Прогрессивистская логика торговли

Глобальный торговый режим никогда не был очень популярен в Соединенных Штатах. Ни Всемирная торговая организация, ни множество региональных торговых соглашений, таких как Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) и Транс-Тихоокеанского партнерства (TPP) не имели твердой поддержки среди широкой публики. Однако, оппозиция, была хоть и широка, но разрозненна.

Отличие сегодняшнего дня в том, что международная торговля – в центре политических дебатов. Американские кандидаты в президенты Барни Сандерс и Дональд Трамп сделали оппозицию к торговым соглашениям ключевыми элементами своих кампаний. И, судя по тональности реакций других кандидатов, открытое выступление за глобализацию в нынешнем политическом климате означает электоральное самоубийство.

Популистская риторика, быть может, чрезмерна, но мало кто решится отрицать, что лежащие в её основе жалобы отражают реальные проблемы. Глобализация не подняла все лодки. Многие семьи были разорены в результате дешевого импорта из Китая или других мест. А главными победителями, теми, кто смог воспользоваться расширением рынков, стали финансисты и высококвалифицированные профессионалы. Несмотря на то, что глобализация не является единственной (или даже самый главной) движущей силой неравенства в странах с развитой экономикой, она все же была одним из вкладчиков.

Что дает торговле специфическую политическую окраску – это то, что она часто вызывает подозрения в несправедливости, в то время как другой вкладчик в неравенство – технологии – никогда. Когда я теряю свою работу, потому что мой конкурент модернизируется и вводит более качественный продукт, у меня мало причин жаловаться. Когда он делает это путем аутсорсинга на предприятия за рубежом, которые делают то, что было бы незаконным здесь – например, препятствия работникам к участию в рабочих организация и коллективным трудовым соглашениям – я могу иметь реальные основания для жалоб.

Сандерс решительно выступает за пересмотр торговых соглашений, чтобы лучше отразить интересы трудящихся. Но такие аргументы немедленно наталкиваются на возражения, что любая остановка или разворот торговых соглашений повредит беднейшим слоям населения мира, путем уменьшения их перспектив выхода из бедности за счет роста экспорта. «Если вы бедны в другой стране, это самое жуткое, что Берни Сандерс сказал»,– бегущий заголовок в популярной и обычно трезвой новостной сайт VOX.com.

Но торговые правила, чувствительные в отношении социальных проблем и вопросов справедливости в развитых странах, в действительности не вступают в конфликт с экономическим ростом в бедных странах. Болельщики глобализации нанесли немалый ущерб своему делу, поместив в рамочку в качестве правила, в принципе спорный выбор между существующими торговыми соглашениями и сохранением глобальной бедности. В результате прогрессисты без необходимости принуждают себя к неприятным компромиссам.

Во-первых, стандартный аргумент, что торговля стала основным рычагом успеха развивающихся экономик, не включает важнейшие особенности их опыта. Страны, которым удалось использовать процесс глобализации, такие как Китай и Вьетнам, использовали смешанную стратегию поощрения экспорта и различные политики, которые нарушают существующие правила торговли. Субсидии, продиктованные местными нуждами, инвестиционное регулирование, и – да – часто импортные барьеры играют решающую роль в создании новой промышленности с более высокой добавленной стоимостью. Страны, которые полагаются исключительно на свободную торговлю (сразу приходит на ум Мексика) чахнут.

Именно поэтому торговые соглашения, ужесточая правила, на самом деле служат сомнительным благословением для развивающихся стран. Китай не был бы в состоянии продолжать свою феноменально успешную стратегию индустриализации, если бы страна была ограничена правилами в духе ВТО в течение 1980-х и 1990-х годов. Заключив TPP, Вьетнам получает некоторую гарантию продления доступа к американскому рынку (существующие барьеры на стороне США уже довольно низки), но взамен должен подчиниться в отношении ограничений на субсидии, патентных и инвестиционных правил.

Во-вторых, ничто в истории не свидетельствует, что бедным странам необходимы очень низкие или нулевые барьеры в торговле со странами с развитой экономикой, чтобы извлечь большую пользу от глобализации. На самом деле, самые феноменальные успехи ориентированных на экспорт опытов роста на сегодняшний день – Япония, Южная Корея, Тайвань и Китай – случились, когда тарифы на импорт в США и Европе держались на среднем уровне, и были выше, чем сегодня.

Итак, для прогрессистов, которые беспокоятся как о неравенстве в богатых странах, так и о бедности в остальном мире, хорошая новость заключается в том, что в действительности можно продвигаться на обоих фронтах. Но чтобы делать это, мы должны преобразовать наш подход к торговым соглашениям в нескольких радикальных направлениях.

Мировой торговый режим в настоящее время подчинен  специфической меркантилистской логике: вы снижаете барьеры в обмен на снижение моих. Этот подход был весьма успешным в деле содействия расширению торговли, но имеет мало экономических обоснований. Теперь, когда мировая экономика уже очень открыта, «обмен доступами к рынку» вызывает больше проблем, чем решает.

Пришло время принять другую логику, вроде «размена политического пространства». Бедным и богатым странам в равной мере нужно вычленить больше пространства для достижения соответствующих целей. Прежняя необходимость перестройки их экономики и продвижения новых отраслей промышленности дополняется решениями внутренних задач по поводу неравенства и справедливого распределения. Это требует подсыпать немного песка в колеса глобализации.

Лучшим путем к такой институциональной реорганизации было бы редактирование многосторонних правил. Например, раздел ВТО «гарантии» может быть расширен, чтобы обеспечить введение торговых ограничений (с учетом процедурных дисциплин) в тех случаях, когда импорт явно конфликтует с внутренними социальными нормами. (Я обсуждаю эти детали в моей книге «Парадоксы глобализации».) Кроме того, торговые соглашения могли бы включать что то вроде «ящика развития», чтобы обеспечить бедным странам автономию в их стремлении к диверсификации структуры экономики.

Прогрессивистам не следует продвигать фальшивые и контр-продуктивные аргументы, которые ставят интересы глобальных бедных против интересов низших и средних классов богатых стран. При наличии достаточной институциональной фантазии, глобальный торговый режим может быть реформирован в пользу обоих.

Источник: Project-syndicate

Перевод: Наше мнение