Материалы на тему «культурная политика»

Государственная политика и российская пропаганда

Если пророссийские информационные войска пытаются манипулировать  термином «мягкая беларусизация», то это никак не значит, что мягкой беларусизации нет в принципе.

Определение, мягкая сила и исторический контекст

Опыт беларусизации 1920-х – это не «правильная беларусизация» и образец для подражания, но иллюстрация неэффективности принудительной беларусизации сверху.

Заснаваныя на каштоўнасцях мары разбіліся аб тэхнакратаў

Нават у ідэальнай сітуацыі, калі будзе палітычная воля на сапраўднае дзвюхмоўнае заканадаўства, цяжкасці такой рэформы сістэмы дзяржкіравання не знікнуць.

Развагі над кнігай Алены Маркавай

Пакуль гісторыяй будуць спэкуляваць скрозь і ўсюды, бачачы яе як маніхэйскае змаганьне двух абсалютаў, мы ня можам і разабрацца, ролю і месца чаго і каго варта крытычна перагледзець у нашым культурным каноне.

«Свидетельство соотечественника» для проживающих за рубежом белорусов

Идея создания подобного документа – прогрессивная, но без реальных экономических стимулов сотрудничество Беларуси с диаспорами не будет особенно эффективным.

За БНР придется конкурировать с государством

Зарыв голову в песок и повторяя «никакой мягкой беларусизации не существует», можно избежать необходимости осмыслять сложные и противоречивые процессы, происходящие в государстве.

Адраджэнства, гэты від нацыяналізма, – тое, што мусіць быць пераадолена

Будаваць дзяржаўнасьць і нацыю трэба з таго, што ёсьць, і там, дзе ёсьць як гэта рабіць. Іншымі словамі, з тымі суграмадзянамі, якія ёсьць, і побач з Расеяй, і іншымі суседзямі.

Что тут похищено? Общие места? Горстка типовых вербальных оборотов, которые легко сложит любой американец с полным средним образованием? На них впору лепить ярлык public domain. Нельзя украсть то, что принадлежит всем.

Главная беда с контрабандой культуры – в том, что ее нельзя утвердить, построить и возглавить. Она продуцирует не массовку, а одиночек. Способных обмениваться продуктами своего одиночества.

Идет постполитический торг за нишевые возможности в обмен на позиционный нейтралитет.  «Новые мягкие» не альтернативны – поскольку озабочены не ломкой существующего порядка, а его комфортной оптимизацией.

Ротация музгероев сменилась чехардой постов, стадионный успех – счетчиком лайков, долгосрочные схемы продвижения – скоростным фэйсбучным пинг-понгом. Глобальный плэйлист разлетелся на миллионы частных преференций и локальных пристрастий.

Двести цитатчиков не сложатся в одного пророка. Триста несвобод – в одну свободу. Хаотичный обмен суждениями в режиме парной импровизации уважаемых персон не станет открытием.

«Марцев» важен не как хроника эпохи, а как опыт самооправдания одного из ее конструкторов и дизайнеров. И одновременно – ключ к пониманию наших общих косяков и тупиков.

Наше золотое подполье не превратилось в мэйнстрим, а те, кто делал «Альбом», так и остались на окраинах легального культ-процесса. Для них беластоцкое шоу – сентиментальный реюнион.

Таму сёння задача не абуджаць ад сну, але ствараць сны. Бо сны мы не толькі бачым – але ў іх удзельнічаем, і нават бадзёрасць ёсць сучаснаю формаю сненняў.

Именно из этих частных историй и должна в итоге сложиться общая – не генеральская или президентская, а низовая – история войны. Но для этого надо отключить опцию победного угара.

Что дальше? Лявон Вольский в кремлевском Дворце съездов? Tiger Lillies на съезде БРСМ?

«Наконец-то времена меняются», сказал в прошлом месяце Мик Джаггер своим кубинским поклонникам на испанском языке. Возможно, так и есть. Обама высказал аналогичную мысль в своей прощальной речи в Гаване.

Савецкія формы жывіліся беларускай энэргіяй, хавалі пад сваёй абалонкаю змест, які прарастаў насуперак, але самі па сабе гэтыя формы – даўно трупы. І ўжо існуюць формы зусім не савецкія.

Для сообществ закрытого типа главной ценностью оказывается мобилизационное идейное единство, базовым месиджем – борьба за него, главной задачей – захват культурного поля и превращение альтернативы в мэйнстрим.

Реально работает и делает артиста статусным не сам факт принадлежности к определенной группировке, а подключенность к механизмам роста, присущим любой живой культуре.

