Материалы на тему «КНР»

Сможет ли китайский парк стать чем-то большим, чем сухой порт?

Все это усиливает неопределенности по поводу возможности импорта продукции, произведенной в «Великом камне», так как ставит ее в уязвимость от политического решения, которое будет принято по этому вопросу в Кремле.

Концентрация власти: инструмент может стать целью

Рост авторитаризма, являясь неким побочным эффектом, на самом деле может стать миной замедленного действия. Дисбаланс в партии может породить новые виды фронды.

Китай не торопится стать вторым паровозом для беларуской экономки

Официальный Минск рассчитывает повысить внимание китайского бизнеса к Беларуси за счет создания соответствующего информационного фона.

Работает такая схема просто: государство «инвестирует» деньги в предприятие через допэмиссию, в результате чего доли крупных собственников уменьшаются, а госдоля – наоборот, вырастает.

Очевидно, что пик китайского интереса к Беларуси пройден. А новых предложений, которые были бы способны возродить этот интерес, у Минска может не оказаться вовсе.

Ситуация с китайскими кредитами в Беларуси тем более безнадежна, если кредитный портфель проектов предприятий будут формировать губернаторы и чиновники.

Эффективность «силовых действий» России ограничена лишь регионом некоторых постсоветских государств. К сожалению, Беларусь относится к их числу.

Российский фактор в данном случае будет иметь ничтожное значение хотя бы в силу того, что в обоих этих объединениях Москва в лучшем случае на вторых ролях (как в ШОС) или проходит четвертым номером (как в БРИКС).

Гражданское неповиновение есть нарушение закона, но это ненасильственное влияние одних людей на других, основывающееся на призыве к справедливости. Переход к насильственным действиям значительно снизит уважение к протесту.

Расчеты, что «Газпром» сможет продавать в КНР ежегодно более 60 млрд. куб. м., не основаны на анализе реальных потребностей и служат лишь оправданием архизатратного проекта.

Михаил Крутихин

В среднесрочной перспективе, возможно, не «среднеевропейская», но именно «китайская» цена может стать ориентиром для европейских потребителей российского газа.

Цена стратегического партнерства с КНР – трансферты белорусских технологий и рост внешней задолженности Беларуси «благодаря» китайским связанным кредитам.