Материалы на тему «Украина»

Высокомаржинальный рынок для экспорта белорусского топлива

Если трубопровод Одесса-Броды заработает, он всегда сможет подать нефть в Беларусь – если в этом возникнет необходимость.

Адраджэнства, гэты від нацыяналізма, – тое, што мусіць быць пераадолена

Будаваць дзяржаўнасьць і нацыю трэба з таго, што ёсьць, і там, дзе ёсьць як гэта рабіць. Іншымі словамі, з тымі суграмадзянамі, якія ёсьць, і побач з Расеяй, і іншымі суседзямі.

Хотя инвесторы и могут быть правы в том, что не рассматривают всерьез риски, связанные с обычными военными конфликтами, они все же могут недооценивать угрозу настоящего «черного лебедя».

Беларусь не станет в настоящий момент покупать украинскую электроэнергию, если Киев не предложит более привлекательную в сравнении с российскими поставками цену.

Если в докладе 2012 года Россия была охарактеризована как «нация в упадке», то в новом документе американские аналитики прогнозируют существенное усиление России и ее дальнейшую экспансию в соседние регионы.

Что побудило Брюссель пойти на принципиальные уступки российскому холдингу на фоне сохраняющегося санкционного противостояния с Москвой, осталось за кадром.

Обнародование окончательных данных расследования Международной следственной группы о причинах крушения малайзийского «Боинга» над территорией Украины в июле 2014 года, безусловно, будет иметь самые серьёзные последствия, в том числе для Беларуси.

Масштабный проект, который до сих пор позиционировался как общеевропейский, «Газпрому» теперь придется реализовывать без прямого участия крупных  европейских компаний.

Когда украинские реформаторы смело продолжают формировать новые институты, они вдохновляются примером ЕС, и в особенности – примером Великобритании.

Политическое потепление во взаимоотношениях между Россией и Турцией может способствовать реанимации проекта «Турецкий поток», который фактически был вытеснен своим конкурентом – проектом «Северный поток-2».

Позиция европейских государств, направивших на имя председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера, письмо с протестом в отношении строительства «Северного потока-2», похоже, ослабевает.

После фактического провала «Турецкого потока» Москва постарается ускорить реализацию альтернативного проекта – «Северного потока-2». Но будущее этого проекта пока не определено.

2015 год станет на редкость плохим для «Газпрома»: уровень добычи стал рекордно низким за всю историю компании, и по итогам года ожидается на уровне 414 млрд куб. м.

Эксперты не исключают, что из этой ситуации возможен компромиссный выход. Вероятен вариант, при котором транзит газа через Украину после 2020 года сохранят, но в небольших объемах.

Товарооборот Беларуси с Украиной в январе-мае 2015 года снизился на 47,2% по сравнению с аналогичным периодом 2014 г.  Белорусская сторона считает, что во многом падение товарооборота обусловлено искусственными барьерами.

Эксперты прогнозировали, что участие России в ВТО будет минималистским. Так оно и оказалось.

Но что, если бы ЕС и ЕАЭС уже имели базовое экономическое, а возможно и политическое, соглашение, и при этом отношения ЕС и России резко ухудшились?

Включение представителей в процессы мониторинга соглашений об ассоциации с ЕС или планов действий Европейской политики соседства позволяет оказывать давление на правительства с целью проведения дополнительных реформ.

Если влияние гражданского общества означает продвижение свободы, благодаря которой граждане могут защищать свои права и располагать независимым от государства полем деятельности, то каким образом этого лучше всего достичь?

Власть умело находит себе место по одну сторону баррикад с этим обществом, что особенно удобно, поскольку по другую, оказывается, никого и нет.

Существовала, к примеру, процветавшая когда-то Родезия, «жемчужина Южной Африки», потом произошла смена власти, смена названия страны – и вот мы уже видим нищую, голодающую Зимбабве.

Пока протест не имеет характера «антироссийского», но все может измениться, если Москва начнет искать в происходящем происки Госдепа и в очередной раз публично разоблачать технологии «цветных революций».

