имиджу Путина как «сильного реформатора», в котором нуждается России, ущерб так и не нанесен.

Экспорт «стабильности» и «порядочности» в Италию и в Европу в целом мы успешно наладили, но реальный, а не словесный, экспорт в Италию упал за минувший год аж в 8 раз.

Таму сёння задача не абуджаць ад сну, але ствараць сны. Бо сны мы не толькі бачым – але ў іх удзельнічаем, і нават бадзёрасць ёсць сучаснаю формаю сненняў.

Именно из этих частных историй и должна в итоге сложиться общая – не генеральская или президентская, а низовая – история войны. Но для этого надо отключить опцию победного угара.

Было бы серьезной ошибкой считать, что экономическое открытие Кубы и выдвинутая Обамой инициатива сближения обязательно поможет Кубе вступить в новую политическую эру.

Под «мудрым руководством» новоявленного пропагандиста ФФСН вполне может  превратиться в факультет, смотрящий за инакомыслящими и ставящий перед собой сверхзадачу промывки мозгов в республиканском масштабе.

Для «русского мира» характерно рентное поведение. Даже не капиталистическое, а феодальное. Они поднимались либо благодаря эксплуатации природных ресурсов, либо благодаря эксплуатации дружеских отношений с правителями.

Консьюмеристское общество Беларуси, лишённое ценностного измерения и ведомое авторитарной личностью, напоминает сегодня буриданова осла: оно не умирает с голоду, но и не делает рационального выбора.

Cегодня трудно найти кого-либо, кто проявлял бы себя лишь в этом качестве, кто, подобно Сократу, путешествовал бы по городу и занимался одной лишь майевтикой.

Как и Геббельс, Сурков понимает: когда общественная и частная жизнь превращаются в театр, не существует никакой разницы между представлением и реальностью.

Может быть, следует подумать о том, как сделать более эффективной эту критику в ситуации, когда почти никто не ассоциирует политику с ценностями честности и гражданской ответственности.

Наиболее чувствительная к особенностям интернета как среды молодая аудитория стала уходить из традиционного Web-пространства в мессенджеры и ephemeralmedia (Snapchat, WhatsApp, Telegram и другие) потому, что там нет фона агрессии, своего рода «медийного задника», задающего тон любой коммуникации.

Если политика вновь отнимет сферу моральных ценностей у фанатиков, шарлатанов и экономистов, то ее придется восстановить с нуля. Граждане должны вновь стать участниками политического процесса, и им должны быть предоставлены реальные (а не виртуальные) площадки для дебатов и высказывания альтернативных мнений.

Жан-Мари Геэнно

Умеренный официальный консерватизм вынужден был отступить под напором радикалов и разделить с ним как минимум три весьма существенные установки: национализм, антиглобализм и миссионерство.

Возможно, Россия пошла бы и на такой шаг, но только в результате полной военной победы, желательно бескровной, как в Крыму.

Cобытия в Украине можно понимать не только как катализатор, симптом, но и как яркий пример действительных, а не спекулятивных следствий, проистекающих из попыток РФ утвердить новый «многополярный» мировой порядок.

Насколько вся эта странная смесь постмодернизма и архаики релевантна состоянию российского общества в целом? И готова перейти от бла-бла-бла к реальной затяжной войне с миром? На мой взгляд, вся эта гигантская медиапанель совершенно расходится с реальным состоянием российского общества.

Александр Морозов

Как это не парадоксально, но именно демократия, всеобщее избирательное право и гонка за рейтингами заставило российские элиты в очередной раз свернуть проект европейского цивилизационного переопределения страны.

Такая сосредоточенность на «своём» является индикатором проблемной идентичности, сопротивляемости к центробежным тенденциям и слабой государственности.

Данный тезис означает, что настоящие границы РФ имеют условный характер. Зона геополитических интересов и притязаний самоопределяющегося «русского народа» в принципе безгранична.

