Материалы на тему «энергетика»

Испытание ядерной энергетикой

Если Минску удастся невозможное – сблизить цены на газ с российскими и не повышать тарифы при расчетах за кредит на строительство БелАЭС, – тогда появится неплохой шанс для организации экспорта электроэнергии.

Снижение синхронизации с российской электрораспределительной системой

Данные по импорту, производству и потреблению электроэнергии в Беларуси говорят о том, что в отношении электрогенерации усилия государства по модернизации энергосистемы не прошли зря, и белорусская энергосистема стала самодостаточной.

Беларусь постепенно сворачивает импорт электроэнергии

Один из ключевых показателей, характеризующий эффективность работы энергосистемы, составляет порядка 230 г условного топлива на 1 кВт.ч – это лучший показатель среди стран ЕАЭС

Очередная корректировка правил развития ВИЭ

Чиновники в один голос утверждают, что никто в Беларуси не собирается сворачивать развитие «зеленой энергетики» – речь всего лишь идет о сбалансированном развитии энергосистемы после запуска БелАЭС.

Только около 2% электричества в Беларуси было выработано с использованием источников энергии, отличных от природного газа, и только около 11% энергии, используемой для отопления.

В случае значительного замедления экономического роста китайский «план Маршалла» рискует превратиться в очередной гигантский экономический пузырь на мировом финансовом рынке.

Власть умело находит себе место по одну сторону баррикад с этим обществом, что особенно удобно, поскольку по другую, оказывается, никого и нет.

Логика развития (или регрессии) Российского государства, тесно связанного с естественными монополиями, весьма конкретна и проста – расти за счет «кнута и ценника».

Следующий год будет болезненным — все будут приспосабливаться к окончанию картельной эпохи. Но спектакль не окончен. Выиграют те, кто воспользуется моментом и новой реальностью к собственной выгоде.

Украина не спешит возобновлять поставки российского газа, хотя оплата части долга за российское топливо уже позволяет стране приступить к закупкам.

После обострения ситуации в Украине ЕС заявил о создании так называемого «Энергетического союза» с необходимой общеевропейской инфраструктурой, которая позволит диверсифицировать поставки энергоносителей в Европе и снизить зависимость от поставок из России.

Важен сам факт наличия альтернативы – не только в аспекте контрактов с различными поставщиками, но и в виде различных технологий поставок

Украина уже приступила к реформированию своей газотранспортной системы – на ее базе будут созданы  компании по добыче, транспортировке, хранению и поставкам газа. Это позволит Украине войти в единый энергорынок ЕС.

Единственную серьезную попытку диверсифицировать поставки газа в страну Беларусь сделала в 2010 году – через несколько дней после очередной газовой войны с Россией. После этого вопрос альтернативных поставок фактически не поднимался.

На фоне удешевления угля и появления конкурента в виде сланцевого газа, спасти Россию от дальнейшего падения доли на рынке может только новый Малый ледниковый период.

Поскольку российские власти приняли решение установить эмбарго на рост цен на энергоносители, в том числе и на газ, белорусское руководство также может рассчитывать, что цены на газ для Беларуси на 2014 г. могут быть немного «приморожены».

Большинство предпочитает «строго» количественные подходы. Например, размышляют что будет, если каждый китаец даст каждому белорусу по юаню. Лучше по два.

Традиционно в постсоветский период Украина и Беларусь довольно охотно зарабатывали на проблемах друг друга. Теперь, после появления у России обходных нефте- и газопроводов, такого рода конкуренция теряет смысл.

Долгосрочная зависимость от газового монополиста в перспективе затрудняет возможность диверсификации направлений закупки газа и жестко привязывает к монопольным условиям формирования цены на газ.

«Биотопливо» не облагается экспортными пошлинами Таможенного Союза. И, таким образом, Беларусь создала в торговле с Украиной аналог «бизнеса на растворителях».

В данном случае интересно проследить связь между масштабными дотациями и ростом богатства. Или отсутствием такового роста, как в нашем случае.

Даже если Миллеру удастся в ближайшее время отстоять свои позиции, успех проекта «Ямал-Европа-2», на который также рассчитывает белорусская сторона, остается призрачным. Финансирование под этот проект найти будет непросто.

Экономика, тем не менее, вынуждает белорусские власти умерить пропагандистский пыл относительно переориентации своих грузов с балтийских портов на российские.

