Материалы на тему «российско-белорусские отношения»

О чем удалось договориться Путину и Лукашенко

Три основные для официального Минска актуальных вопроса – цены на газ, открытость российского рынка и прозрачность общей границы – не решены.

Но реальность не отступает

В новых условиях все декларируемые мотивы интеграции, и все скрываемые (участниками даже от себя) должны и неизбежно будут меняться.

Ключевое условие – цена на газ

Немногим больше года осталось до официально объявленного запуска общего электроэнергетического рынка ЕАЭС – 1 июля 2019 года. Однако реально единый энергорынок в ЕАЭС к этому сроку не заработает.

Балансирование в новой ситуации

Сегодня на Западе Беларусь воспринимают как союзное России государство, но постепенно происходит осознание различий их национальных интересов и внешней политики.

Проект самолетов Ан-148/158/178 так и не стал коммерчески успешным

Даже в условиях мира покупатели не выстраивались в очередь за Ан-148. А сейчас есть реальная угроза блокирования поставки комплектующих одной из стран по политическим мотивам.

Хорошо, когда интеграционных структур много

К признакам реанимации СГБР можно отнести готовящееся соглашение о взаимном признании виз, которое в очередной раз пообещали заключить в недалеком будущем.

Лукашенко пожелал российскому народу «сделать правильный выбор»

Приход же в Кремль любого нового человека неизбежно привел бы к необходимости выстраивания новой стратегии с далеко не обязательно более позитивными результатами.

О новых фейках и старых проблемах в информационной сфере

Все участники массовых коммуникаций по поводу последних изменений в военно-политическом сотрудничестве Беларуси и России действовали не очень профессионально и довольно беспечно.

Девальвация статуса особого союзника

Москва больше не рассматривает Минск в качестве особого партнера в сфере обеспечения безопасности Союзного государства, как это было изначально предусмотрено его архитектурой.

Сегодня белорусский топливный рынок привлекателен для транзитного транспорта

К аргументам нефтепереработчиков о необходимости разморозки ценников на АЗС, высшее руководство страны пока не прислушивается.

Политика балансирования между враждующими сторонами близка к исчерпанию

«Кремль посредством данных учений демонстрирует западному сообществу полную подчинённость и подконтрольность Беларуси целям и задачам стратегии эскалационного доминирования в контексте противостояния с Западом».

Все это в действительности про НАТО

Какие основные уроки мы сможем извлечь из учений «Запад-2017» к тому моменту, когда российские войска покинут Беларусь?

К возможности нового нефтяного конфликта

Российским железнодорожникам и портовикам придется сильно постараться, чтобы экономически обосновать белорусским нефтяникам, почему они должны направить свои грузы в Усть-Лугу, Санкт-Петербург или Приморск.

Беларусь очень нуждается в росте цен на нефть

Как нефтяные сверхдоходы и газовая субсидия влияли на экономику Беларуси раньше? Как изменилось это влияние, и при каких условиях возможно восстановления прежних объемов дотирования за счет российских нефтегазовых субсидий?

Кремль пытается подорвать евроатлантическую солидарность

Посредством данных учений Кремль демонстрирует западному сообществу полную подчинённость и подконтрольность Беларуси целям и задачам стратегии эскалационного доминирования в контексте противостояния с Западом.

Кредиторская задолженность vs дебиторская

Ровно выстраиваются партнерские отношения с украинскими фирмами. Здесь за полугодие дебиторская зависимость белорусским организациям составила BYN 22,7 млн, а белорусы просрочили свой долг на BYN 24,4 млн.

Россия готовится к проведению собственных масштабных учений «Запад»

Российская сторона пытается ещё раз поставить под сомнение реальный военный и политический суверенитет Беларуси в глазах мирового сообщества и заложить почву для недоверия к ней.

