Великие популисты

Первым вызовом гегемонии Запада, утвердившейся после краха коммунизма в Европе, стал выход на сцену в 2000-е годы так называемых стран БРИКС – Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки. Быстрый подъем стран БРИКС, на долю которых приходится почти половина населения земного шара, казалось бы, должен изменить баланс сил не в пользу Соединенных Штатов и Западной Европы.

Сегодня группа БРИКС представляет меньшую геополитическую угрозу для Запада. Россия, Бразилия и Южная Африка находятся в тяжелых экономических условиях, а Китай испытывает нестабильность. Только Индия поддерживает свой прежний блеск. И все же Запад вновь оказывается под давлением, в том числе у себя дома. На сей раз проблема является политической, а не экономической: подъем политиков, склонных к конфликтам, пренебрегающих национальным и международным правом и демократическими нормами. 

Я называю таких лидеров ПЭКО – по именам ярких представителей их вида: президента России Владимира Путина, президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, польского политика Ярослава Качиньского и премьер-министра Венгрии Виктора Орбана.

ПЭКО не рассматривают политику как управление коллективными чувствами для достижения общих целей – быстрого экономического роста, более справедливого распределения доходов или достижения более высокого уровня национальной безопасности, силы и престижа. Вместо этого они полагают политику бесконечной серией интриг и репрессий, направленных на сохранение личной власти и привилегий.

ПЭКО разделяют убеждение русского революционера Владимира Ленина, согласно которому «политика должна главенствовать над экономикой». В самом деле, они предпочитают именно такое понимание политики любому другому. Политика не является средством достижения целей. Она, подобно воздуху, которым они дышат, является лишь инструментом в бесконечной борьбе за выживание.

Было бы, однако, ошибкой думать о ПЭКО как о современном эквиваленте «великих диктаторов» 1930-х годов. ПЭКО могут быть националистами, но их мнения не были бы неуместны в гостиных Европы до Первой мировой войны (чего нельзя сказать о нацистах или представителях Испанской фаланги).

В плане экономических воззрений они также не обязательно являются государственниками. Путин, безусловно, имеет сильные дирижистские наклонности, но если Орбан и Качиньский заслуживают какую-то этикетку – то скорее в духе французского президента Шарля де Голля. Что касается Эрдогана, то он фактически демонтировал кемалистский этатизм в Турции и внедрил политику свободного рынка.

Наиболее серьезное различие между "великими диктаторами" и ПЭКО в том, что последним регулярно приходится сталкивать между собой своих избирателей. Действительно, конфронтационная политика является центральным элементом их стратегии выживания. Каждый из них обрел (или поддерживает) власть за счет поляризации общества и мобилизации своей электоральной базы.

Политической стиль ПЭКО предполагает использование современных средств массовой информации, которые, захватывая внимание аудитории, упрощают проблемы и превращают их в сенсации. Резко антагонистические заявления и позиции направлены на то, чтобы добиться максимального воздействия. Это дает конфронтационным политикам мощное преимущество и производит избирательную поляризацию, на которой ПЭКО кормятся.

Такая политическая стратегия, несомненно, эффективна. В России, например, реальная заработная плата снизилась в 2015 году более чем на 9%, а доля семей, которые не могут позволить себе адекватное питание или одежду, выросла с 22% до 39%. Но рейтинг поддержки Путина остается на уровне 80%.

В отличие от БРИКС, которые в конечном итоге были благом для мировой экономики, восхождение ПЭКО представляет реальную угрозу – особенно когда они начинают применять свои конфронтационный подход к вопросам внешней политики и глобального экономического управления. Особенно должны быть обеспокоены международные кампании. За четверть века после падения коммунизма распределив свою деятельность по всему миру, они стали зависимыми от основанной на правилах стабильности  экономической интеграции. Их успехи все в большей степени будут зависеть от стратегий, направленных на то, чтобы избежать новых рисков (или, по крайней мере, хеджировать их), связанных с ПЭКО.

Что еще хуже, феномен ПЭКО, кажется, способен распространяться и даже достичь сердца Запада. Примеры включают шотландских и каталонских националистов и британских политиков, агитирующих за выход Великобритания из Европейского Союза. Те, кто отстаивает такие предложения, демонстрируют поразительное пренебрежение огромным экономическим ущербом, который будет нанесен их обществам в случае реализации этих предложений.

Аналогичным образом, по крайней мере, в двух ведущих западных демократиях серьезные кандидаты на высший пост действуют, как ПЭКО: кандидат в президенты США Дональд Трамп и лидер французского Национального фронта Марин Ле Пен, который будет выдвигаться на пост президента своей страны в 2017 году. Если их притязания на власть окажутся успешными, опасности для глобальной стабильности приумножатся на порядок.

Источник: Project-Syndicate

Перевод c английского: Наше Мнение