Оживляя Минское соглашение

Для восточно-украинского региона Донбасс имеются две возможные перспективы. Первая производна от Минского процесса мирного урегулирования – группы связанных соглашений, направленных на то, чтобы разрядить противостояние между Россией и Украиной. Или же регион может превратиться в место «замороженного конфликта» – вроде других подобных на постсоветском пространстве, с редкими перестрелками, которые могут перерасти в более серьезное кровопролитие. 

В настоящий момент процесс зашел в тупик. Обе стороны, скорее всего, будут перекладывать вину друг на друга, в то время как Европейский союз и Соединенные Штаты обсуждают, продлевать или не продлевать санкции в отношении России. Продвижение процесса вперед потребует гораздо более напористого подхода со стороны Запада.

Решение о том, стоит ли отменять санкции, не является сложным. Условие их отмены всегда можно было охарактеризовать как «полное выполнение» Минского соглашения. Нет никаких признаков того, что эта цель будет достигнута к лету, тогда как нынешний раунд санкций истекает.

Должно быть очевидно, что смягчение санкций лишает ЕС и США их рычагов воздействия на Кремль, а также остатков авторитета в Киеве. Такое решение почти наверняка означает продолжение конфликта с чередованием горячих и холодных фаз.

Самым большим препятствием в реализации Минского соглашения является обязательство Украины по переходу к федералистской форме правления. Кремль неоднократно обвинял Украину в том, что она не торопится – если не намеренно тянет время – с решением этой проблемы.

Хотя конституционные реформы, включая децентрализацию, прописаны в Минском соглашении, текст очень расплывчато трактует о том, что они могут означать. Россия сама по себе является прекрасным примером того, что язык Конституции далеко не всегда воплощается в реальность. На бумаге Россия является Федерацией. Но президент Владимир Путин централизовал власть в своих руках.

Поскольку конституционный процесс продвигается, то ключевой вопрос теперь в том, кто должен представлять регионы, де-факто находящиеся под российской оккупацией. Кремль предсказуемо желает, чтобы эти регионы представляли сепаратистские лидеры, которые пришли к власти с его благословения и зависят от его поддержки. Но правительство Украины, разумеется, выступает против этого, и считает свободные и справедливые выборы в этих регионах предварительным условием обсуждения конституционных изменений – позиция, которая полностью совместима с Минским соглашением.

Ожесточенная дипломатическая битва ведется за то, кто должен проводить эти местные выборы и при каких условиях они должны состояться. Сепаратистские лидеры не хотят, чтобы в выборах принимали участие политические партии от остальной части Украины. Они также не хотели бы, чтобы к урнам были допущены 1,5 миллиона человек, перемещенных в результате боевых действий в другие части страны. Но такие условия должны быть неприемлемы для правительств Украины, ЕС и США.

Если Минский процесс двинется вперед, то, как представляется, нет иной альтернативы, кроме той, чтобы позволить определенной международной организации проводить выборы, как это было сделано в аналогичных случаях в других местах. Но для подготовки такой операции потребуется время; опять же, вряд ли это произойдет до лета.

Если Россия действительно стремится к разрешению этой части своего конфликта с Украиной (ее незаконная аннексия Крыма остается полностью без внимания), у нее не должно возникнуть трудностей с согласием на международный контроль над выборами. Те, кто считает Восточную Украину своей вотчиной, безусловно, будут против такого соглашения, но Кремлю не привыкать иметь дело с теми, кто не согласен с ним.

Еще один важный вопрос касается безопасности. Россия участвует в поставках и снабжении основных подразделений двух армейских корпусов, которые занимают Донбасс, а украинское правительство настаивает на восстановлении своего контроля на границе в качестве предварительного условия конституционных изменений.

Запад не должен недооценивать свое влияние. Кремль изображает равнодушие по поводу срока отмены санкций; но в действительности он серьезно озабочен как санкциями, так и собственными контр-санкциями. Но нет никаких сомнений в том, что они наносят существенный ущерб российской экономике. Кроме того, добыча на существующих российских нефтяных месторождениях, согласно прогнозам, сократится в два раза в течение следующего десятилетия; это обостряет проблему доступа к технологиям, необходимым для трудноизвлекаемых запасов. До тех пор пока режим санкций действует, такие технологии будут оставаться для России недоступными.

В России, разумеется, немало сторонников сохранения на востоке Украины конфликта низкой интенсивности, перемежающегося редкими всплесками военных обострений, в надежде на то, что Украина в конечном итоге распадется. Однако, это серьезная ошибка в понимании ситуации, и следование такой интерпретации способно нанести глубокий ущерб самой России. Несмотря на все проблемы, Украина становится все более устойчивым и жизнеспособным государством.

Запад не должен прекращать режим санкций, как и позволить Минскому процессу стать нерелевантным. Если это случится, то его конечным результатом станет низкоинтенсивный конфликт, который может в любой момент перейти в горячую фазу. В этом никто не заинтересован.

Источник: Project-Syndicate

Перевод c английского: Наше Мнение