Если вести речь о приоритете права населения, проживающего на определенной территории, на полный суверенитет, то почему его не предоставить гражданам всех краев и областей Российской Федерации?

Запад упорно продолжал борьбу с безбожным коммунизмом — другой вариант был исключен, побежденный фашизм был занесен в рубрику абсолютного зла, а Советский Союз был все же соавтором победы: «Если дом разделится сам в себе, не может устоять дом тот».

Дзеянне можа адбывацца ад імя безасабовых структураў, лідары якіх не маюць паўнавартага мандата на рэпрэзентацыю гэтых супольнасцяў, што, у прыватнасці, можна назіраць на выпадку кіеўскага Эўрамайдану.

Менавіта ў нашым выпадку відавочна назіраецца ператварэнне тыповых абыйвацельскіх міфалогіяў у кшталт масавай медыятэхналогіі, скіраванай на глабальныя маніпуляванне свядомасцю і перафарматаванне палітычнага полю.

Сродкі традыцыйнай сацыяльнай аналітыкі як ідэалагічна нагружанай, гэтак і ўяўна “бесстаронняй” выяўляюць збольшага ўласную бездапаможнасць пры спробе аналізу сучасных грамадскіх працэсаў.

Не будет никакой «национальной» идеи, пока мы не признаем то, что нас разъединяет, и пока политика не станет сферой, где учитывается вся сложная картина белорусского общества.

Лукашенко, как и другие диктаторы, выучил урок о том, что для сохранения авторитарной системы крайне необходимо поддержание ее легитимности в глазах подвластного народа.

Кирилл Горошко

Созданный объединением «Полісьсе»этнополитический миф представлял собой комплексный и теоретически разработанный конструкт, который кардинально противоречил ранее усвоенным мифологическим нарративам.

Интернет-активизм стал одной из самых обсуждаемых тем последнего времени. Но не может ли интернет стать инструментом манипулирования общественным мнением в руках государства и владельцев сетевых сервисов?

Ребекка Маккиннон

В обществе сильны еще рудименты семидесятилетнего периода господства коммунистической идеологии, которые выражаются в значительном утрировании значения государственной власти.

Людмила Климкович

Любые попытки какой-либо политической силы  навязать обществу свою идеологию в качестве единой неприемлемы для демократии.

Заходнерусісты праваслаўнай плыні грунтуюцца больш не на палітычных, этнічных канцэптах, а, хутчэй, на Праваслаўі, дзе гістарычныя даследаванні, галоўным чынам, спрыяюць рэабілітацыі Праваслаўя і яго гістарычнай ролі.

Для описания идеологической основы белорусской политики лучше всего подходит формулировка В. Пелевина: «Раньше был этот коммунизм, а теперь, когда он закончился, никакой идеи нет вообще».

Похоже, исторический оптимизм не является более краеугольным камнем официальной идеологи политического режима Беларуси.

Беларускі каталікі выступаюць усяго толькі ў якасці разменнай манеты, і дапамога ім дзяржавай аказваецца не дзеля іх саміх, а дзеля таго, каб паўплываць на Ватыкан, які мае “абараняць інтарэсы” беларускага рэжыма.

Авторам учебного пособия удалось по каждой изучаемой идеологии подготовить тексты с очевидными проблемными ситуациями с тем или иным уровнем трудности в их осмыслении.

Владимир Божанов

Жизнь в Беларуси – это перманентно распадающаяся коллективность, которая не может быть собрана железной рукой государственной идеологии, сталинской механикой номенклатурной политики, устранением оппонентов, страхом, запугиванием и репрессиями.

Пры ўмове трансфармацыі аб’яднання Белая Русь у палітычную партыю і пераходзе да прапарцыйнай выбарчай сістэмы правядзенне парламенскіх выбараў у 2012 год па партыйных спісах гарантуе перамогу гэтай арганізацыі.

Вот уже 2 месяца в интернете и среди экспертов и аналитиков не утихают дискуссии на темы "кто виноват?" и "что делать?" Впрочем, очень характерные для завершения всякой политической кампании.

