План для Европы: получится ли у Меркель и Макрона реформировать ЕС

Евроинтеграция En Marche

Сейчас, когда избирательный сезон в обеих странах закончился, реформаторской решимости Берлина и Парижа и их взаимному доверию предстоит проверка реальностью. Для тех, кто следил за дебатами о евроинтеграции во Франции и Германии, очевидно, что лидеры в Берлине и Париже пользуются похожими концепциями – например, военное сотрудничество или консолидация еврозоны, - но вкладывают в них разный смысл.

С точки зрения французских властей, федеральные выборы в Германии – второй этап процесса, который начался с избрания президентом Франции Эммануэля Макрона. Французы не сомневались и в исходе голосования в Германии. Победу Ангелы Меркель, которую ожидали практически все, во Франции воспринимают как еще одно подкрепление позитивного проевропейского настроя, возникшего с мая в отношениях Парижа и Берлина. И в глазах французского руководства переизбрание Меркель – важный шаг к перезапуску европейского проекта, который Макрон продвигает после прихода к власти.

При этом нельзя сказать, что французское правительство игнорирует собственные обязательства по части реформ. Еще до победы на выборах Макрон считал, что твердая приверженность Франции внутренним реформам и столь же упорная активность Германии по укреплению евроинтеграции – это основа будущей общеевропейской сделки.

В течение первых пяти месяцев на посту президента он, не теряя времени, работал над своей частью обязательств. Его масштабный и местами провокационный план экономических и социальных реформ стал своего рода шоковой терапией для населения Франции. Одновременно это был четкий сигнал Берлину о намерении поменять курс французской экономики и вывести ее на один уровень с Германией. Начавшаяся этим летом реформа рынка труда явно намекает, что новый президент готов действовать решительно в отличие от своих предшественников.

После выборов Франция ожидает такой же целеустремленности от Берлина по части европейской интеграции. С точки зрения Франции выборы 2017 года по обе стороны Рейна создают условия для дальнейших серьезных шагов по реализации европейского проекта после шока, вызванного брекзитом. Так что теперь на политической арене Евросоюза все готово для быстрого движения вперед.

Но сейчас, когда избирательный сезон в обеих странах закончился, реформаторской решимости Берлина и Парижа и их взаимному доверию еще предстоит пройти проверку реальностью. Мечтания политиков в обеих столицах могут постепенно уступить место более реалистичным оценкам. Берлин может обратить внимание, что попытки перестроить французскую экономику обычно сталкиваются с сильным сопротивлением всех слоев общества и могут потребовать более осторожного и постепенного подхода. В свою очередь, когда партнеры начнут работать над концепцией и подробной программой реформы ЕС, масштабные ожидания французов могут не совпасть с более скромными амбициями Германии.

Для тех, кто следил за дебатами о евроинтеграции во Франции и Германии, все это не будет сюрпризом. Хотя лидеры в Берлине и Париже пользуются одними и теми же концепциями – например, постоянное структурированное сотрудничество в военной сфере или консолидация еврозоны, – видно, что они вкладывают в них разный смысл.

После выборов диалог должен стать более содержательным. Потребуется серьезный разговор о том, какое именно будущее Берлин и Париж хотят для Европы, насколько гибкими должны стать институты ЕС, кого они готовы привлечь в союзники на новом этапе развития ЕС и каким именно образом должна разрабатываться эта общеевропейская реформа. Иными словами, Германии и Франции предстоит понять, в какой мере их представления о будущем евроинтеграции и о подходах к ней совпадают.

И здесь есть определенные риски: неизбежно возникающие разногласия могут поубавить энтузиазм Берлина и Парижа. Впрочем, партнеры понимают эти грядущие сложности и знают, что теперь необходимо более четкое понимание, в каком направлении двигаться. Обе стороны будут претендовать на руководство процессом и на первенство. Пока в Берлине будет формироваться новая коалиция, французы, вероятно, будут поддерживать нынешний уровень давления, чтобы закрепить в новой европейской программе как можно больше собственных идей.

Таков традиционный формат работы франко-германского тандема. Несмотря на противоречия, его главным достоинством всегда была способность обеих стран преодолеть разногласия и найти положительные стороны в разнообразии мнений. Если ЕС намерен стать серьезным игроком в новом мировом порядке, понадобятся непростые решения. На лидерах Франции и Германии лежит ответственность за то, чтобы сформулировать единую позицию, способную послужить дальнейшему развитию Европы. И для Меркель, и для Макрона это будет самой главной задачей в ближайшие месяцы.

ИсточникМосковский Центр Карнеги