Материалы на тему «Казахстан»

Казахстан становится «второй опорой» США в Средней Азии

Соперничество между региональными лидерами пока не проявляются в жесткой форме, но очевидно, что интересы Ташкента могут быть в конфликте с интересами Астаны.

ЕАЭС на пороге серьезного внутреннего конфликта

ЕАЭС на пороге серьезного внутреннего конфликта и возможно кризиса. Таков предварительный итог президентских выборов в Кыргызстане.

ЕАЭС должен был стать основным и наиболее привлекательным проектом  в регионе, но даже малые страны оказывают сопротивление прямому вовлечению в этот проект.

Одним из самых заметных событий уходящей недели стало заявление президента Казахстана о переводе казахского языка на латиницу. Такое решение имеет не только национальное, но и региональное значение.

В действительности заявленная конституционная реформа и передача полномочий носит характер минимальных изменений системы и в целом – формы правления.

Встречи глав государств интеграционных объединений исключительно редко нацелены на достижение каких-либо результатов, их главное назначение – демонстрация взаимной поддержки.

Едва ли не самая больная для Беларуси проблема в отношениях с Россией – это введение РФ односторонних запретов и ограничений в отношении белорусской продукции. Поэтому председательствующая в ЕАЭС Беларусь потребовала от ЕЭК проанализировать причины этой ситуации.

Как бы то ни было, удержать власть гораздо сложнее, чем ее получить. Но еще более сложно использовать власть с умом не для себя, а для страны. 

Политики так торопились создать новый торговый союз, что предоставили его участникам фактически полную свободу от обязательств во взаимной торговле.

Кремль не станет слишком уж сильно нажимать на одного из своих крайне немногочисленных сторонников. СГ будет сохраняться им как резервный вариант на случай неблагоприятного развития событий.

При реализации планов транспортировке энергоресурсов неизбежно возникнет угроза господствующим позициям России на этом рынке.

Если Комиссию не удовлетворят обоснования Москвы о необходимости введения ограничительных мер в отношении определенной категории украинских товаров, то Россия все же может ввести их в одностороннем порядке на срок не более шести месяцев.

Если потери, связанные с открытием внутреннего рынка, окажутся весьма ощутимыми и приблизятся к объему нефтяных бонусов, белорусская сторона, как кажется, найдет возможности, как защитить отечественный рынок.

Евразийский экономический союз будет не только опираться на абсолютное неравенство участников в пользу одного субъекта, но и на авторитарные методы управления, противоположные принципам строительства ЕС.

Разноскоростная интеграция стран «тройки» в ВТО будет и далее расшатывать конструкцию интеграционного объединения. В то же время сырьевая ориентация стран «тройки» будет увеличивать риски для их экономик.

Москва мало обращала внимания на Россию, то есть на пространства, которые уже «освоены», точнее сказать, заняты. Поэтому к предложениям Назарбаева она вряд ли прислушается с должным вниманием.

Жертвуя своими интересами в интеграционной «тройке» и неся при этом ощутимые потери, белорусское руководство категорически не согласно с тем, что российские чиновники называют дотациями в отношении Беларуси.

Что касается документа белорусского МИД, то он наверняка привел бы в восторг самого Шарля Мориса де Талейрана, считавшего, что язык нужен дипломату для того, чтобы скрывать свои мысли.

Но: не прекратились продовольственные «войны» между российскими фермерами и белорусскими колхозниками после ухода со своего поста главного разжигателя взаимной вражды Геннадия Онищенко.

События в Украине стали нетривиальным вызовом Таможенному союзу, который уже через год должен превратиться в полноценный Евразийский союз: под вопросом оказалась интегративная привлекательность нового объединения.

Раздел «Энергетика» – фактически краеугольный камень евразийской интеграции для всех ее участников. И пока этот «камень» остается неподъемным.

На финишном этапе обозначились не только явные провалы в создании Единого экономического пространства, но принципиальные противоречия по видению самой архитектуры будущего союза.