02.12.2006

В конце октября – начале ноября 2006 г. независимыми социологами проведен опрос общественного мнения (методом face-to-face interview опрошено 1527 человек в возрасте от 18 лет и старше, ошибка репрезентативности не превышает 3%), посвященный важнейшим проблемам жизни белорусов. Предлагаем Вашему вниманию самые интересные результаты.

-------

Согласно опросам, проведенным в Беларуси в нынешнем году независимыми социологами, отношение белорусов к интеграции с Россией на протяжении года менялось незначительно (табл. 1).

Таблица 1. Динамика ответов на вопрос: «Если бы сегодня проходил референдум об объединении Беларуси и России, как бы Вы проголосовали?», %

Вариант ответа

12'02

03'03

06'04

06'06

08'06

10'06

За объединение

53.8

57.5

42.9

44.9

45.4

46.4

Против объединения

26.3

23.8

25.0

28.9

34.2

33.5

Не принял бы участия в голосовании

7.8

8.6

16.5

13.8

9.6

10.6

В сравнении с предыдущими годами несколько снизилось число приверженцев объединения с Россией, несколько увеличилось количество противников такой перспективы, но эти изменения не изменили общей картины: сторонники интеграции составляют примерно половину опрошенных, противники от четверти до трети.

Однако, эта в целом благоприятная для дальнейшего сближения картина заметно меняется, когда вопросы, задаваемые опрашиваемым, касаются конкретных сюжетов белорусско-российских отношений, в частности, самой острой проблемы двусторонних отношений. Еще в апреле 2006 г., почти сразу после выборов в Беларуси руководство российского «Газпрома» объявило о том, что со следующего, 2007 г. цена на газ для Беларуси будет повышена в несколько раз – с нынешних 46.67 долларов за тысячу кубометров до 200-250 долларов. Сложные переговоры и политические демарши договаривающихся сторон пока не привели ни к какому результату – ответ на вопрос, какой будет цена на газ для Беларуси уже через месяц с небольшим, остается без ответа.

Если Москва оперирует, в основном, аргументами экономического характера («мы повышаем цену для всех и почему белорусы должны быть исключением»), то белорусская сторона напирает на политические аспекты, заявляя, что с союзниками так не поступают. Россию при этом пугают, что такое повышение цен приведет фактически к разрыву союзнических отношений, о чем А. Лукашенко заявил 29 сентября 2006 г. на пресс-конференции для российских журналистов.

Как показали результаты октябрьского 2006 г. опроса, такое видение двусторонних отношений разделяет большинство опрошенных. На вопрос «Недавно на пресс-конференции для российских журналистов А. Лукашенко, комментируя планы «Газпрома» повысить цены на газ для Беларуси с 1 января 2007 г., заявил: «Увеличение до таких размеров цены на газ – это однозначно разрыв всех отношений. В экономике – так точно». Разделяете ли Вы это мнение?» поддержали главу государства 53.3% респондентов, не согласились с ним только 32.4%.

Между тем на самом деле Беларусь (и Россия) поддерживают плодотворные экономические отношения со многими странами мира, торгуя с ними по рыночным ценам. Если больше половины белорусов вместе с президентом считают, что переход на такие, в общем-то нормальные формы взаимоотношений с союзником означает «разрыв отношений», это означает, что любовь этих людей к великому соседу Беларуси имеет конкретное материальное воплощение. Можно даже подсчитать: Беларусь покупает у России примерно 20 миллиардов кубометров газа в год, нынешняя цена – приблизительно 47 долларов за тысячу кубометров, «Газпром» настаивает на цене 200 долларов, значит, дополнительный расход Беларуси составляет около трех миллиардов долларов в год.

Отдавать такие деньги кому бы то ни было, в том числе и Беларуси, разумеется, не хочется. Но мнение А. Лукашенко, поддержанное, как видим, большинством населения, показывает, что рыночный подход используют обе стороны: россияне требуют платить за произведенный ими продукт, белорусы – за союзнические отношения. При этом если с установленной А. Лукашенко ценой, которую должна платить Россия, согласно большинство белорусов, то с назначенной им же ценой, которую должны быть готовы заплатить белорусы, согласно меньшинство – чуть больше одной четверти (табл. 2).

