Закат Европы?

После нескольких лет нарастающей фрагментации и напряженности Европейский союз может оказаться на грани утраты своих наиболее ценных активов – мира, процветания, свободы передвижения, а также таких ценностей, как терпимость, открытость и единство. Сумеют ли европейцы вовремя объединиться, чтобы спасти их?

Опасность, возникшая перед ЕС, стала совершенно очевидной в июне прошлого года, когда Соединенное Королевство проголосовало за выход из Союза. А победа Дональда Трампа на выборах президента США ухудшила положение вещей. Соединенные Штаты, наиболее близкий и могущественный союзник Европы – ключевой партнер в сфере безопасности и носитель общих ценностей – теперь движется в совершенно ином направлении, грозя оставить потрясенную и разделенную Европу одну в суровом мире жаждущих разорвать ее на части.

Это может показаться преувеличением. Многие представители политического класса США по-прежнему убеждены – по крайней мере, публично – что внешняя политика США при Трампе будет обуздываться уравновешенными тяжеловесами в его кабинете, например, министром обороны Джеймсом Маттисом и госсекретарем Рексом Тиллерсоном. Не волнуйтесь, – говорят политики, – хуже не будет.

Но, исходя из своего опыта могу сказать, что человек, который действительно имеет значение – это тот, к кому президент прислушивается. И пока все признаки указывают на то, что политику формирует ближайшее окружение Трампа. В самом деле, заявления и распоряжения Трампа в течении первых недель правления передают особую идеологическую перспективу – ту, которой давно придерживается главный стратег Белого дома Стив Бэннон, ультра-националист, последователь итальянского идеолога неофашизма Юлиуса Эволы и давний сторонник расистского движения all-right.

Как будто для того, чтобы бы подчеркнуть свое сопоставимое с Распутиным влияние, Бэннон обеспечил себе место в Совете национальной безопасности, в состав которого входят вице-президет, госсекретарь и министр обороны, но отнюдь не политические советники. Не удивительно, что в Твиттере появился хэштег #PresidentBannon.

В обычной ситуации я бы не стала специально останавливаться на структуре аппарата внешней политики страны. Но президент США – это не обычный президентский пост, так что мы все несем определенную ответственность за последствия идеологического воздействия Белого дома на традиционное западное демократическое мышление. Для европейцев эта ответственность особенно актуальна, поскольку новая идеология Америки предполагает возврат к традиционному вестфальскому национальному государству с его акцентом на суверенитете, национализме и сильных границах. ЕС, построенный на идеалах силы, мира и процветания на основе сотрудничества, является альтернативой Вестфальской системе.

Проблема для ЕС – это уже не безразличие, которым были отмечены худшие моменты подхода президента США Барака Обамы к Европе. Это откровенная враждебность США. Похвалы Трампа Великобритании, проголосовавшей за выход из ЕС, его ссылка на «право народа на самоопределение» и уничижительное обозначение ЕС как «консорциума» в ходе его встречи с премьер-министром Великобритании Терезе Мэй подчеркивают эту неприязнь.

Сейчас Европа застряла между США и Россией, которые полны решимости разделить ее. Что европейцам следует делать?

Один из вариантов – потакать Трампу. То есть подход, который продемонстрировала Тереза Мэй во время визита в Вашингтон: она просто промолчала, когда Трамп открыто заявил о том, что поддерживает применение пыток, в ходе их совместной пресс-конференции.

Впрочем, для ЕС такой «умиротворяющий» подход может оказаться контрпродуктивным. Нас определяют не наши границы, а наши ценности. Нет никакой необходимости отказываться от них, чтобы снискать расположение лидера, который показал себя капризным и совершенно не заслуживающим доверия.

Другой вариант – найти нового союзника, возможно, в лице такой страны, как Китай, которая не только является ближайшим аналогом Америки с точки зрения экономического влияния, но и привлекла к себе значительное внимание в последнее время благодаря тому, что является твердой сторонницей глобализации.

Но мы должны остерегаться ложных мессий. Свойственное Китаю глобальное видение сфокусировано почти исключительно на экономических отношениях и – бездуховности, которая поставила под угрозу либеральный мировой порядок в первый черед. Человечество связывает вместе чувство общей цели, а не только функционирование рынка. Если бы было иначе, единого рынка ЕС оказалось бы достаточно, чтобы защитить Европу от угроз, с которыми она сегодня сталкивается.

Третий – и единственно жизнеспособный вариант для ЕС – это самоопределение с опорой на собственные силы. Только за счет укрепления своих международных позиций – увеличивая свой «леверидж» (если воспользоваться современным жаргоном) – ЕС сможет эффективно справляться с Америкой, испытывающей колебания в отношении своих союзников и общих ценностей.

Следование этой опции означает, что ЕС должен добиваться прогресса в торговых переговорах с Японией, в переговорах по инвестиционному соглашению с Китаем, в модернизации Глобального соглашения между ЕС и Мексикой, и позиционировать себя в качестве мирового лидера по налоговой реформе. Кроме того, Европа должна взять на себя большую ответственность за собственную защиту и безопасность– как за счет увеличения расходов, так и посредством континентального сотрудничества, направленного на более эффективное использование ресурсов и возможностей.

Для решения проблемы миграции Европа должна выработать политику, руководствуясь своими ценностями, а также экономическими интересами и соображениями безопасности. Это означает необходимость использования различий между экономическими мигрантами и беженцами, укрепление пограничного контроля, а также дальнейшее развитие сотрудничества с третьими странами.

Во всех своих предприятиях с этого момента ЕС должен утверждать и продвигать ценности – открытость, права человека, верховенство закона и знания, – которые позволили Европе восстанавливаться, расти и процветать в течение более семи десятилетий. Недавний призыв президента Франции Франсуа Олланда и канцлера Германии Ангелы Меркель к «ясным общим обязательствам» в ЕС является хорошим началом.

Но такие призывы должны быть подкреплены действиями. Это может оказаться сложной задачей, поскольку в течение следующих девяти месяцев в Нидерландах, Франции и Германии пройду национальные выборы. Будет еще сложнее, если в одной или нескольких из этих стран неожиданной победы добьется кандидат-экстремист. Но если политический центр Европы удержится, то ЕС окажется в сильной позиции с тем, чтобы противостоять более враждебным внешним силам и двигаться вперед с собственной целью.

Источник: Project-syndicate

Перевод:Наше мнение