Материалы на тему «нефтегазовая рента»

Сегодня белорусский топливный рынок привлекателен для транзитного транспорта

К аргументам нефтепереработчиков о необходимости разморозки ценников на АЗС, высшее руководство страны пока не прислушивается.

К возможности нового нефтяного конфликта

Российским железнодорожникам и портовикам придется сильно постараться, чтобы экономически обосновать белорусским нефтяникам, почему они должны направить свои грузы в Усть-Лугу, Санкт-Петербург или Приморск.

Беларусь очень нуждается в росте цен на нефть

Как нефтяные сверхдоходы и газовая субсидия влияли на экономику Беларуси раньше? Как изменилось это влияние, и при каких условиях возможно восстановления прежних объемов дотирования за счет российских нефтегазовых субсидий?

Картельная сделка vs технический прогресс

Ситуацию на нефтяном рынке коренным образом изменила сланцевая революция. Которую, кстати, в России долго не признавали, а многие не признают и до сих пор.

Профильные белорусские чиновники заявляют, что снижение объема переработки нефти НПЗ до 18 млн тонн в год не будет иметь серьезных негативных последствий для белорусской нефтяной отрасли.

Чем завершится очередная попытка уйти от внутрикорпоративного субсидирования, спрогнозировать сложно, учитывая, что такая политика ранее терпела фиаско.

Вполне вероятно, что в ближайший год-два Беларусь и Россию ждет если не новый нефтегазовый конфликт, то как минимум сильное обострение противоречий.

Если прогнозы относительно роста цен на нефть оправдаются, Беларусь получит солидные газовые бонусы. Однако пока неясно, сработает ли этот сценарий.

Только около 2% электричества в Беларуси было выработано с использованием источников энергии, отличных от природного газа, и только около 11% энергии, используемой для отопления.

Проблема не в нефти, и счастье не в ней. Проблема – в отсутствии сменяемой, подотчетной и компетентной власти; проблема – в социальной системе, сформированной не по образцу Финляндии или Чехии, а скорее – по образцу Венесуэлы или Туркменистана.

В целом для российской элиты, отвечающей за практическую реализацию экономической политики, пагубность зависимости от «углеводородной ренты» – хорошо известный, но, скорее, теоретический вопрос, по-прежнему не влияющий на принятие текущих решений.