Объясняя глобальное восстановление на фоне политической рецессии

Устойчивый рост и нестабильная политика

Летом, когда жизнь замедляется, появляется время для размышлений, в том числе и на различные фундаментальные темы. Одна из интереснейших загадок, которая занимает меня в последнее время, – это разрыв между широко распространившейся политической дисфункцией и относительно сильными экономическими и финансовыми показателями.

Сегодня, несмотря на периодические неудачи, крупные мировые экономики находятся на стадии устойчивого восстановления. Безусловно, экономические показатели далеко не полностью раскрыли свой потенциал: в зависимости от того, куда мы обратим свое внимание, мы сможем обнаружить недопроизводство, избыточное количество заемных средств, хрупкие балансовые отчеты, недофинансирование и необеспеченные долгосрочные долговые обязательства. Тем не менее, мы не видим признаков потрясений на финансовых рынках, даже несмотря на то, что постепенно ухудшаются финансовые стимулы.

В то же время, судя по всему, политические условия деградируют. Социальная поляризация усилилась – частично благодаря растущему сопротивлению глобализации и возникшим в результате этого несбалансированным темпам роста. В Соединенных Штатах, например, Исследовательский центр Pew сообщает, что люди не просто категорически не согласны с теми своими соотечественниками, которые являются приверженцами другой политической партии; они их недолюбливают и даже не уважают.

Политический тупик, который подпитывается разделением Америки на левых и правых, теперь укрепился внутри Республиканской партии, которая контролирует обе палаты Конгресса и Белый дом. До сих пор администрация президента Дональда Трампа только усугубляла эту внутреннюю суматоху, не предлагая ни одной из ожидаемых экономических политик, которые способствовали бы росту инвестиций и повышению качественной занятости. Хотя на данный момент трудно определить приоритеты администрации Трампа, трудно не согласиться с тем, что они предполагают согласованный и узкий акцент на политике, направленной на обеспечение более справедливого и устойчивого роста.

Результаты голосования, прошедшего летом 2016 года в Великобритании удивили многих. Беспокойство о дальнейшем будущем ЕС усилилось еще больше, когда премьер-министр Тереза Мэй взяла на себя обязательство обеспечить жесткий Brexit. Теперь, когда британские избиратели лишили г-жу Мэй парламентского большинства на всеобщих выборах в июне, результаты предстоящих переговоров о выходе – и судьба Великобритании после Brexit – стали еще более неопределенными.

Лидеры европейских и некоторых развивающихся стран пришли к выводу, что сегодня как Великобритания, так и США являются непредсказуемыми и ненадежными торговыми партнерами. Азия во главе с Китаем решила пойти своим путем. Международное сотрудничество по экономическим вопросам и вопросам безопасности, которое никогда не было легким, переживает не лучшие времена.

В таком контексте устойчивость мировой экономики – по крайней мере до сих пор – тем более примечательна (хотя, конечно, невозможно знать, как изменились бы экономические показатели, если бы политическая обстановка была более стабильна). Существует несколько возможных (и не взаимоисключающих) объяснений этого противоречивого положения дел.

Во-первых, учреждения, построенные в течение относительно длительного времени, ограничивают возможности политических лидеров и законодателей влиять на экономику. Хотя эти институты могут препятствовать осуществлению позитивной политики, они также минимизируют экономические и инвестиционные риски.

Другая, более тревожная перспектива состоит в том, что риски нарастают быстрее, чем воспринимаются. Если это кажется неправдоподобным, вспомните глобальный финансовый кризис 2008 года, когда слабое регулирование и информационная асимметрия привели к быстро растущим рискам и углублению дисбаланса, которые большей частью были скрыты из поля зрения.

В нынешнем контексте совокупный эффект повышения геополитической напряженности, потери доверия и неуважения к ключевым институтам может привести к большому шоку или просто ухудшению условий для инвестиций. Но, разумеется, игнорировать потенциальные риски, с которыми мы сталкиваемся намного проще, чем строить конкретные сценарии.

Сказав это, следует привести и более обнадеживающее объяснение, к которому я присоединяюсь, рискуя быть названным иррациональным оптимистом. Неравенство возможностей и результатов, которые подпитывают народное недовольство и политическую поляризацию, весьма реальны, и после многих лет пренебрежения ими, они, наконец, добились внимания, которого заслуживают.

Привлечение общего внимание к социальному единству не принесет быстрых результатов. Но со временем оно может способствовать снижению социальной напряженности, помочь переориентировать внимание граждан на их общие ценности и восстановить способность политических лидеров к осуществлению обдуманной и ответственной политики. Как всегда, возникнут разногласия – иногда резкие разногласия – о том, как достичь общих целей. Ключ к их разрешению – контекст взаимного уважения.

Этот сценарий отнюдь не гарантирован, но и не невозможен. В конце концов, избрание Эммануэля Макрона президентом Франции, неудача Мэй на жестком Brexit’е и почти единодушный отказ поддержать позицию администрации Трампа относительно климатических изменений и экономического порядка, основанного на на глобальных правилах как внутри США, так и за их пределами, свидетельствуют о том, что политический центр может держаться.

В то же время национальные и международные институциональные структуры должны продолжать защищаться от деструктивных действий политических лидеров. Уверенность в устойчивости этих институтов и, в конечном счете, в том, что нынешняя политическая рецессия завершиться, – это то, к чему, похоже, склоняются рынки.

Источник: Project-syndicate

Перевод: Наше мнение