«Скромное» военное присутствие России на территории Беларуси

Легенда учений косвенно ставит под сомнение единство Беларуси, обозначая в качестве условного противника конкретный регион Беларуси и воспроизводя тезисы российской пропаганды относительно вероятности дестабилизации обстановки в стране.

Дело журналистов ИА Regnum

В обычных обстоятельствах над утверждениями типа того, что собственно белорусской нации не существует, а есть некая ветвь русской, можно было бы только посмеяться, а потом забыть.

Могут ли военные учения спровоцировать кризис в регионе

Беларусь может стать стороной противостояния благодаря размещению исключительно, казалось бы, оборонительных вооружений на собственной территории.

«Осажденная крепость» и «эскалационное доминирование»

В настоящих условиях основной задачей для белорусской внешней политики станет предотвращение втягивания страны в новый виток конфронтации между Россией и США.

США переходят в отношении России к стратегии принуждающей мощи

Нынешний закон по сути объявляет охоту на российскую элиту и развязывает руки США для введения новых санкций за те или иные действия российских элит, которые США посчитают враждебными.

Новый санкционный закон: «большая сделка» с Трампом отменяется

Из-за ужесточения санкционного режима могут возникнуть проблемы с так называемыми интеграционными проектами в сфере промышленности в рамках Союзного государства.

Понижательная фаза американо-российских отношений

Дальнейшая деградация двустороннего взаимодействия становится неизбежной, причем ущерб России может быть чрезвычайно существенным. Естественно, возникает вопрос об ответных мерах.

Рациональность в российско-белорусских отношениях

«Братство» девальвирует стоимость оказываемых Беларусью России услуг и снижает вес белорусских аргументов в переговорах об условиях сотрудничества.

Пределы ответственности: Беларусь в миротворческих операциях

Отправка белорусского контингента в Сирию может существенно осложнить взаимоотношения Беларуси с региональными и нерегиональными игроками, чего официальный Минск будет всячески избегать.

Судя по тому, что Минск вплотную решил заняться перевооружением белорусской армии, вопрос российского военного присутствия на территории Беларуси опять возник в повестке дня в белорусско-российских отношениях.

Оглашенные задачи неизгладимого впечатления, по большому счету, не произвели. За исключением, разумеется, планов бросить миру вызов в области высоких технологий и цифровой экономики

Профильные белорусские чиновники заявляют, что снижение объема переработки нефти НПЗ до 18 млн тонн в год не будет иметь серьезных негативных последствий для белорусской нефтяной отрасли.

Чем завершится очередная попытка уйти от внутрикорпоративного субсидирования, спрогнозировать сложно, учитывая, что такая политика ранее терпела фиаско.

Тенденция с дальнейшим увеличением присутствия российских товаров на белорусском рынке сохранится, чему будет способствовать отсутствие таможенных пошлин между странами. 

Российский рынок сохранит свою привлекательность для белорусских предприятий, однако ужесточение конкуренции, в том числе из-за административных барьеров со стороны профильных российских ведомств, неизбежно.

А теперь и на восточном направлении успеха нет, неудачи давно стали хроническими. И выходит, что альтернативы нет ни там, ни здесь. А она всегда есть. Только не для тех, кто ее не желает видеть.


Вполне вероятно, что в ближайший год-два Беларусь и Россию ждет если не новый нефтегазовый конфликт, то как минимум сильное обострение противоречий.

Только около 2% электричества в Беларуси было выработано с использованием источников энергии, отличных от природного газа, и только около 11% энергии, используемой для отопления.

В условиях демонстрируемой Москвой откровенно агрессивной политики Запад не особенно стремится подталкивать официальный Минск в ее объятья, чему, несомненно, будет способствовать возобновление санкций.

Значение союзника, обладающего даже относительно невысокой степенью свободы в своей внешней политике, значительно выше, чем союзника, который является, образно выражаясь, обкуском твоей собственной судьбы.

Можно допустить, что по поводу выдачи Баранчика начнутся разного рода проволочки с выставлением явных или, что более вероятно, скрытых условий. Соответственно, выдача может стать итогом некоего торга.