Логика развития (или регрессии) Российского государства, тесно связанного с естественными монополиями, весьма конкретна и проста – расти за счет «кнута и ценника».

С учетом подобных довольно щекотливых обстоятельств российском руководству едва ли стоило бы акцентировать внимание на грубейших ошибках своих советских предшественников.

Все крупные игроки в российской энергоцентричной экономике быстро подчинились политической «линии партии», что дало возможность Путину использовать нефтяной и газовый экспорт страны как геополитическую дубину.

У белорусской «трубы» есть резерв для реверсной поставки нефти из Польши в Украину. Если, конечно, белорусская сторона подключится к этому проекту. Но непонятно, как Россия отреагирует на участие Беларуси в снабжении Украины польской нефтью.

Большинство участников неформального саммита ЕС, состоявшегося сразу после завершения переговоров в Минске, чувства глубокого удовлетворения по поводу минских решений не испытывало.

Путин хочет восстановить международный порядок, основанный на эксклюзивных сферах влияния, подконтрольных великим державам, – такая система доминировала в раздираемой войнами Европе в XVIII и XIX столетиях.

Йошка Фишер, Генрих Эндерляйн

Суверенитет важен не только как высокая духовная ценность, но и как важный практический феномен, благодаря которому можно получать финансирование из альтернативных (помимо федерального бюджета) источников.

Даже если бы добрая воля Кремля к урегулированию была бы налицо, не факт, что он сумел бы ее реализовать: если помощь РФ в поддержании самопровозглашенных ЛНР и ДНР является определяющей, то ее контроль над регионом – вовсе нет.

Умеренный официальный консерватизм вынужден был отступить под напором радикалов и разделить с ним как минимум три весьма существенные установки: национализм, антиглобализм и миссионерство.

«Политика России все больше и больше уподобляется американской, которую они ежечасно осуждают. Без всяких на то оснований РФ уже записала себя в ведущие центры силы в мире. Появились некие имперские замашки» (А. Лукашенко, 2003 г.).

Единственным ресурсом, который работал на сохранение независимости белорусского государства, было то, что Россия встретила упорное сопротивление в Украине, и планы Путина на быстрое присоединение этой страны или ее восточных областей провалились.

Кремль не станет слишком уж сильно нажимать на одного из своих крайне немногочисленных сторонников. СГ будет сохраняться им как резервный вариант на случай неблагоприятного развития событий.

Спокойствие в Украине (если, разумеется, та сохранит свое стремление двигаться к цивилизованному миру) для Кремля категорически неприемлемо.

Напрашивается аналогия с похожей структурой – Минской группой ОБСЕ по Нагорному Карабаху. Она существует уже более двадцати лет, но ситуация там ближе к разрешению за это время не стала.

Определенной деэскалации ожидать все-таки можно: деэскалации отношений между Брюсселем и официальным Минском.

Чем выше военный потенциал и сильнее миссионерские геополитические притязания, тем ниже поступления в бюджет от товарооборота с РФ.

Возможно, Россия пошла бы и на такой шаг, но только в результате полной военной победы, желательно бескровной, как в Крыму.

Cобытия в Украине можно понимать не только как катализатор, симптом, но и как яркий пример действительных, а не спекулятивных следствий, проистекающих из попыток РФ утвердить новый «многополярный» мировой порядок.

Украина уже приступила к реформированию своей газотранспортной системы – на ее базе будут созданы  компании по добыче, транспортировке, хранению и поставкам газа. Это позволит Украине войти в единый энергорынок ЕС.

Насколько вся эта странная смесь постмодернизма и архаики релевантна состоянию российского общества в целом? И готова перейти от бла-бла-бла к реальной затяжной войне с миром? На мой взгляд, вся эта гигантская медиапанель совершенно расходится с реальным состоянием российского общества.

Александр Морозов

Как это не парадоксально, но именно демократия, всеобщее избирательное право и гонка за рейтингами заставило российские элиты в очередной раз свернуть проект европейского цивилизационного переопределения страны.