В зависимости от того, как быстро будут продвигаться эти проекты к финишу, теперь будет зависеть и степень финансовой лояльности России к Беларуси.

Реанимационную инициативу «Ямал – Европа-II» можно рассматривать как акцию мести Украине за начало реверсных поставок газа из Европы.

Стратегический выбор Украины между Евросоюзом и Таможенным союзом в немалой степени зависит от того, сможет ли эта страна найти альтернативные источники поставок природного газа и снизить свою зависимость от России.

Москве все же важно иметь в своих руках нефтяную задвижку, – на всякий крайний случай, чтобы союзник не «соскочил» с уже намеченного курса. Хотя обе стороны прекрасно понимают, что сделать это уже невозможно.

Переподчинение «Белнефтехим» означает фактически автоматический перевод стрелок на премьера и по ведению нефтяных переговоров с Россией. Однако смена важной фигуры за столом переговоров не означает скорого прогресса в этом вопросе.

Украина в третий раз за последние 3 года пытается защитить свой рынок от импортных нефтепродуктов. На этот раз вероятно введение на 5 лет пошлин на белорусские нефтепродукты в размере 180,84 USD/т.

Промежуточный итог вряд ли обрадовал официальный Минск. Прежде всего потому, что пока не удалось решить главную задачу – подписать баланс по поставкам нефти и нефтепродуктов на 2013 год.

Может быть, белорусская сторона хочет сыграть на опережение и создать собственную структуру для торговли NPK-удобрениями?

Если Минск будет более сговорчивым и продемонстрирует на практике более глубокий уровень интеграции и кооперации с российским бизнесом в стратегических отраслях, Россия открутит нефтяной краник в нужную сторону.

Беларусь по-прежнему не имеет альтернативы российской нефти, несмотря на уже апробированные маршруты поставок сырья из Азербайджана и Венесуэлы, а также создание Таможенного союза с участием Казахстана.

В российской прессе последнее время становятся популярны сюжеты об авариях и неполадках на белорусской «Дружбе» – это прямиком отсылает к ситуации 6-летней давности.

В качестве ответных уступок может быть потребован какой-либо белорусский актив или несколько активов, с некоторой уступкой по цене от первоначально заявленных требований.

Белорусская «Дружба» находится в хорошем техсостоянии и, с точки зрения логистики, весьма привлекательна для российских экспортеров нефти. Но запуск БТС-2 в значительной степени обесценил эти традиционные белорусские козыри.

Риски создания ЕЭП в условиях разноскоростной интеграции будут возрастать, а диспропорции в экономическом и социальном развитии стран-участниц ТС будут только увеличиваться.

При наличии выгоды крупные нефтяные компании обходят запреты с легкостью. И европейские компании не являются исключением.

Достаточно ли будет ввести пошлины на белорусские нефтепродукты, чтобы запустить украинские НПЗ и стимулировать их развитие? Эксперты сомневаются в этом.

Если белорусские власти считают, что приватизационный вопрос в контексте предоставления кредита АКФ утратил актуальность, то вряд ли такого же мнения придерживаются российские власти.

Если мы продолжим такими же темпами, то скоро за дешевые энергоносители станем отдавать столько же денег, сколько отдавали за дорогие.

В соответствии с базовым нефтяным соглашением, подписанным между Россией и Беларусью в рамках создания этого проекта, пошлины на разбавители-растворители не предусмотрены.

Однако вовсе не девальвационный эффект стал ключевым фактором, оздоровившем внешнеторговое сальдо Беларуси.

У белорусских экспортеров бензина нет коммерческого смысла поставлять свою продукцию в России – гораздо выгоднее продавать ее на зарубежных рынках, где цена значительно выше,чем в РФ.

Возможно, по замыслу властей, «растворительно-рабавительный» бизнес должен был хоть как-то компенсировать понесенные белорусской стороной потери.

Говоря о преимуществах новых соглашений о поставках энергоносителей, власти возможно даже скромнее оценивают положительный эффект.

Аналитики сектора используют такие слова как «разорение» и «серьезное напряжение» для описания будущего нефтегосударств в случае, если цена на нефть опустятся до тех минимумов, которых многие опасаются.

На данном этапе слабо верится в то, что российских олигархов можно сориентировать на сценарий экспорта минеральных удобрений, предложенных А. Лукашенко.

