Новая ксенофобия

Демократические правительства на Западе во все большей степени утрачивают свою опору. С антилиберального сдвига в Польше и Венгрии, референдума Brexit в Соединенном Королевстве и победы Дональда Трампа на выборах президента Соединенных Штатов смертоносный вирус популизма заражает общества и распространяется.

Привлекательность популизма легко объяснима. Столкнувшись со стагнацией заработной платы и снижением качества жизни, люди ощущают разочарование – тем более, когда их лидеры продолжают говорить им, что положение дел улучшается. Тогда появляется популист и обещает встряхнуть это положение дел с тем, чтобы защитить интересы «народа» (хотя на самом деле только его части), и предлагает что-то, возможно, более привлекательное, чем возможные решения, – козлов отпущения.

В верхней части списка стрелочников – «элиты» – правящие политические партии и корпоративные лидеры. Вместо того, чтобы защищать «народ» от экономических проблем и обеспечивать безопасности, эти группы, заявляет популист, процветает за счет людских бед. В условиях глобализации они накопили огромные богатства, которые намерены защищать путем уклонения от уплаты налогов, офшорных и других схем.

Обвиняются не только элиты. Да, они предали народ. Но один из способов, которым они это сделали, – это навязывания равных прав и возможностей для меньшинств, иммигрантов и иностранцев, которые «воруют» рабочие места, угрожают национальной безопасности, и подрывают традиционный образ жизни.

Трамп выиграл пост президента США отчасти из-за его обещаний депортировать миллионы нелегальных иммигрантов и запретить мусульманам въезд в страну. Подвижники Brexit обещали прекратить свободную иммиграцию из Европейского Союза. После референдума министр внутренних дел Великобритании Эмбер Радд предложил обнародовать названия фирм, нанимающих иностранцев, и публично постыдить их.

Сегодняшний популизм развивается в новую токсичную ксенофобию – ту, которая ставит под угрозу сами основания нашего общества. Для политиков он означает легкий способ быстро преобразовать страх и бессилие людей в опьяняющую смесь гнева и могущества. Они убеждают испуганных (нередко пожилых людей) избирателей, что, выражаясь словами активистов Brexit’a, они могут «вернуть контроль» над своей жизнью и своей страной – в первую очередь за счет отказа от иностранцев.

Демографические процессы делают новую ксенофобия особенно опасной. В большинстве стран Запада общества становятся все более разнородными. Латиноамериканцы сегодня составляют 17,6% населения США. Одна треть лондонцев родились за пределами Великобритании. Во Франции, по оценкам, 10% населения исповедует ислам. И порядка 20% населения Германии так или иначе связаны с иммигрантами.

В этом контексте, когда политики в ходе борьбы за голоса избирателей продвигают антагонистические и разделяющие идеи идентичности, они сеют семена враждебности, недоверия и насилия в своих собственных обществах. Когда, скажем, кандидаты неоднократно называют мусульман опасными, то не следует удивляться всплеску антимусульманских преступлений на почве ненависти, как это имело место в результате Brexit и победы Трампа. Такие разделенные общества требуют все более возрастающего принуждения и контроля.

Разнообразие должно выступать той силой, которая помогает обществам процветать. Вот почему так важно бороться с новой ксенофобией. Одно из средств – поощрение и создание благоприятных условий для социального взаимодействия и дискуссий между различными группами. Обширные психологические исследования показывают, что межгрупповой контакт снижает чувство угрозы, увеличивая возможности для формирования доверия между членами общества.

Если общественные центры, школы и другие публичные учреждения являются местами, где встречаются представители разных религий, культур и рас, то вполне вероятно, ксенофобия не пустит корни. Именно поэтому разные города Европы в значительной степени сопротивляются проникновению новой ксенофобии.

Второй способ борьбы с ксенофобией заключается в укреплении гражданских свобод. Это означает необходимость обеспечения верховенства закона и независимости судей даже перед лицом террористических угроз.

Тем не менее, в последнее время наблюдается зловещее движение в противоположном направлении. Лидеры в Венгрии и Польше предпринимали усилия по демонтажу конституционной защиты; Франция для ограничения гражданских свобод использовала длительный режим чрезвычайного положения; британские и американские политики публично унижают судей. Демократия была свергнута ксенофобами в 1930-х годах не из-за размаха антидемократических движений, но из-за неспособности демократических лидеров защитить конституции своих стран.

Третий способ борьбы с новой ксенофобией – инновации. Например, хотя Интернет часто рассматривается как большой уравниватель, социальные медиа способствуют фрагментации. Содержание Интернета фильтруется – либо за счет самостоятельного выбора пользователей, либо за счет определенных алгоритмов.

В результате образуются сообщества единомышленников, которые, в свою очередь, формируют поляризированный контент. Но если социальные медиа-платформы перенастроить инновационными способами, эффект мог бы быть противоположным – тогда возникали бы пространства для взаимодействия граждан из разных слоев общества.

Угрозу новой ксенофобии не следует недооценивать. Сегодня – не менее, чем в прошлом – отказ от разнообразия равносилен отказу от демократии. Именно поэтому разнообразие должно быть защищено прежде, чем его противники получат больше пространства для маневра.

Источник: Project-syndicate

Перевод: Наше мнение