Коль скоро Россия не может вытолкнуть Украину и Молдову из ЗСТ СНГ, то она, как можно предположить, постарается сама выйти из ЗСТ Содружества и потребует этого от партнеров по «тройке».

По оценкам экспертов, одностороннем снятие европейских торговых барьеров может принести Украине до EUR 500 млн. дополнительно от торговли с ЕС.

В целом я сомневаюсь в перспективах передислокации натовских войск на восток ЕС. Европа опасается любого рецидива Холодной войны.


 

Украинское общество все глубже и острее пропускает через себя максиму Григория Сковороды: «неправда угнетает и противодействует, но тем больше желание бороться с ней».

Такая сосредоточенность на «своём» является индикатором проблемной идентичности, сопротивляемости к центробежным тенденциям и слабой государственности.

Несмотря на украинский пример, похоже, что на сегодняшний день в качестве основного источника опасности по-прежнему видится Запад.

Если Комиссию не удовлетворят обоснования Москвы о необходимости введения ограничительных мер в отношении определенной категории украинских товаров, то Россия все же может ввести их в одностороннем порядке на срок не более шести месяцев.

Не уменьшая серьезность последних действий России, следует отметить, что они происходят в контексте неоднократных нарушений международного права со стороны США, ЕС и НАТО.

Определенная интенсификация белорусско-американского взаимодействия началась еще во второй половине прошлого года, то есть задолго до крымских событий.

Чем можно объяснить это противоречие: фактическое отсутствие фашизма в Украине и упорную борьбу с ним В. Путина и его немногочисленных сторонников из Луганской и Донецкой областей?

Данный тезис означает, что настоящие границы РФ имеют условный характер. Зона геополитических интересов и притязаний самоопределяющегося «русского народа» в принципе безгранична.

Если вести речь о приоритете права населения, проживающего на определенной территории, на полный суверенитет, то почему его не предоставить гражданам всех краев и областей Российской Федерации?

К насилию привязан огромный ценник.  Глобальная стоимость сдерживания насилия  или борьбы с его последствиями в 2012 году достигла ошеломляющих USD 9,5 триллионов (11% мирового ВВП).

Ключевые игроки Юго-Востока в быстрых досрочных выборах в Верховную раду пока не заинтересованы. Здесь становление новых политпроектов пока только на начальной стадии.

Порошенко не бросается острыми заявлениями в адрес России, но при этом четко дал понять, что Украина не смирится с аннексией Крыма, а диалог с российскими представителями возможен только при участии посредников.

По данным исследования фонда Демократические инициативы и Центра Разумкова, в первом туре за Петра Порошенко готовы проголосовать 44,6% тех, кто будет принимать участие в выборах.

Отправка наблюдателей на украинские выборы хоть и является шагом в правильном направлении, еще не служит свидетельством подлинной независимости белорусской политики в данном вопросе.

Стратегия санкций, управляемая США, не приведет ни к деэскалации напряженности между Западом и Россией, ни к поддержке находящегося под угрозой прозападного правительства Украины.

Сегодня создается ощущение, что русские хотят у нас – меня, да и вообще большинства украинцев, белорусов, других народов – украсть ту Победу, преувеличив свою роль.

Александр Гальченко

Половина опрошенных хотела бы видеть расширение территории страны за счет присоединение земель с русскоязычным населением к России.

Анастасия Михайлова

Украинская армия пока не способна установить контроль над охваченным протестными настроениями юго-востоком страны. При нынешней тактике армии ополченцы и дальше смогут удерживать захваченные территории.

Иван Петров, Михаил Рубин, Жанна Ульянова, Мария Макутина

Энергетический экспорт – основа внешней торговли России и одновременно ее уязвимое место, потому что ориентирован преимущественно на рынок ЕС, откуда она получает львиную долю валютных поступлений.

Михаил Гончар, Андрей Чубик

Если мы находимся в начале новой холодной войны, пусть так оно и будет. Но главной сутью холодной войны является то, что она предотвращает настоящую войну.