Таблица 2. Распределение ответов на вопрос: «Как Вы расцениваете заявление А. Лукашенко, сделанное во время недавней пресс-конференции для российских журналистов: «Если танки пойдут оттуда (т.е. с Запада) на Россию, мы будем тут умирать за Россию. И наш народ должен быть к этому готов»?

Вариант ответа

%

Одобряю и поддерживаю это заявление

25.9

Мне это безразлично

10.8

Не одобряю и не поддерживаю это заявление

51.4

Как видим, народ, вопреки мнению главы государства, к этому явно не готов. Правда, вероятность того, что танки с Запада рванут на Москву, ничтожно мала, так что результаты, описанные в табл. 2, отражают скорее отношение белорусов к России, как к дружественной, но все же чужой стране, проливать кровь за которую они не намерены.

Тем не менее, перспектива резкого повышения цен на российский газ опрошенных все же очень беспокоит, причем в чисто практическом плане (табл. 3).

Таблица 3. Распределение ответов на вопрос: «К каким последствиям, на Ваш взгляд, приведет повышение цены на газ для Вашей семьи и для нашей страны в целом?»

Вариант ответа

%

Цены за отопление, другие услуги и товары резко вырастут, что приведет к серьезному ухудшению положения и моей семьи, и страны в целом

34.9

Цены за отопление, другие услуги и товары начнут расти, что приведет к некоторому ухудшению положения и моей семьи, и страны в целом

23.9

Думаю, что руководство страны найдет выход из этой ситуации, и ухудшения положения ни моей семьи, ни страны в целом не произойдет

36.0

На данные табл. 3 можно смотреть по-разному. С одной стороны, только чуть больше трети опрошенных ожидают серьезных затруднений в связи с повышением цен на газ, а больше половины уверены, что ухудшения положения или вовсе не наступит, или оно будет не таким уж катастрофическим. С другой стороны, только 36% уверены, что белорусским властям удастся сохранить нынешнее положение, а больше половины опрошенных опасаются, что «затягивать пояса» так или иначе придется.

В последних выступлениях А. Лукашенко постоянно упоминается круг новых союзников Беларуси, в первую очередь называются Китай, Венесуэла и Иран. И дело не только в заявлениях – недавно состоялся визит в Беларусь президента Венесуэлы У. Чавеса, в начале ноября А. Лукашенко посетил Иран. Официальные СМИ подчеркивают, что сотрудничество с этими странами принесет Беларуси большие экономические выгоды и поможет компенсировать расходы, связанные с повышением цен на российские энергоносители.

Суждено ли этим обещаниям сбыться – неизвестно, однако данные опроса показывают, что сколь-нибудь прочной политической или хотя бы эмоциональной опоры (в отличии от отношений с Россией) сотрудничество с этими новыми друзьями не имеет. На вопрос «Хотели бы Вы, чтобы Беларусь образовала союз с такими странами, как Венесуэла, Иран и Китай?» утвердительно ответили лишь 28.4% опрошенных, отрицательно – 52.9%.

Таблица 4. Распределение ответов на вопрос: «Кто Вам ближе – китайцы, иранцы и венесуэльцы или американцы и европейцы – чехи, поляки, литовцы и др.?»

Вариант ответа

%

Мне ближе китайцы, иранцы, венесуэльцы

11.3

Мне ближе американцы и европейцы

58.3

ЗО/НО

20.4

Одна из причин такого нежелания – культурная дистанция между белорусами и жителями этих стран, с которыми так стремится подружиться белорусское руководство. Европейцы и американцы, от которых белорусские власти ждут всяческих подвохов, среднему белорусу куда ближе (табл. 4).

Таким образом, властям вряд ли удастся добрые отношения населения к России заменить сотрудничеством с далекими во всех смыслах странами.

www.iiseps.org

Метки