Встает реальная проблема разрешения массы гуманитарных вопросов населения этих территорий. В изоляции оказываются миллионы, в худшем варианте мы будем иметь всплеск двух потоков беженцев – на Украину и в Россию.

Впрочем, однозначным представляется и то, что ход дальнейшего развития сложившейся ситуации решающим образом зависит от действий самих властей, а не протестующих.

Прибегнув к административному ресурсу, власти рискуют получить более масштабные протесты на более позднем этапе, а также усиление влияния силового блока.

Случайно или нет, но главным бенефициаром уже произошедших протестов, а также анонсированных новых протестов, может оказаться Российская Федерация.

Если главные лица России и Беларуси поручают вести переговоры подчиненным, то, скорее всего, даже предварительное согласие по большинству накопившихся противоречий не достигнуто.

Если в ближайшие дни Минску и Москве и удастся снять разногласия по текущему газовому спору, то белорусской стороной в повестку уже внесен новый пункт – «выравнивания» цен на газ в России и Беларуси.

До сих пор так и не нашел своего разрешения вопрос о цене поставляемого Беларуси газа. Вдобавок к этому неожиданно возникли противоречия в идеологической сфере.

В настоящей ситуации доктрина нейтралитета – это едва ли не единственный сценарий, который позволяет официальному Минску сохранить политическую стабильность.

Стратегия БНК нацелена на получение максимального эффекта от экспорта нефтепродуктов, поэтому компания стремится меньше топлива продавать через порты, а больше – на рынках соседних стран.

Пока же редкие спикеры (преимущественно от власти) говорят за нас и вместо нас, создавая для внешнего наблюдателя примитивные и уродливые схемы и шаблоны восприятия белорусов.

Сначала главным образом Россия представляла Беларусь на международной арене, затем – по мере развития белорусской внешнеполитической инфраструктуры – Беларусь стала говорить сама за себя, затем, по мере заплыва РФ в изоляцию, стала пытаться представлять последнюю на международных площадках.

Новые ценники на АЗС – вопрос времени. Вероятно, правительство оттягивает принятие этого решения, чтобы не подстегнуть инфляцию и не нанести «удар» по макроэкономической стабильности – главном его достижении в нынешнем году.

Украинцам и белорусам следует запастись терпением и с пониманием встречать те шаги друг друга, которые не отвечают пожеланиям или лучшим ожиданиям каждой из сторон.

Учения «Запад» традиционно воспринимаются западными военными аналитиками как реальное подтверждение того, что Беларусь не является суверенным государством в военном плане.

При подготовке к учению «Запад-2017» антинатовская риторика из Москвы будет нарастать. Одновременно возрастет и интенсивность коммуникации Минска и западных столиц.

В целом для российской элиты, отвечающей за практическую реализацию экономической политики, пагубность зависимости от «углеводородной ренты» – хорошо известный, но, скорее, теоретический вопрос, по-прежнему не влияющий на принятие текущих решений.

(Фрагменты раздела работы «Элементы нейтралітэту ў беларускай знешняй палітыцы і палітыцы нацыянальнай бяспекі»)

Беларусь пачала актыўна ажыццяўляць канстытуцыйнае палажэнне аб нейтралітэце. Праблема ў тым, што беларускі нейтралітэт не прымаецца і нават не прызнаецца як такі і іншымі партнерамі краіны, у тым ліку на Захадзе.

Межбюджетное субсидирование нацелено на сближение цены на газ для белорусских и российских энергетиков лишь к 2019 году, для остальных потребителей Беларуси – лишь к 2025 году. Темпы этого сближения не устраивают белорусское руководство.

Сам ход торгов обнаружил, что Беларуси необходимо менять переговорную команду с Россией, стиль их ведения прежней командой, по всей видимости, устарел.  