Но даже столь чудесное появление завода мирового уровня, да еще за столь короткий срок не позволяет объяснить одну маленькую статистическую загадку.

Инициаторы нынешней идеи строительства нового НПЗ в Беларуси, вероятно, полагают, что льготные условия нефти и углеводородного сырья в ЕЭП будут существовать вечно, коль замахнулись на реализацию столь масштабного проекта.

Пока нет твердых доказательств того, что Беларусь под видом растворителей реэкспортирует российские энергетические нефтепродукты и уходит от уплаты экспортных пошлин в бюджет РФ.

Чиновники соглашаются с тем, что бюджет РФ в этом случае действительно недополучает часть возможной экспортной выручки. Однако, как утверждает белорусская сторона, эта потерянная выгода обусловлена лишь тем, что российские компании сами не занимаются этим видом бизнеса.

Перспективы проекта выглядят очень туманно, несмотря на сильную мотивацию «Энергоконнекта» и его стремление выступить в роли инвестора строительства энергосетей в направлении Европы.

В случае введения Европой санкций в отношении «Белоруснефти» этому предприятию пришлось бы, скорее всего, свою нефть направлять на переработку. Но здесь возникли бы проблемы…

Российский концерн пообещал увеличить в этом году поставки газа в Европу через Беларусь на 4 млрд. куб. м. Удастся ли российскому экспортеру выполнить это обещание, пока неясно.

В числе главных лоббистов заградительных пошлин в Украине эксперты называют ТНК-ВР, которая владеет крупнейшим украинским НПЗ в Лисичанске.

Получив солидные газовые бонусы за продажу «Белтрансгаза» и за интеграцию в ЕЭП, белорусские власти пока оценили только пряники этой сделки. Все остальные «прелести» договоренностей еще предстоит прочувствовать.

В постоянном торге с Россией и Украина, и Беларусь продолжают делать ставку на нефтепровод Одесса-Броды. Только каждая сторона играет за себя и не очень готова считаться с планами другой стороны.

За 2 недели до запуска ЕЭП – очередного этапа глобального российского проекта под названием Евразийский экономический союз – Беларусь и Россия сняли последнюю серьезную проблему в двусторонних отношениях – нефтяную.

Россия заметно либерализировала условия выдачи кредита для строительства АЭС в Беларуси. Это обусловлено, скорее всего, форсированием работ по строительству новой АЭС в Литве.

Затянувшиеся на год тяжелые переговоры по условиям поставки газа в Беларусь четко продемонстрировали Кремлю: если он не примет белорусские условия, А. Лукашенко не поставит свою подпись под пакетом документов по дальнейшему развитию интеграционных устремлений Москвы.

Аднак беларускі бок ня зможа паўтарыць вэнэсуэльскі сцэнар у Эквадоры. Найперш таму, што тамтэйшы ўрад ня мае такіх магістральных праграмаў нацыянальнага разьвіцьця, да якіх магла б далучыцца Беларусь, і няма нават тэарэтычна палітычнай волі…

Самоизоляции с опорой на собственные силы – это вроде как долгосрочная стратегия. «Только дурак может сегодня идти тем путем, которым шли Россия и другие страны. Мы спокойный, свой путь избрали», – настаивает он.

Не исключено, что в результате объявления о возвращении Путина в Кремль в ЕС укрепились опасения усиления агрессивности России в продвижении ее энергетических интересов.

Если БТС-2 действительно будет расширена, то извлекать нефть из «Дружбы» российской «Транснефти» все равно придется.

Вновь создаваемый холдинг на базе «Белнефтехима» может постигнуть печальная судьба предыдущих попыток реформировать отрасль, не меняя сути экономической политики в стране.

Беспрецедентное событие наглядно засвидетельствовало, в какой степени Европейский союз обеспокоен своей зависимостью от России, которая поставляет туда около четверти газа от его общего объема потребления.

Сторонам предстоит договориться не только о размере понижающего коэффициента для Беларуси, но, что особенно важно, также по поводу базовой цены, по отношению к которой этот коэффициент будет применяться.

Стремительность развития событий наводит на мысль, что операция задумывалась Москвой как блицкриг.

Перед Газпромом в полный рост замаячила перспектива пересмотра исторических принципов ценообразования, чем может воспользоваться и Беларусь.

