Материалы на тему «декрет №3»

Полная занятость достигнута, а работы нет

Дисбаланс предложения и спроса на рынке труда – это когда инвестор, не найдя подходящих кадров, отказывается от капиталовложений, а работники подыскивают вакансии на чужих рынках.

Провалы демографической политики

Женщины, располагая колоссальными физиологическими возможностями, не имеют для их реализации социальных, бытовых, культурных и финансовых возможностей.

Социальное государство продолжает борьбу с теневой занятостью

Как именно целевым образом попасть именно в этих людей, достаточно напугав их отсутствием или платностью социальных услуг государства, и не задеть людей, которые находятся в тяжелой жизненной ситуации?

Наброски нового социального контракта

В официальной позиции любопытно даже не желание «отследить каждого человека». Удивляет стремление связать Декрет №3 с демографическим ростом в стране.

Право на труд и обязанность трудиться

Рассуждения о том, что в Беларуси все должны работать, продолжают логику Декрета №3, а именно, игнорирование того, что в Конституции прописано право на труд, а не обязанность трудиться.

Что теперь должны оплачивать «социальные иждивенцы»?

Идея об оплате «тунеядцами» социальных услуг несет в себе еще большие социальные риски, чем требование уплатить некую фиксированную сумму сбора.

Администрация президента решила проверять законы до принятия, а не после

Поскольку тенденция сверхцентрализации никуда не делась, то Администрации Президента приходится все больше управлять вручную.  И настало время хоть как-то думать об эффективности. 

Закон «о социальных иждивенцах» вкупе с административными препятствиями для отражения соответствующих процессов в государственной статистике блокируют каналы относительно управляемой канализации социального недовольства.

Только если гражданин, например, работал или занимался предпринимательской деятельностью менее 183 дней в году, у фискальных органов есть основания предъявить ему требование об уплате сбора.

Следует ожидать не реформ по китайскому, например, образцу, а того, чего наши власти особенно боятся, – «перестройки». То есть такого преобразования, в результате которого старое разрушается, а новое не создается.

«Эффективность» принудительного труда не удалось обеспечить никому. Примеров тому в новейшей белорусской истории множество, начиная от пресловутых нерадивых родителей и заканчивая крепостным правом в деревообрабатывающей отрасли.