Разговоры об отработке отражения возможного вторжения со стороны России скорее следует отнести на счет влияния событий последних двух лет на психологическое состояние части белорусского социума.

Можно предположить, что Кремль сделает шаги навстречу лишь при очевидных уступках Минска и «железобетонных» гарантиях стабильности дальнейших правил игры на энергетическом рынке.

Может ли Россия строить равноправные отношения с Беларусью, или же эти отношения основаны на асимметрии экономических и политических интересов, а потому неизбежно будут скатываться к патрон-клиентельской схеме?

Существуют ли варианты таких добровольных действий Беларуси, которые склонили бы российскую сторону не применять силу в отношении белорусского государства?

Нынешнюю ситуацию можно понимать как переходную – от миропорядка, основанного на балансе сил и обеспечивающего взаимное сдерживание через угрозу гарантированного взаимного уничтожения, к миропорядку, основанному на дисбалансе сил.

Судя по всему, союзникам не удастся договориться по всем газовым вопросам, если не будут решены спорные позиции по поставкам российской нефти в Беларусь.

«Газпром» может повысить инвестиционную составляющую в цене на газ для Беларуси и за счет этого избежать снижения цены, но с определенной выгодой для Беларуси.

Системный популизм в Беларуси уже в течение двадцати лет ослабляет институты государства: парламент, партии, бюрократию и периодически дезинтегрирует политическую элиту.

Есть шанс реализовать мечту Леви-Стросса – произвести редукцию культуры к природе. Наш путь – это высокотехнологичное натуральное хозяйство. Низкая плотность населения позволяет перейти к пост-урбанистичным моделям расселения.

Из-за падения мировых цен на нефть для Беларуси стала более выгодна привязка не к российской цене на газ, а к европейской формуле ценообразования.

Претерпели ли изменения позиции действующего главы государства в отношении выстраивания равноправного сотрудничества со странами Евросоюза и Запада в целом?

За уступками в политике скрывается влияние определенной пророссийской группы в ближайшем окружении главы государства, во главе с действующим премьер-министром Беларуси.

Цена российского газа для Беларуси за последние 2 года снилась примерно на 14%, в то же время для некоторых западных стран и стран Балтии цена упала более чем на 50%. Почему так?

Вопрос о том, стремятся ли белорусы и русские к утраченному раю единства, или же намерены строить взаимодействие на основе приоритета национальных суверенитетов, остается открытым.

Существенно изменился и характер ведения войны: современные военные конфликты (ливийский, сирийский, украинский, йеменский) все больше соответствуют характеристикам так называемых необъявленных (тайных), прокси- и гибридных войн.

Ранее сопоставимый с Беларусью по населению и промышленному потенциалу, а теперь ведущий войну Донбасс «стоит» около USD 1 млрд на поддержку вооружённых сил и других силовых структур Донецкой и Луганской Народных Республик.

Требование «любой ценой защитить тот кусок земли, который достался нам в наследство» – явный признак того, что посягательства России на национальный суверенитет достигли пиковых показателей.

Беларусь является членом ОДКБ и имеет стратегические соглашения в военной сфере с Россией. Однако ограничивают ли эти соглашения возможность Беларуси вести себя нейтрально? Как показывают украинский и сирийский кризисы – нет.

Вводить ограничения для украинских товаров странам-участницам евразийской интеграции сейчас абсолютно невыгодно  в том числе из-за теряющего свою привлекательность евразийского проекта.

Вырисовываются две основных тенденции прошедшего года – очередное «потепление» отношений с Западом и активизация коммуникации с Брюсселем; возникновение предпосылок для серьезного кризиса во взаимоотношениях с Кремлем.

Цена российского газа для Беларуси в 2016 году может отличаться от среднегодовой экспортной цены «Газпрома» всего лишь на 20-22 USD, в то время как  в 2015 году эта разница была примерно в 5 раз выше.