Из гетто можно сбежать, цвет кожи можно изменить, произношение – поставить, манеры – привить, культуру – освоить. Но как быть с радиацией? Как быть, если вы ее излучаете?

ГНКАР всегда тщательно взвешивает коммерческие риски и вряд ли согласится играть роль загонщика в охоте на российских покупателей белорусских НПЗ.

Беларуси нет оснований рассчитывать на большие объемы казахской нефти. Большая нефть в Европу пойдет другим маршрутом.

Поскольку после происшествия на АЭС NRX в Канаде, случившегося 12 декабря 1952 г., которому в хронологии присужден №1, авария на Фукусиме стала 28-й по счету.

Дефицита нефтепродуктов в России не было 15 лет. Теперь он возник из-за того, что власти попытались с помощью административного ресурса сдержать рост цен.

Почему нефтянка – главный добытчик валюты на протяжении многих лет – перешла в разряд экспортеров-аутсайдеров?

Довольно прихотливое стечение обстоятельств выдвинуло нашу страну на первый план в переключении нефтепровода «Одесса-Броды» в аверсный режим в 2010 г., но это не привело к перераспределению ролей в региональном проекте.

Специалисты понимают, что новые требования к безопасности АЭС резко увеличат стоимость их строительства. В такой ситуации, возможно, нет смысла начинать строительство новых АЭС, во всяком случае, в ближней перспективе.

Он хочет войти в историю президентом, при котором Беларусь обзавелась мирным атомом. А за политические амбиции можно платить любые средства.

Строительство АЭС надо если и не отменять, то, как минимум, откладывать на пару лет для оценки японского опыта и доработки проекта.

Если Москва примет решение понизить предельную ставку экспортной пошлины на нефть с 65% до 60%, то лишит Беларусь значительной доли российских дотаций от переработки нефти.

Беларусь прогнозировала, что новые условия импорта российской нефти позволят увеличить поступления в бюджет от нефтепереработки в этом году до 2 млрд USD. Однако уже очевидно, что этот сценарий дал сбой.

Даже в случае своевременной реализации планов по созданию ЕЭП переход на равные цены для его участников планируется осуществить только в 2015 г. До тех пор газ в Беларуси будет дороже, чем в России, а затем его цена выйдет на европейский уровень.

Как утверждают эксперты, сами НПЗ могут вскоре стать такими же дотационными, как любой колхоз. Это обстоятельство говорит и о деградации всей экономики страны.

Любая достаточно сложная, пусть даже сильно защищенная система всегда имеет хотя бы одну незащищенную точку, как правило, критичную для функционирования всей системы.

Впервые своим стратегическим выбором белорусская власть может существенно повлиять на энергетическую безопасность Восточно-европейского региона. При этом в этой системе координат Беларуси отводится ключевая роль.

Да, проблема диверсификации поставок энергоносителей существует, но это не главная на сегодня проблема. Главная проблема в том, что наша экономика не в состоянии «переваривать» нефть и газ по мировым ценам.

Очередная попытка Москвы создать новое интеграционное объединение на пространстве бывшего Союза под названием Таможенный союз может потерпеть фиаско.

В 2011 г смягчающего коэффициента уже не будет. Это означает, что Беларусь должна будет покупать газ по ценам, сравнимым с европейскими (минус таможенная пошлина в 30% и транспортные издержки).

В нефтяном торге белорусская сторона должна предоставить российской стороне убедительные доказательства того, что объем потребления нефтепродуктов на внутреннем рынке действительно увеличился.

Беларусь осталась единственной среди стран бывшего Союза, где энергетика с советских времен имеет вертикально интегрированную структуру: энергетическое производство не разделено по видам деятельности – производство, передача и распределение энергии.

Проект строительства Белорусской АЭС еще недавно казался едва ли не самым реалистичным на фоне аналогичных дискутируемых проектов в соседних странах. Однако теперь даже профильные чиновники в неофициальном общении не скрывают скепсиса в отношении его перспектив.

Окончательной ясности нет пока ни по одному из проектов. Более того, все громче звучат голоса скептиков, утверждающих, что при сохранении существующих тенденций могут оказаться ненужными обе трубы.

Образование ЕЭП означает достаточно сильную экономическую интеграцию, подразумевающую проведение если и не единой, то очень похожей экономической политики всех трех стран, которая пока, мягко говоря, далека от единой.