Как только власти решили радикально повысить уровень насилия — начать стрельбу по повстанцам — зная, что у Майдана заведомо нет возможностей дать сопоставимый ответ, они практически мгновенно проиграли.

Попытка компенсировать экономические и политические неудачи силовым нажимом усугубили ситуацию: под вопрос поставлена сама способность РФ быть договороспособным и вызывающим доверие партнером в любых интеграционных проектах.

«Интеграционная» определенность – не панацея. В свое время Литва, Латвия и Эстония хотели сохранить нейтралитет, но СССР подписал с ними договоры о сотрудничестве и взаимной помощи, после его проглотил, как удав кроликов.

Поскольку существует риск беспошлинного ввоза на рынок Таможенного союза европейских товаров под видом украинских (в случае подписания полного Соглашения об ассоциации), Таможенный союз усилит защиту своего внутреннего рынка.

Так называемые государственные интересы — фикция. Не существует устойчивых государственных интересов, существуют интересы людей, находящихся у власти.

Все постсоветские годы Беларусь, как и другие страны СНГ, готовилась к войне не в том направлении. Сегодня акцент на западной военной угрозе выглядит довольно архаично.

По мере приближения президентских выборов Афганистан вновь оказывается на критическом распутье: на карту, после 35 лет неутихающей войны, поставлены его единство и территориальная целостность.

Каментуючы ўкраінскую сітуацыю, Аляксандр Лукашэнка круціўся нібы ўюн на патэльні. І немагчыма было зразумець, чыю ж пазіцыю ён зойме – украінскую ці расейскую. Але выслізнуць з гэтай сітуацыі немагчыма, бо канфлікт не сціхае. У «Размове Калінкінай» – гутарка з палітолагам Анатолем Панькоўскім.

Даже если российско-украинские отношения в газовой сфере обострятся, Россия не сможет в качестве альтернативы поставок газа на европейский рынок воспользоваться белорусским коридором в полной мере.

Ось — СССР/Китай — была одним из излюбленных пугал в 60-х. Генри Киссинджер, однако, видел, что две враждебные культуры — на ножах на всем протяжении их границы. Как метко выразился в 2006 Акихеро Ивасита — «Четыре тысячи километров проблем».

Эмброуз Эванс Причард, The Telegraph

Эмансипационные интенции при демократии вступают в противоречие с попытками закрепить их институционально. Без осознания этого противоречия эмпирические попытки установить демократию обречены на регресс в область авторитаризма.

Некоторые европейские политики понимают, что выиграть в новой холодной войне можно лишь в том случае, если в ней не участвовать. Однако избежать такого неучастия для них гораздо труднее, чем для китайцев.

Многое будет зависеть от того, возобладает ли у западных лидеров традиционное «блоковое» представление в отношении Восточной Европы – или будут реализовываться более гибкие и современные концепции.

"По тому, чем довольствуется Россия, можно судить о величине её потери". Чем довольствуется Россия?

Євген Бистрицький

Судя по всему, Украина уступила свое первенство Беларуси, хотя именно здесь был подготовлен пилотный проект. За ней следовали Казахстан, Армения, Приднестровье и лишь потом – Украина.

Такое название статьи еще месяц назад выглядело бы, по меньшей мере, экстравагантно. Оно лучше подходило бы для антиутопии, а не для аналитического комментария.

Что касается документа белорусского МИД, то он наверняка привел бы в восторг самого Шарля Мориса де Талейрана, считавшего, что язык нужен дипломату для того, чтобы скрывать свои мысли.

Французский политолог о том, чем для Кремля может закончиться вторжение на Украину

В Кремле, уверен политолог, были бы даже не против возвращения к ситуации «холодной войны». По его мнению, там полагают, что откат к противостоянию Востока и Запада «механически выдвинет Россию в ведущие мировые игроки».

Жан-Сильвестр Монгренье

А может, у него на первом плане «защита» жителей Калининградской области, и, следовательно, оккупация Беларуси и отрезание «коридора» от Польши? А потом – возвращение «фамильных» владений в Шлезвиг-Гольштейне?