Никто не сомневается и в самой развязке, даже наш лидер все чаще напоминает, что он не вечен. Разница лишь в том, что одни стараются отдалить момент изменения системы, а другие стараются его приблизить. Вот и все «принципиальные» различия.

Нарыс палітычнай гісторыі ў святле генезісу і эвалюцыі шматпартыйнасці

Ідэя партыі як групы аднадумцаў, якіх лучаць супольныя інтарэсы пэўных сацыяльных груп і якія намагаюцца гэтыя інтарэсы бараніць праз удзел у выбарах і заваёву дзяржаўнай улады, узнікла адносна нядаўна, за тым часам, калі гэныя самыя выбары і з’явіліся.

Улады паставілі Цэрквы перад сур’ёзным маральным выбарам, зрэшты, гэты выбар стаіць ужо даўно, але цяпер у гэтым полі пачынаюць з’яўляцца новыя гульцы.

Беларусь – это бессловесное общество. Место идеологии занимает общественная психология – мировоззрение мещан и консумеров. Политическая борьба власти и оппозиции могла бы осуществляться только на уровне идеологии…

Можно табуировать политическую публичность. Без нее общество может обойтись. Пусть правящий режим спит спокойно. Но вот без публичности в сфере науки, культуры, этики обойтись нельзя. Без них общество задыхается в смраде коммунального общения.

Другая ситуация в государствах, где лидер, как бы он не обзывался формально, фактически является единоличным правителем. В этом отношении Северная Корея нам гораздо ближе, чем монархия, например, Швеции.

Не имеет смысла утверждать, что подобной серией публикаций стратегия «думанья Беларуси» будет окончательно исчерпана. Но, кто желает, может попытаться исполнить это лучше или хотя бы сопоставимо.

От вала более-менее качественной системной и не очень публицистики произведен переход к достаточно серьезному исследованию, тщательно прорабатывающему соответствующие определения и квалификации.

Несмотря на реализованные академические программы, разработанные учебные планы и освоенные бюджеты, содержание идеологического проекта действующей элиты может быть сформулировано относительно лаконично: «Лукашенко всегда прав».

Бліжэйшае дзесяцігодзьдзе будзе пераўтварэньнем трасянкі ў культурны міт і пашырэньнем гэтай міталёгіі. Але ёй ня выціснуць нарматыўную беларускую мову – і наадварот.

У нас в обществе идеи консолидации вообще придается какое-то мистическое значение. В результате все забывают осмыслить главное: что именно должно получиться после консолидации и хорошо ли это.

Импульс для принятия нового закона лежит в плоскости усиления государственного контроля в области, которая по недосмотру осталась пока недостаточно урегулированной.

Местная власть под контролем центра сделала все, чтобы гарантировать выполнение разработанного Лукашенко и Ермошиной плана и обеспечить попадание в Советы только людей из «списка президента». У оппозиции не было единой стратегии во время этой кампании.

Радыкальная культурная палітыка ў сваю чаргу можа атрымаць плён, адно калі ўсвядоміць, што яе спробы кіравання ідэалогіяй культуры не могуць заставацца апрычонымі толькі галіной самой культуры.

Современная демократия пытается избежать крайностей эгалитаризма (подавляющего свободу равенством) и элитаризма (утверждающего свободу без равенства). Ей удалось отыскать между ними «золотую середину»  в виде либерального принципа равенства в свободе.

Советское общество в целом не «проговорило», не выявило свою боль и потому не избавилось от тяжелого исторического груза. Напротив, оно всячески замалчивало то, что случилось с ним в прошлом.

Пока взамен ставшего родным каждому белорусу Нефтепродукта осторожно предлагаются новые виды оффшоров: игорный, IT-аутсорсинговый, банковский.

Как правило, оптимальным выходом из ситуации для идеолога и рецепиента становится лицемерие. Оба делают вид, что верят. Первый в то, что пропагандирует, второй – в то, что ему говорят.