Мы от статуса транзитера почему-то стремимся к статусу транзитного тупика. Уже сейчас понятно, что в дальнейшем Беларуси не стоит рассчитывать на увеличение выручки от транзита нефти и газа.

Можно предположить, что белорусская сторона пока не имеет твердых гарантий поставки венесуэльской нефти на долгосрочную перспективу, чтобы строить такие планы. Поэтому пока отрабатываются условия поставок разовых партий по разным маршрутам.

Беларусь является аутсайдером в области реализации большинства рыночных структурных реформ, и в первую очередь, в области реформирования энергетического сектора. По индексу реформ ЕБРР в области электроэнергетики у Беларуси – 1, один из худших показателей среди стран ЦВЕ, отражающий факт отсутствия реформ и рыночного регулятора в секторе.

Не секрет, что обладание и более внушительным пакетом акций (вспомним «Белтрансгаз», Мозырьский НПЗ и пр.) ничего не гарантирует новому собственнику.

В середине недели уже Минск выставил Газпрому ультиматум. Получилось опять же не убедительно, поскольку вторично. Вышла, по сути, калька московских требований.

Со стороны и правда кажется, что Москва с Киевом элегантно «развели» белорусского партнера почти на 25 млрд. кубометров газа в год, оставив Минск с уплаченным долгом «Газпрома» и вероятно опустевшей трубой.

Видимо, неслучайно через четыре дня после возвращения белорусского президента из российской столицы, Д. Медведев объявляет Беларуси газовый ультиматум. В ходе предыдущих углеводородных войн о сокращении поставок газа объявляли представители Газпрома.

Российский фактор был и остается одним из существенных в судьбе нефтетранспортной системы Одесса – Броды. Само появление нефтепровода обязано желанию украинского правительства уменьшить энегозависимость от России.

Вопреки все еще распространенному убеждению в том, что за денежным интересом непременно кроется более глубокий и более подлинный интерес, у Газпрома достаточно резонов и оснований ограничиться просто деньгами безо всяких прикрас.

На первый взгляд, можно было бы перенаправить объемы венесуэльской нефти, предназначенные для Беларуси, в США в обмен на аналогичные объемы азербайджанских углеводородов, закупаемых Америкой.

Сохранит ли Беларусь в обозримой перспективе льготную квоту в объеме 6,3 млн. т беспошлинной нефти? Вряд ли, если не продаст свои НПЗ и/или затормозит реализацию стратегического для РФ проекта под названием Таможенный союз.

О сланцевом газе заговорили не только специалисты, но и политики, мечтающие разом решить энергетические проблемы своих стран. Польша и ряд других стран–соседей уже заявили о желании добывать сланцевый газ.

По сути, Россия лишь удовлетворила свои великодержавные замашки, ибо Черноморский флот так и останется лишь памятником имперским фантазиям.

Чем больше наблюдаю за телодвижениями нашей власти, тем больше во мне крепнет подозрение, что она только имитирует бурную деятельность по развитию экономики и преодолению кризиса, но не занимается реальной работой.

Уго Чавес этой весной нарасхват. Не успел белорусский президент 19 марта покинуть Венесуэлу с пакетом подписанных соглашений, как туда же направился Владимир Путин. Российский премьер прибыл в Каракас 2 апреля и делал там все, что обычно делают в Венесуэле высокие гости из Союзного государства Беларуси и России.

Украинцы давно убеждают белорусов, что после постройки Россией БТС-2 в 2011 году Беларусь лишится нефтяного транзита и заранее должна позаботиться о том, чтобы включиться в альтернативные пути доставки углеводородов.

В течение многих лет отечественная нефтехимия в рамках таможенного союза «двойки» получала российское сырье без таможенной пошлины. Именно на этом во многом и основывалась конкурентоспособность предприятий белорусской нефтехимии.

Пока взамен ставшего родным каждому белорусу Нефтепродукта осторожно предлагаются новые виды оффшоров: игорный, IT-аутсорсинговый, банковский.

Еще один вопрос: оплата поставок венесуэльской нефти. Сегодня оба белорусских НПЗ практически не имеют оборотных средств и работают на кредитных ресурсах.

Что же касается системной приватизации, то она опять «за кадром». Тем более, что эта проблема комплексная, требующая системного реформирования белорусской экономики.