Ни Лукашенко, ни Назарбаев ни словом не высказались в поддержку политики Путина в отношении Украины. И было бы странно, если бы высказались.

Россия нуждается в Европе и Америке, если она хочет успешно противостоять множеству своих проблем и, в частности, тем, которые создает Китай. Вместо этого Путин получает извращенную гордость от своих настойчивых усилий по отталкиванию Запада.

Означает ли демарш Кремля отказ от роли основного интегратора на постсоветском пространстве, отказ играть по тем правилам, которые до сих имелись и худо-бедно работали?

Большую лепту в объем товарооборота вносит экспорт белорусских нефтепродуктов на украинский рынок, который остается самым привлекательным с точки зрения логистики поставок и самым высокомаржинальным с точки зрения доходности продаж.

Пока нельзя ответить на главный вопрос: повзрослел ли украинский социум? Станет ли нынешний грандиозный Майдан кузницей гражданского общества, способного заставить политиков изменить существующую систему, порождающую януковичей?

События в Украине стали нетривиальным вызовом Таможенному союзу, который уже через год должен превратиться в полноценный Евразийский союз: под вопросом оказалась интегративная привлекательность нового объединения.

Там и тогда, где есть добрая воля государства, там реформа местного самоуправления осуществляется. Где ему создаются искусственные препятствия, где оно ограничивается, за это расплачивается все общество и само государство.

Анатолий Круглашев

В действительности Украина, как и другие постсоветские страны, оказывается болтающейся на волнах централизационных и децентрализационных процессов.

Анатолий Круглашев

Кризис в Киеве

Ещё долгое время риторика стратегического партнёрства будет расходиться с реальностью. Сейчас её можно назвать «стратегическим соперничеством». На саммите Россия-ЕС в конце января 2014г. это можно будет прочувствовать.

Даниэль Брёсслер

Ни Европа, ни Россия, ни Партия регионов, ни объединенная оппозиция не имеют стратегии действий в той новой реальности, которая возникла в результате Евромайдана. Будущее Украины, а может быть, и всей Европы зависит от того, будет ли эта новая реальность способствовать появлению людей, способных действовать взвешенно, творчески и целенаправленно.

Украине на данном, без особого преувеличения - преддефолтном этапе как воздух все же нужен срочный заем. До недавнего времени считалось, что это заем МВФ.

Сергей Следзь, Вадим Башта

Притворство украинской оппозиции становится очевидным уже для всех. Статус-кво, выгодный и власти, и оппозиции, привел к тому, что я в Киеве уже буквально каждый день слышу ностальгические разговоры о том, как хорошо жилось при Кучме.

Переизбрание Януковича на следующий срок видится весьма проблематичным. В Украине в пользу объединенной Европы стабильно высказывается ощутимое большинство граждан, причем эта тенденция укрепляется.

Главным позитивным итогом этого саммита для официального Минска следует считать прагматизацию самой программы «Восточное партнерство». После украинского демарша, организаторы заметно смягчили свои требования к странам-участницам.

Если Соглашение об ассоциации с Украиной все же будет подписано, то упомянутые ограничения Россией непременно будут введены. При этом официальному Минску будет настоятельно предложено присоединиться к ним.

Россия до сих пор успешно избегала угрозы одновременной конфронтации с Украиной и Беларусью, прекрасно понимая, что кроме экономических потерь, это может вылиться и в существенные политические.

Если белорусы и украинцы сами не захотят или не смогут ничего изменить в своих государствах, то Европа легко оставит нам наши раритетные режимы, а если это будет выгодно, то и с радостью с ними «интегрируется».

То, что Янукович не демократ, в данном случае работает как раз на евроинтеграцию Украины – как и на освобождение, я надеюсь, в скором будущем Юлии Тимошенко.

У авторитарного режима есть свои прелести. Президент принял решение. Решение, с моей точки зрения, правильное. И он добьется его исполнения.