Великобритания выживет, Европа – вряд ли

В Великобритании и на Западе в целом мы наблюдаем упадок политического мейнстрима. Политики – такие, как Дональд Трамп в США, Ярослав Качиньски в Польше, или Марин Ле Пен во Франции когда-то были неизбирабельными, но сегодня неизбирабелен мейнстрим. В Австрии он принял в качестве кандидата в президенты Александра Ван дер Беллана, человека не из истеблишмента, с тем, чтобы заблокировать – в допустимых пределах – победу ультраправых сил. Приходится ожидать еще большего электорального успеха политиков-популистов и проектов наподобие референдума Соединенного Королевства Brexit.

Великобритания выживет, Европа – вряд ли

Экономика стала глобальной, но политика по-прежнему остается национальным процессом. Эта сепарация создает среди простых граждан ощущение, что демократия – воля народа – подорвана. В таких условиях влияние переходит на сторону популистов-народников, ибо только они могут осуществить изменения – и только через разрушение. Именно поэтому слова популистов кажутся достоверными даже тогда, когда они лгут.

Brexit следует рассматривать как наказания за события наподобие европейских выборов 2014 года, когда еще до голосования было очевидно, кто станет главой комиссии ЕС, кто возглавит парламент ЕС и какие из фракций парламента будет крупнейшими. Это ощущения фальсифицированной игры отчуждает граждан и вынуждает восстанавливать свое демократическое достоинство путем протестного голосования в пользу таких фигур, как лидер Партии независимости Соединенного Королевства Найджел Пол Фараж или Дональд Трамп. Конечно, никто по-настоящему не верит, что Трамп может выиграть президентские выборы в США. Но подобным же образом никто, даже букмекеры, не верил, что Brexit реально возможен.

Как ЕС пережить потерю крупного государства-члена на фоне восхождения политиков-популистов, экономического кризиса, кризиса беженцев и терроризма? Великобритания может обойтись без ЕС. ЕС, однако, не может обойтись без Великобритании.

В отличие от ЕС, Великобритания является островом, на языке этой страны говорят во всем мире, наконец она располагает ядерным оружием. Его континентальные союзники не пользуются такими преимуществами (только Франция является ядерной державой). Ничто не мешает Великобритании стать второй Швейцарией. (Она даже будет напоминать Швейцарию по форме, если Шотландия и Северная Ирландия, подавляющим большинством голосов проголосовавшие за то, чтобы остаться в ЕС, выйдут из состава Великобритании).

До сих пор Великобритания играла важную роль в качестве противовеса Германии. Теперь Германия остается взять на себя руководство Европой – желает она этого или нет. Проблема заключается в том, что остальные страны-члены ЕС не потерпят немецкого руководства. Внутренняя европейская империя в составе Венгрии, Чехии, Словакии и Польши – возглавляемых лили-путиными – перейдет в жесткую оппозицию к Германии. Националисты этих малых народов поведут свои страны к свежей серии катастроф, в которых страны появляются и исчезают с карты, как кадры телевизионной рекламы.

Более всего выиграют в этой ситуации не Великобритания, не сторонники Brexit, но, скорее – Россия и ее президент Владимир Путин. Не случайно, все валюты нынче падают по отношению к доллару, за исключением рубля (даже швейцарский франк значительно бы подешевел, если бы не вмешательство центрального банка Швейцарии). Россия является глобальным игроком, посему слабость ЕС оборачивается силой России. Сегодня ее значение существенно возросло, и, соответственно, безопасность Запада снизилась. В гонке на выживание между Россией и ЕС, ЕС лишь приспосабливается к России и медленно двигается по направлению к финишной линии.

В ближайшем будущем Евросоюз столкнется с серьезной дилеммой. Если он позволит Великобритании выйти из общих структур лишь в ограниченной степени, это будет сигналом для всех евроскептиков, что они могут делать все, как им заблагорассудится. Но если лидеры ЕС пойдут на увеличение издержек для Великобритании, а именно на ограничения доступа к единому рынку, то Европа может в конечном итоге отрезать нос назло собственному лицу.

Драматизм сегодняшней ситуации в том, что ЕС все еще может одуматься и спасти себя. Она мог бы компенсировать потери, вызванные Brexit, путем преодоления нынешнего кризиса за счет формирования возможностей для подлинной интеграции – того, что до сих пор блокировалось Великобританией. Такое упражнение в обновление потребует предоставления институтам ЕС реальных полномочий для создания единой финансовой, оборонной и энергетической политики, при одновременном следовании целям демократизации (по линии «один гражданин – один голос»).

В случае реализации этого сценария Европа могла бы, наконец, превратиться в сильного глобального игрока. Она могла бы являться третьей по величине страной в мире, с английским языком (по иронии судьбы) в качестве административного языка – Соединенными Штатами Европы. Но, к сожалению, политическая воля к достижению такого результата вряд ли когда-либо возникнет – если условия в Европе не станут значительно хуже, чем сейчас.

Комментарий опубликован в сотрудничестве с Wirtualna Polska.

Источник: Project-syndicate

Перевод: Наше мнение