Актуалізм чулы на неадкладныя здарэнні дый непасрэдныя грамадскія трансфармацыі, ён накідываецца з сацыяльна-палітычнаю крытыкай, прагне зменаў інстытутаў, групаў, грамадства.

Когда все изменилось? Когда страна стала тормозить и прозападные политики из «молодых львов» один за другим повылетали с ведущих позиций. Пришел новый режим и стал лепить из державы гибрид агрогородка и Северо-Западного края.

Где народные пьянки под вывеской «Мы снова всех сделали!»? Нулевой публичный эмоциональный резонанс события позволяет заключить: реального события для публики просто не случилось. Возможно, потому, что это уже не публика.

Умонастроения советского общества сталинской поры были настолько угрожающи для жизни Пастернака, что он вынужден был отказаться от премии… На что же спровоцировала и что протестировала в постсоветском обществе нынешняя номинация?

Банальный статус повелителя душ и властелина сердец к новому нобелевскому лауреату не применим. По крайней мере в Беларуси. Просто нет такой задачи у автора – нравиться.

За каждым хождением во власть – стайки обиженных культур-партизан. Сменится власть – обиженных меньше не станет. Поскольку управляемая культура травматична по определению.

Автор указывает, что «белорусские силовики установили исторический рекорд финансирования – 15.5% от совокупных расходов республиканского бюджета». Но много это или мало в ситуации экономического застоя?

Бабкоў шукае немагчымае. Клінаў гандлюе сваім прыватам. Бабкоў будуе шматзначную містэрыю. Клінаў сыходзіць да балагану. Саторы для першага. Сукачоў для другога. Цукар па гусце. Рэшта на сподку…

Несколько тезисов для холодных времен

Мы догоняем евро-поезд по многим параметрам. Но я абсолютно не уверен, что нужно суетливо поспешать за глобальным культ-процессом. Евростандарт – это путь в тупик.

Что случилось с белорусскими умниками в новые времена? Большинство оказалось служащими. Меньшинство сменило уровень претензий и частоту вещания. Но проститься со «звездностью» пришлось всем. И понять, что страна тебе, такому умному, ничего не должна.

У нас было всё: эстрадные оркестры и пришибленные ВИА, вокальные квартеты и семейные дуэты, симфонические поэмы и оперный театр. А ракенрола не было.

Гісторыі, аднойчы расказаныя, не паміраюць; у нацыяналізмаў аніяк не менш падставаў для жыцця, чым, скажам, у фемінізма ці марксізма (што зусім не радыя канкурэнтам).

Таму бязь сэнсу абараняць «Жыве Беларусь!» як фільм – па вялікім рахунку, няма там што абараняць. Пасрэднае кіно. А вось як мабільную прэзэнтацыю айчыннай драмы адзначыць можна.

В видении властей Беларуси сфера культуры лишь служит инструментом для формирования других вещей, будь то патриотизм или международный престиж страны.

Насколько государство уходит из экономической стороны культуры – настолько оно должно уйти и из идеологической.

В оценке культурной жизни доминируют количественные показатели в ущерб экспертным оценкам, соцопросам и прочим вариантам оценки результатов деятельности.

«Убыточных предприятий нашей отрасли в 2012 году не было», – бодро отчитался министр. Правда, речь шла лишь о 9 коммерческих предприятиях Минкульта, а тысячи хронически убыточных ДК остались за скобками радужной статистики.

На основании белорусского опыта есть все причины сдерживать любой оптимизм относительно нормативно-правового акта до момента его окончательного принятия и вступления в силу.

Такие формулировки по сути дают чиновники право признавать деятелями культуры лишь определенных людей, отказывая в этом праве другим.

К сожалению, реконструкция Купаловского театра – не исключение из правил, а типичный пример того, что происходит с памятниками архитектуры в Беларуси.

Обзор кейсов стран с проблемами в демократии позволяет сделать выводы о том, что можно сделать для достижения лучших результатов в белорусском кинематографе уже сегодня.

Сколько денег налогоплательщиков тратится на киноискусство в Беларуси, чего государство хочет достичь в своей политике по поддержке кинематографа и почему Лукашенко в своем определении кино цитирует Ленина?

Актуальное искусство в поисках локальной прописки
Они нас впустили, хотя у них тряслись руки-ноги… Я считаю, что на данном этапе, в данном месте и для данного контекста – это успех.

Предпринимаемые властями действия не способствуют достижению целей культурной политики государства: как декларируемых в документах, так и реальных.

Социолог Баррингтон Мур когда-то категорически заявил: «Нет буржуа – нет демократии». Марксисты не осуществили свою коммунистическую утопию, потому что зрелый капитализм создал общество, основой которого был средний, а не рабочий класс.

