Материалы на тему «ИГИЛ»

Казахстан становится «второй опорой» США в Средней Азии

Соперничество между региональными лидерами пока не проявляются в жесткой форме, но очевидно, что интересы Ташкента могут быть в конфликте с интересами Астаны.

Новая роль Казахстана и Узбекистана в стратегии США

Подавляющее большинство геополитических проектов имеют один существенный изъян: интересы средних и малых стран (субъектов) не включаются в анализ настоящего и проектирование будущего.

Сегодняшний региональный, внутри- и внешнеполитический контекст, в котором находится Турция, самым непосредственным образом благоприятствует реализации сценария Turexit.

В сегодняшнем региональном контексте, именно Израиль заинтересован в том, чтобы у России и Турции были нормальные отношения.

В ходе недавнего опроса 100 арабских лидеров общественного мнения, проведённого «Фондом Карнеги за международный мир», обнаружился широкий консенсус по поводу базовой причины многочисленных проблем региона – отсутствие качественного управления.

Москва столкнулась с ситуацией, при которой союзники планировали загребать жар российскими руками: Асад и Тегеран явно намеревались воевать с исламистами и оппозицией российским войсками.

Это старая проблема: вместо того, чтобы помнить, что собственность – это то, что эмансипировало их общества от суверенных хулиганов, левые мыслители на Западе думают, что защита собственности – это догмат правых.

Сирийская авантюра не может не завершиться очередным провалом, имеющим негативные последствия не только для РФ, но и для некоторых ее соседей.

На первый взгляд, идея, что Россия является естественным союзником в борьбе против исламских террористов, имеет смысл. Но антитеррористический союз с Путин – иллюзия.

Сегодня мир очень отличается от того мира, который можно было себе вообразить в конце прошлого века, спустя 10 лет после падения Берлинской стены. С исторической точки зрения 15 лет могут показаться длинным или коротким временным отрезком – в зависимости от интенсивности изменения. 

Теракты в Париже дали Путину возможность представить российские военные операции в Сирии в качестве услуги Западу, как пример готовности России выполнять грязную работу против Исламского государства на его территории.