Материалы на тему «экспортные пошлины»

Уменьшение прибыли и рентабельности предприятий может негативно сказаться на реализации масштабных инвестиционных проектов, нацеленных на повышение глубины переработки нефти до уровня не менее 90%.

Снижение мировых цен на нефть имеет очевидный негативный эффект для Беларуси: чем ниже мировая цена, тем ниже маржа между мировой и льготной ценой.

Цена российского газа для Беларуси в 2016 году может отличаться от среднегодовой экспортной цены «Газпрома» всего лишь на 20-22 USD, в то время как  в 2015 году эта разница была примерно в 5 раз выше.

Белорусский рынок автомобильного топлива впервые стал более привлекательным, чем экспортный. Как следствие, на внутреннем рынке обострилась конкуренция за потребителя.

Сегодня финансовое здоровье белорусских НПЗ в большей степени зависит от мировых цен на нефть, чем от условий поставок российской нефти, которые в большей степени предопределены налоговым маневром.

Новая налоговая политика стимулирует российские вертикально-интегрированные компании уходить от нефтепереработки и наращивать прямой экспорт нефти, что вряд ли радует российское руководство.

У белорусской «трубы» есть резерв для реверсной поставки нефти из Польши в Украину. Если, конечно, белорусская сторона подключится к этому проекту. Но непонятно, как Россия отреагирует на участие Беларуси в снабжении Украины польской нефтью.

В октябре 2013 года А. Лукашенко даже заявил, что построил бы Эмираты в своей стране, если бы не было необходимости перечислять в Россию вывозные пошлины за нефтепродукты.

Падение цен на нефть неизбежно ведет к сокращению доли нефтепродуктов в объеме экспорта. И обязательно – к девальвации. И всенепременно – к росту цен на бензин внутри страны.

Кризисный опыт свидетельствует о том, что в условиях острого дефицита валюты власти всегда прибегают к спасительной палочке-выручалочке – «Беларуськалию».

Фискальные органы придумали более гибкий механизм изъятия дополнительной прибыли «Беларуськалия». Теперь оно изымает финансовый жирок у предприятия не с помощью экспортной пошлины, а использует систему налогообложения.

Правительство рассчитывает не допустить дальнейшего наращивания внешнего госдолга с тем, чтобы ограничить расходы, связанные с погашением и обслуживанием внешних долговых обязательств государства.

 Какими бы ни оказались конечные ставки экспортных пошлин, за их снижение все равно кто-то должен заплатить: либо потребители, либо бюджет, либо нефтяники. Для всех участников этого процесса эта плата будет довольно болезненной.

Замахнулись на необъятную Евразию, но собрались только «на троих» и с оговорками. Причем два участника союза – Беларусь и Казахстан – взаимной торговли почти не имеют.

По ключевым для Беларуси позициям этого документа – построение общего рынка газа, нефти и нефтепродуктов и электроэнергии, а равно и по доступу к энергетической инфраструктуре в ЕАЭС с 1 января 2015 года – «тройка» не договорилась.

Белорусская сторона рассчитывает, что в новом документе, подписанном в формате «тройки», положение о перечислении экспортные пошлин на нефтепродукты в российский бюджет будет исключено.

Если в канун подписания судьбоносного Договора о создании ЕЭС А. Лукашенко затеет публичный торг о переделе общего нефтяного пирога, Кремль окажется в непростом положении.