Российские геополитические авантюры нанесли гораздо больший ущерб экономике РБ, чем самой РФ, что вполне может стать инструментом экономического принуждения РБ к более глубокой интеграции уже в ближайшие годы.

Вопрос будущего года: держать белорусский сегмент госзакупок на замке или открыть его с расчетом на вхождение в аналогичный сегмент? 5 млрд USD против 250 USD.

Возможно, пришло время вернуться к букве и духу Основного закона, статья 18 которого провозглашает целью достижение безъядерного и нейтрального статуса.

И тем не менее, на наш взгляд, реформы будут. Однако они будут совсем не те, которых ждёт бизнес-сообщество, академическое сообщество или проевропейское гражданское общество Беларуси.

Латентных и явных симпатизантов идеологии «русского мира» среди беларусов может оказаться очень много благодаря 20-летней советизации массового сознания властями РБ и лично президентом А. Лукашенко.

Эффективность «силовых действий» России ограничена лишь регионом некоторых постсоветских государств. К сожалению, Беларусь относится к их числу.

Вступление Беларуси в ВТО приведет к усилению конкуренции: изменится экономическая структура рынка труда, обострятся проблемы ряда предприятий, которые уже сегодня неконкурентоспособны.

Российское руководство на данном этапе не столько заинтересовано в размещении авиабазы на территории РБ, сколько в разговорах о ней.

«Гибридная политика» Лукашенко резко понизила цену инкорпорации Беларуси со стороны России. От президента РФ теперь в значительной мере зависит судьба его основного союзника в регионе.

Захват структур ЕАЭС российскими ведомственными лобби – это очевидная угроза, но в полной степени реализоваться она может только по причине попустительства Минска.

Расширение российского военного присутствия – очевидный знак Западу по поводу того, чья здесь зона влияния и о чьих интересах Брюсселю и Вашингтону не следует забывать, ведя переговоры с беларускими властями.

Увеличившиеся с прошлого лета закупки Беларусью и Казахстаном лосося и форели производились именно для последующей переработки и отправки в Россию, а не для внутреннего рынка.

Рост долгового бремени = рост издержек = снижение конкурентоспособности белорусской продукции при сопутствующей перспективе потери позиций на основном рынке. Как результат – отсутствие средств на модернизацию и последующая кризисная центрифуга.

Получение контроля над «Пеленгом» позволяет российской стороне помешать перетеканию в Китай имеющихся в Беларуси технологий в военно-технической сфере, которые в ряде случаев являются уникальными.

Москва, похоже, уже не готова и далее щедро оплачивать интеграцию бывших постсоветских стран, не получив взамен от них твердых гарантий строго следовать в фарватере общероссийской политики.

Российские чиновники заметно подкорректировали документ, который в итоге свелся больше к плану по устранению барьеров во взаимной торговле. Что же касается самого актуального для Беларуси вопроса – финансовой поддержки, то он пока ушел на второй план.

Аналогичная ситуация, но с точностью до наоборот, сложилась после безвременной кончины ОВД, когда его бывшие члены гуськом потянулись к вчерашнему непримиримому врагу.

Едва ли не самая больная для Беларуси проблема в отношениях с Россией – это введение РФ односторонних запретов и ограничений в отношении белорусской продукции. Поэтому председательствующая в ЕАЭС Беларусь потребовала от ЕЭК проанализировать причины этой ситуации.

Не извлекая никаких уроков из украинского кризиса, власти Беларуси решили двигаться проторенным курсом популизма и сохранения авторитарных порядков, рассчитывая, что и в 2015 г. за них заплатит Россия.

Теперь у белорусской стороны появился свой механизм влияния на российских импортеров – подобный тому, которым пользуется РФ, ограничивая поставки на российский рынок белорусской молочной, мясной продукции и сельхозпродукции.

В октябре 2013 года А. Лукашенко даже заявил, что построил бы Эмираты в своей стране, если бы не было необходимости перечислять в Россию вывозные пошлины за нефтепродукты.