Для описания идеологической основы белорусской политики лучше всего подходит формулировка В. Пелевина: «Раньше был этот коммунизм, а теперь, когда он закончился, никакой идеи нет вообще».

Один из классиков либерализма Роберт Нозик полагает, что причина кроется в системе школьного образования, воспитывающей в будущих интеллектуалах желание превратить мир в один большой урок.

2011 год для Беларуси различные эксперты неоднократно называли «переломным моментом», и тому было немало оснований: в экономике. Зеркало культуры наилучшим образом отразило в себе все эти тенденции и в том числе те, которые не сразу заметны невооруженным глазом.

Если проект социально-экономического развития на 2011-2015 годы привлек некоторое внимание сознательной общественности, то задачи культурного развития были артикулированы в роковой тишине.

«Сучасны Беларускі Каляндар» – очевидный шаг назад: на мой взгляд, он играет с банальными кодами и воспроизводит предсказуемые образы. Гюльчатай, покажи плечико!

Белорусское кино пробует новый формат

Раньше считали, что Беларусь – это лапти, вышитые рубашечки и «Лявониха». Теперь будут думать, что Беларусь – это многоязычие, мистика и русская колониальная политика. Новый штамп. Такой же плоский, как и предыдущий.

Сёлета арганізатары ўпершыню зрабілі з «Лістапада» фестываль. Сапраўдны фестываль -- і фестываль зусім ужо не савецкі. Колішняе рыззё «узнагародаў саюзнай дзяржавы» яшчэ сарамліва выстаўляецца на сцэне, але змест ужо зусім іншы.

Любое мастацтва -- гэта не толькі мастацтва само па сабе, але і прастора, дзе гэтае мастацтва разгортваецца. Гэта камунікацыі й сустрэчы. Што да кіно -- гэта яшчэ і вялікая індустрыя.

Истеричная монологичность «Даха» связана с тем, что нормальных каналов коммуникации, в том числе и художественной, здесь не существует. Любая выставка – грандиозный риск.

Ці магчымая такая сітуацыя, калі ў афіцыйным дыскурсе сучаснай беларускай улады міфалогія Грунвальдскай бітвы пачне выцісняць міфалогію Вялікай айчыннай вайны.

Вяртанне Геніюш у школьныя падручнікі, святкаванне ейных юбілеяў на дзяржаўным узроўні, зусім не будзе азначаць, што рэжым раптам рэабілітаваў Геніюш. Гэта будзе азначаць толькі, што сам рэжым – абваліўся.

Похожие сюжеты я помню по перестроечным толстым журналам, когда на нас обрушился девятый вал прежде запрещённых тем и героев. «Колымские рассказы», «Дети Арбата» и прочее.

Бліжэйшае дзесяцігодзьдзе будзе пераўтварэньнем трасянкі ў культурны міт і пашырэньнем гэтай міталёгіі. Але ёй ня выціснуць нарматыўную беларускую мову – і наадварот.

Інтрыгай Канскага фэсту было сутыкненне фільму Лазніцы — з карцінаю Міхалкова «Стомленыя сонцам 2». Калі Лазніцу ўзнагародзілі бы, то гэта выклікала бы найдзічэйшы крык.

Паветра творчасці, сьмецьце імперый

Существуют локальные группки, играющие с кинокамерой, со сценариями. Но нет каналов для их реализации. А это уже вопрос общекультурной ситуации.

Радыкальная культурная палітыка ў сваю чаргу можа атрымаць плён, адно калі ўсвядоміць, што яе спробы кіравання ідэалогіяй культуры не могуць заставацца апрычонымі толькі галіной самой культуры.

Провластная аттракционность уравновешивается кинопанком. Плюс и минус. Это ситуация кануна, когда картонные декорации разъедаются изнутри.

Частные инициативы в контексте управляемой культуры

Поглощение частных инициатив административным ресурсом – характерная черта белорусской культурной политики. Насколько такой подход эффективен?

Адна з магчымых прычынаў вяртання старых дасавецкіх назваў – актывізацыя былых камуністаў (к выбарам, прынамсі, чакаецца), якія, дарэчы, таксама змянілі назву.

«Маргинальное положение Беларуси, в истории часто негативно воздействовавшее на идентичность и менталитет белорусов, в наши дни может стать конструктивным фактором развития Беларуси современной.»

Однако за формой «неработающего» смеха за кадром официального беларусского ситкома, мы склонны видеть определенный положительный потенциал. Потенциал этой культурной формы еще не до конца реализован и, вполне вероятно, может быть реализован иначе.

Вслед за проблемами они признают школы, в которых могут существовать такие проблемы. А затем и саму систему, в которой могли появиться такие школы. Тут появляются политики, которые готовы решать проблемы.