Материалы на тему «социальные иждивенцы»

Социальное государство продолжает борьбу с теневой занятостью

Как именно целевым образом попасть именно в этих людей, достаточно напугав их отсутствием или платностью социальных услуг государства, и не задеть людей, которые находятся в тяжелой жизненной ситуации?

Наброски нового социального контракта

В официальной позиции любопытно даже не желание «отследить каждого человека». Удивляет стремление связать Декрет №3 с демографическим ростом в стране.

Право на труд и обязанность трудиться

Рассуждения о том, что в Беларуси все должны работать, продолжают логику Декрета №3, а именно, игнорирование того, что в Конституции прописано право на труд, а не обязанность трудиться.

Что теперь должны оплачивать «социальные иждивенцы»?

Идея об оплате «тунеядцами» социальных услуг несет в себе еще большие социальные риски, чем требование уплатить некую фиксированную сумму сбора.

Порасклеивать объявления на подъездах с предложением ознакомиться с вакансиями, имеющимися в распоряжении ближайшего исполкома, – это мы можем и умеем.

Скорей всего, действия властей были продиктованы не столько протестной активностью «тунеядцев», сколько порочностью самого декрета и невозможностью его реального исполнения.

Уж лучше бы они не работали. Для экономии очень ограниченных в настоящее время ресурсов такие предприятия следовало бы закрыть, а работников отправить на досрочную пенсию.

В 2014 году получали доходы и платили налоги менее 250 тыс. предпринимателей. Остальные впали в анабиоз, ожидая восстановления жизнедеятельности с наступлением лучших времен.

Власть пытается «выполоть» практически все актуальные бизнесы XXI века ради спасения структур XIX – первой половины XX века. В общем, уничтожают живое во имя мертвого.

Закон «о социальных иждивенцах» вкупе с административными препятствиями для отражения соответствующих процессов в государственной статистике блокируют каналы относительно управляемой канализации социального недовольства.

Только если гражданин, например, работал или занимался предпринимательской деятельностью менее 183 дней в году, у фискальных органов есть основания предъявить ему требование об уплате сбора.

Следует ожидать не реформ по китайскому, например, образцу, а того, чего наши власти особенно боятся, – «перестройки». То есть такого преобразования, в результате которого старое разрушается, а новое не создается.

«Эффективность» принудительного труда не удалось обеспечить никому. Примеров тому в новейшей белорусской истории множество, начиная от пресловутых нерадивых родителей и заканчивая крепостным правом в деревообрабатывающей отрасли.

Тут наше государство может попасть в расставленную им же самим себе ловушку – столкнувшись с необходимостью уплаты «тунеядческого налога», возвратившиеся сезонные мигранты могут отправиться регистрироваться на биржу труда.