Два десятилетия «пророссийской» политики не гарантировало А. Лукашенко защиты от обвинений в предательстве интересов Великой России и втягивания Беларуси в орбиту «русскомирности», где ей суждено окончательно раствориться и погибнуть.

Падение цен на нефть неизбежно ведет к сокращению доли нефтепродуктов в объеме экспорта. И обязательно – к девальвации. И всенепременно – к росту цен на бензин внутри страны.

В ближайшее время белорусские чиновники приступят к переговорам с РФ по поводу выпадающих из налогового маневра для белорусского бюджета доходах в 2016-2017 годах. В Беларуси не исключают, что руководство РФ пересмотрит сценарий проведения налогового маневра.

Если он не изменит свою позицию в выгодном для России направлении, то, может быть, впервые за 18 лет Москва остановит свой выбор на другой персоне, которую, правда, еще нужно найти в авторитарной Беларуси.

Новый подход российского руководства по уменьшению субсидирования Беларуси, который проявился примерно с 2007 года, сделал традиционно свободный доступ многих категорий белорусских товаров на российский рынок предметом разбирательств.

Общеизвестно, что лоббистские возможности функционера в нашей стране определяются регулярностью доступа к «телу №1». В этой связи оптимальной кандидатурой на должность Министра видится кто-то из окружения Виктора Лукашенко.

Нынешняя ситуация, при которой между Беларусью и Россией отсутствует пограничный контроль, но страны не имеют единого визового пространства, порождает некоторые лазейки.

Наиболее вероятным вариантом развития событий является продолжение схемы поставок данной продукции в ограниченных объемах, при этом в качестве ответных уступок Россия может потребовать ускорить приватизацию ряда белорусских предприятий.

После обострения ситуации в Украине ЕС заявил о создании так называемого «Энергетического союза» с необходимой общеевропейской инфраструктурой, которая позволит диверсифицировать поставки энергоносителей в Европе и снизить зависимость от поставок из России.

Сначала планировалось, что на равнодоходные цены Россия перейдет уже к 2011 году, затем из-за неготовности экономики отложили срок перехода на 2014 год, а затем в связи с экономическим кризисом – на 1 января 2015 года. А потом отложили опять.

Применительно к нашему региону речь может идти в теории об облетах российским самолетами границ Беларуси с соседними странами, чтобы «держать в тонусе» их военных.

Стремление России переориентировать транзитные потоки с прибалтийских портов бумерангом ударяет по интересам Беларуси – падает железнодорожный транзит, так как грузопоток сместился в российские порты, расположенные около Санкт-Петербурга.

«Политика России все больше и больше уподобляется американской, которую они ежечасно осуждают. Без всяких на то оснований РФ уже записала себя в ведущие центры силы в мире. Появились некие имперские замашки» (А. Лукашенко, 2003 г.).

В расчете на душу населения «легких» денег мы получаем не меньше, возможно, даже больше России. Соответственно, и трудности наши близки к трудностям нефтеналивных государств.

Всякое кризисное обострение ведет к активизации интеграционных проектов, в то время как периоды роста характеризуются определенным политико-экономическим обособлением Беларуси и России.

За два десятилетия лукашенковской «модернизации» Беларусь утратила целый рял производств и отраслей. А теперь серьезно  забуксовало сельское хозяйство, с которым были связаны очень большие деньги и большие надежды.

Надо полагать, В. Путин и дальше будет принимать «компенсационные» решения в отношении Беларуси исходя из политических соображений. Белорусская сторона в этом вопросе полагается на «союзнический дух».

Участники белорусского нефтяного рынка посчитали, что реализации самого жесткого сценария налоговой реформы в России обернется убытками для переработчиков нефти в Беларуси в объеме до 50 USD на каждой тонне.

Минск объявил о прогрессе в реализации пяти интеграционных проектов с Россией. Не исключено, что столь долго оттягивавшийся момент сдачи «фамильного серебра» все же наступил.