Материалы на тему «поставки нефти»

Ухудшение сложившихся условий для нефтяной отрасли

Если Россия обнулит экспортные пошлины на нефть и увеличит НДПИ, то цена российской нефти для Беларуси повысится фактически до мирового уровня.

Высокомаржинальный рынок для экспорта белорусского топлива

Если трубопровод Одесса-Броды заработает, он всегда сможет подать нефть в Беларусь – если в этом возникнет необходимость.

К возможности нового нефтяного конфликта

Российским железнодорожникам и портовикам придется сильно постараться, чтобы экономически обосновать белорусским нефтяникам, почему они должны направить свои грузы в Усть-Лугу, Санкт-Петербург или Приморск.

Беларусь очень нуждается в росте цен на нефть

Как нефтяные сверхдоходы и газовая субсидия влияли на экономику Беларуси раньше? Как изменилось это влияние, и при каких условиях возможно восстановления прежних объемов дотирования за счет российских нефтегазовых субсидий?

Профильные белорусские чиновники заявляют, что снижение объема переработки нефти НПЗ до 18 млн тонн в год не будет иметь серьезных негативных последствий для белорусской нефтяной отрасли.

Чем завершится очередная попытка уйти от внутрикорпоративного субсидирования, спрогнозировать сложно, учитывая, что такая политика ранее терпела фиаско.

Поскольку до вступления в силу Таможенного кодекса ЕАЭС остается менее трех месяцев, стороны решили осознать пределы своих договорных потенциалов.

Если ценовая конъюнктура на внешних рынках нефтепродуктов принципиально не изменится в лучшую сторону, вряд ли белорусские НПЗ смогут продолжить свои масштабные программы модернизации самостоятельно.

Значение союзника, обладающего даже относительно невысокой степенью свободы в своей внешней политике, значительно выше, чем союзника, который является, образно выражаясь, обкуском твоей собственной судьбы.

Сокращение Россией поставок нефти в Беларусь серьезно бьет не только по всей нефтепереработке страны, но и по лидерским позициям нефтяников на самом выгодном для них рынке – украинском.

Если в ближайшие дни Минску и Москве и удастся снять разногласия по текущему газовому спору, то белорусской стороной в повестку уже внесен новый пункт – «выравнивания» цен на газ в России и Беларуси.

Стратегия БНК нацелена на получение максимального эффекта от экспорта нефтепродуктов, поэтому компания стремится меньше топлива продавать через порты, а больше – на рынках соседних стран.

Главный враг конкурентоспособности белорусских производителей – это операционные, управленческие издержки, в том числе и на бесконечные переговоры о цене газа и нефти. 

Новые ценники на АЗС – вопрос времени. Вероятно, правительство оттягивает принятие этого решения, чтобы не подстегнуть инфляцию и не нанести «удар» по макроэкономической стабильности – главном его достижении в нынешнем году.

В целом для российской элиты, отвечающей за практическую реализацию экономической политики, пагубность зависимости от «углеводородной ренты» – хорошо известный, но, скорее, теоретический вопрос, по-прежнему не влияющий на принятие текущих решений.

Межбюджетное субсидирование нацелено на сближение цены на газ для белорусских и российских энергетиков лишь к 2019 году, для остальных потребителей Беларуси – лишь к 2025 году. Темпы этого сближения не устраивают белорусское руководство.

Сам ход торгов обнаружил, что Беларуси необходимо менять переговорную команду с Россией, стиль их ведения прежней командой, по всей видимости, устарел.  

Можно предположить, что Кремль сделает шаги навстречу лишь при очевидных уступках Минска и «железобетонных» гарантиях стабильности дальнейших правил игры на энергетическом рынке.

Судя по всему, союзникам не удастся договориться по всем газовым вопросам, если не будут решены спорные позиции по поставкам российской нефти в Беларусь.

Российское руководство на данном этапе не столько заинтересовано в размещении авиабазы на территории РБ, сколько в разговорах о ней.

Товарооборот Беларуси с Украиной в январе-мае 2015 года снизился на 47,2% по сравнению с аналогичным периодом 2014 г.  Белорусская сторона считает, что во многом падение товарооборота обусловлено искусственными барьерами.

Надо полагать, В. Путин и дальше будет принимать «компенсационные» решения в отношении Беларуси исходя из политических соображений. Белорусская сторона в этом вопросе полагается на «союзнический дух».

На сегодняшний день для белорусских властей уже нет резонов держать продажу «Нафтана» до конца 2014 года как резервную возможность восполнения дыры платежного сальдо.

Участники белорусского нефтяного рынка посчитали, что реализации самого жесткого сценария налоговой реформы в России обернется убытками для переработчиков нефти в Беларуси в объеме до 50 USD на каждой тонне.

Замахнулись на необъятную Евразию, но собрались только «на троих» и с оговорками. Причем два участника союза – Беларусь и Казахстан – взаимной торговли почти не имеют.

По ключевым для Беларуси позициям этого документа – построение общего рынка газа, нефти и нефтепродуктов и электроэнергии, а равно и по доступу к энергетической инфраструктуре в ЕАЭС с 1 января 2015 года – «тройка» не договорилась.

Проблема обеспечения экспортных поставок нефти может встать перед российскими добытчиками после 2019 года, на который приходится предполагаемый пик добычи нефти

Раздел «Энергетика» – фактически краеугольный камень евразийской интеграции для всех ее участников. И пока этот «камень» остается неподъемным.

Сближение Киева и Москвы не выгодно Лукашенко и по другим причинам: это и понижение статуса Минска как ближайшего союзника Кремля, и конкуренция за привлечение российских ресурсов.

Сентябрьское ограничение поставок пока является лишь предупредительным «выстрелом» для Беларуси, – в случае дальнейшей эскалации калийного конфликта со стороны РФ могут последовать более жесткие шаги.