Почему мы не верим нашим лидерам?

В развитых демократических странах сегодня политическое лидерство становится все более доступным для тех, кто его жаждет. Избиратели, очевидно уставшие от статус-кво, хотят перемен в верхах, в результате чего даже крупные партийные организации пытаются переизбрать лидеров.

В Соединенном Королевстве депутаты от Лейбористской партии депутаты потерпели неудачу в их попытках вынести вотум недоверия лидеру партии Джереми Корбину. В Японии официальный выдвиженец от правящей Либерально-демократической партии на пост губернатора Токио Хироя Масуда проиграл на выборах Йурико Койке. Что касается Соединенных Штатов, то Республиканская партия в качестве финального участника президентской гонки не желает видеть никого, кроме Дональда Трампа. В то время как в ходе праймериз Демократической партии Хиллари Клинтон и ее конкурент Берни Сандерс устроили гораздо более напряженное сражение, чем кто-либо ожидал.

Сообщение политической элите предельно понятно: больше мы вам не доверяем. Однако некоторые политические лидеры, которым избиратели доверяют, могут представлять собой вполне реальную опасность – для их сторонников, их стран и для мира в целом.

Трамп – с его восхищением диктаторами, с его вызывающим расизмом и сексизмом, невежеством и неудержимым темпераментом, – возглавляет этот список. Те, кто стоял во главе кампании по выходу Великобритании из Европейский Союза, – консерваторы наподобие Бориса Джонсона (ныне министр иностранных дел страны) и Найджела Фаража, лидера право-популистской Партии независимости Соединенного королевства – аналогичным образом пренебрежительно и безрассудно ставят под угрозу будущее Великобритании и ЕС.

Если основные политические лидеры хотят изменить умы избирателей, они должны внимательно присмотреться к тому, что в действительности означает лидерство. Здесь следовало бы обратиться к воззрениям американского генерала Джорджа К. Маршалла, который размышлял на данную тему во время, когда он работал над восстановлением вооруженных сил США в 1940-х годах.

Маршалл утверждает, что лидерство является проблемой не риторики, но характера. Для того, чтобы завоевать доверие, необходимое для эффективного руководства, лидер, в частности, должен продемонстрировать три ключевых качества: целеустремленность, беспристрастность и компетентность.

Целеустремленность, по его мнению, – это способность следовать намеченной цели даже если это противоречит собственным интересам. Такой тип лидерства по-прежнему существует. Ярким примером может служить Джо Кокс, молодой британский парламентарий, который был убит во время кампании Brexit; его деятельность в аспекте защиты прав беженцев была признана противоречащей партийной линии.

Но во многих случаях политика превратилась в дело саморекламы – и гонку рейтингов. В нынешней культуре знаменитостей политики должны быть «персонажами». Их кампании напоминают игру конкурсантов на реалити-шоу. Трамп с его клоунскими выходками и имиджем, больше подходящим для шоу-бизнеса, – вероятно, наиболее яркий пример этого сдвига. (The Huffington Post минувшим летом даже решила освещать кампанию Трампа в разделе развлечений.)

Проблема отнюдь не только в том, что это может привести к победе совершенно некомпетентных лидеров. Даже компетентные лидеры, будучи избранными, могут тратить силы на то, чтобы привнести в процесс принятия решений свои личные предпочтения – вместо того, чтобы служить стране беспристрастно.

Последний пример можно обнаружить в расшифровке переговоров бывшего британского премьер-министра Тони Блэра и экс-президента США Джорджа Буша накануне войны в Ираке, недавно обнародованной в расследовании специальной комиссии Соединенного королевства во главе с Джоном Чилкотом. Блэр, в частности, говорит: «Я буду с вами, чтобы не произошло». Он говорит о вступлении страны в войну. Это замечание свидетельствует о том, что его личная связь с Бушем превалирует над его обязанностями в качестве премьер-министра.

Обусловленное целеустремленностью скорее, чем индивидуальностью, лидерство тесно связано с беспристрастностью, что Маршалл считал очень важным. Оказавшись на своем посту, лидеры должны действовать справедливо и чистосердечно. Они должны избежать искушения использовать официальную власть для извлечения выгод для себя, членов их семей или близким им культурных группам, и отказаться от соблазнов – как бы велики они не были, – связанных с особыми привилегиями или защитой для друзей, спонсоров и лоббистов.

Поддержание высоких стандартов беспристрастности – это не легко, но это вовсе не невозможно. Экс-президент Кабо-Верде Педру Пиреш был удостоен в 2011 году премии Мо Ибрагима за достижения в сфере управления в Африке – за превращения своей страны в «пример демократии, стабильности и возрастающего благосостояния». Пиреш ушел в отставку даже без дома, записанного на его имя; он работал для людей, а не для того, чтобы нажить личное богатство.

Третий критерий хорошего лидерства – компетентность – не только вопрос количества знаний, которыми лидер обладает. Как отмечает Маршалл, компетентность также означает способности лидеров учиться на своих ошибках и готовить себя и тех, кто их окружает, к принятию важных решений. В этой связи показателен вердикт комиссии Чилкота по поводу неготовности Британии к войне в Ираке и ее последствиям. Таким же образом сегодня сторонники Brexit’a не располагают никаким планом относительно того, как действовать после референдума.

Пришло время оживить проблематику хорошего лидерства. Избиратели должны распознавать кандидатов, которые демонстрируют целеустремленность, беспристрастность и компетентность. Если они этого не произойдет, они будут продолжать голосовать против руководства, которое, по их мнению, не справляется со своими задачами – даже если это в конечном счете будет голосованием за нестабильность в Европе или безрассудного нарцисса в США.

Источник: Project-syndicate

Перевод: Наше мнение

Метки