Возможность для ВТО

ВТО тоже нуждается в реформировании

Всемирная торговая организация долгое время игнорировала собственные проблемы – от несовершенных правил предоставления «особого и дифференцированного режима» членов Организации до необъяснимого понимания консенсуса. Если в ближайшее время она не предпримет действия по реформированию и обновлению своего функционирования, она может стать попросту неуместной.

В декабре министры торговли со всего мира съезжаются в Буэнос-Айрес на 11-ю Конференцию министров торговли Всемирной торговой организации. С учетом позиции Соединенных Штатов, которые исторически направляли мир в направлении либерализации торговли, а в настоящее время активно разжигают торговые противоречия, эта встреча будет отличаться от любых других.

Встречи министров ВТО никогда не бывают легкими. Обычно заключается соглашение, но только в последнюю минуту, и язык этих соглашений нередко расплывчат. На сей раз результат может оказаться еще более разочаровывающим, поскольку делегаты не могут достичь даже символического соглашения, на которое они могли бы рассчитывать в ходе минувшей агрессивной маркетинговой кампании.

Нынешняя напряженность в отношении свободной торговли, возникшая из-за неравномерного распределения ее выгод, не может быть разрешена в рамках ВТО, не говоря уже о министерском соборе. Но это не означает, что предстоящая конференция бесполезна. Напротив, она должна предоставить важную возможность для инициирования обновления и реформы, в которой нуждается ВТО для того, чтобы оставаться эффективной платформой для сотрудничества в области международной торговли и достижения консенсуса между странами.

Одна из основных проблем, которые необходимо решить, касается «специального и дифференцированного режима» (S&D). Около двух третей из 164 членов ВТО объявили себя развивающимися странами – этикетка, который дает право на преференции включая полномочия по поддержанию торговых тарифов на более длительный период времени.

А поскольку ВТО не имеет каких-либо контрольных показателей или индикаторов, позволяющих определить, когда страну должны отлучить от режима S&D, неудивительно, что ни одна развивающаяся страна так и не «развилась». Конечно, с момента, когда S&D был впервые представлен в 1979 году, многие развивающиеся страны стали богаче. Но они не проявили никаких признаков того, что готовы отказаться от преимуществ режима S&D – даже для отраслей, которые стали конкурентоспособными на международном уровне.

Трудно обосновать правило, согласно которому все развивающиеся страны должны пользоваться бессрочной привилегией отказа от общих обязательств ВТО для всех секторов их экономик. И поскольку многие из стран-партнеров по ВТО претендуют на льготный статус, развитые страны часто сопротивляются торговым уступкам внутри организации, предпочитая вести переговоры на других форумах.

Динамика в ВТО резко контрастирует с динамикой в Международном валютном фонде и Всемирном банке. В ВТО развитые страны хотели бы, чтобы крупные развивающиеся рынки взяли на себя больше обязательств, в то время как развивающиеся страны противостоят этому. В бреттон-вудских учреждениях развитые страны стремятся снизить влияние развивающихся экономик.

Но обе динамики несут в себе что-то общее: непримиримость – даже исходящая от разных сторон, – отражает отрицание реальности. В бреттон-вудских учреждениях страны с развивающейся экономикой правы, что увеличение их экономического веса должно коррелировать с увеличением вклада капитала и большим весом при принятии решений. В ВТО режим S&D, очевидно, нуждается в обновлении – чтобы гарантировать, что он приносит пользу только тем странам, которые в действительности нуждаются в этом. Таким образом, министры на конференции в Буэнос-Айресе должны быть готовы к честному обсуждению проблематики S&D.

Вторая тема, которую необходимо рассмотреть в рамках ВТО, касается вопроса достижения консенсуса. В соответствии с действующими правилами ВТО большинство решений может приниматься большинством голосов. Но давняя практика состояла в том, чтобы принимать все решения на основе консенсуса.

Это разумно и, следовательно, не должно пересматриваться. Хотя достижение консенсуса может быть медленным и громоздким процессом, это единственный способ придать легитимность решениям ВТО. В конце концов, простое большинство голосов не учитывает различия в размерах рынка. И взвешенное голосование подорвало бы способность ВТО разрешать споры путем рассмотрения вопросов распределения прав и обязательств между странами-членами ВТО разных размеров и различным политическим капиталом.

Проблема заключается в том, что консенсус интерпретируется как неограниченная власть вето, так что любой член ВТО может блокировать обсуждение вопросов, представляющих интерес для других членов. Подход, основанный на консенсусе, может работать только в том случае, если он подразумевает обязательство всех членов работать в направлении общих интересов, и с формальной точки зрения возражения возможны только в отношении решений, противоречащим каким-либо фундаментальным интересам.

Парижское климатическое соглашение стало возможным благодаря простому методу «Индаба», принятому у жителей зулу и ксоса Южной Африки. Переговорщики имеют право на отказ от соглашения, но только в случае, если они выдвигают альтернативные предложения, направленные на поиск общей позиции. Если «Индаба» работал в Париже, он мог бы также работать и в ВТО. В Буэнос-Айресе министры должны обсудить то, каким образом обеспечить, чтобы члены ВТО ответственно применяли свое право на блокирование решений.

Наконец, последний вопрос, который министры должны быть готовы обсудить в Буэнос-Айресе, касается необходимости обеспечения эффективной адаптации ВТО к меняющейся международной среде. Проблемы с принятием решений в рамках S&D и в целом – в ВТО – не новы, но они давно игнорируются, в силу чего углубляются. Этого бы не происходило, если бы в ходе регулярной деятельности ВТО проводилась постепенная реформа.

И МВФ, и Всемирный банк имеют политических наблюдателей, которые регулярно анализируют и оценивают функционирование этих организаций. Обходящиеся в очень незначительные средства эти беспощадные аналитики регулярно заставляют лидеров своих учреждений честно обсуждать организационную эффективность и возможные реформы. Такая независимая оценка – именно то, что требуется ВТО.

ВТО не может решить свои проблемы в кулуарах. Вопрос в том, предпримет ли организация реформы, которые нужны уже сейчас, или дождется, пока дорогостоящий кризис не оставит ей выбора.

Источник: Project-syndicate

Перевод: Наше мнение