Кризис наших кризисов

На первый взгляд, нынешние крупные международные кризисы имеют мало общего. Некоторые из них – такие, как долговая драма Греции, – относятся к экономическим бедствиям; другие, как, например, имплозия Сирии, характеризуются жестокостью и политическим хаосом; наконец, некоторые, в особенности сложная ситуация в Украине, располагаются где-то между ними. Но безотносительно к тому, во что верят полисимейкеры, эти события не являются несвязанными. Напротив, они отражают глубокий кризис международной интеграции и сотрудничества.

Последние 60 лет мы были свидетелями беспрецедентного мира и процветания по одной простой причине: страны добровольно интегрировались в международное сообщество на основе общих правил и норм. Но эта тенденция сменилась другой – фрагментарными антикризисными мерами, будь то экономия или ограниченный контроль над ущербом, которые опираются на необоснованное предположение, что проблемы, наподобие тех, что имеются в Греции, Сирии и Украине, в конечном счете разрешатся сами собой.

Оперируя экстренными мерами по борьбе с кризисами, мировые лидеры, кажется, забыли, насколько взаимосвязан стал мир. Переворот или стагнация в одной части сложной системы может вызвать масштабные последствия в других ее частях в форме, скажем, кризиса беженцев или резкого обнищания некоторым социальных групп.

Например, недомогание Европы, которое сохраняется отчасти потому, что ее лидеры настояли на том, чтобы как-то выкарабкиваться поодиночке, вместо того, чтобы искать комплексные решения, серьезно отразилось на Украине, стране, балансирующей на грани краха. К концу этого года экономика Украины, как ожидается, сократится на 15% по сравнению с 2013 г., а соотношение долга к ВВП может достичь 200%, превысив соответствующий показатель Греции в худшие годы. При этом ситуация в части безопасности в восточной Украине ухудшается.

Нельзя ожидать от кредиторов, что они будут более лояльны к Украине, нежели к Греции, члену еврозоны. Но тяжелое положение Украины, ведущей войну с Россией, может поставить под удар стратегической буфер Европы от Балтики до Балкан.

Экономист Альберт Хиршман однажды сказал, что кризис может быть дезинтегрирующим либо интегрирующим. Индивидуумы и организации, столкнувшись с трудностями у утратив веру в политиков, могут «выйти» из институтов и сообществ, которые связывают их, или же сплотиться, чтобы оживить их.

К сожалению, сегодняшние кризисы до сих пор в значительной степени представляются дезинтегрирующими. Взять, например, отток капитала, который вынудил Грецию принять внешнее управление. Конечно, механизмы выхода, подобно бегству капитала, могут вызвать положительные эффекты. В XVIII веке отток капитала держал хищных правителей в узде. Адам Смит рассматривал развитие мобильного капитала в качестве силы, которая могла стимулировать просвещенную государственную политику на благо общих интересов.

Но в современном взаимосвязанном мире, капитал может двигаться гораздо быстрее и в большем числе направлений, пересекая границы одним щелчком компьютерной мыши. Кроме того, мировая финансовой индустрия в значительной степени автономна и движима личным интересом, а не стремлением к общему благу.

Как мы наблюдаем в Европе с 2010 года, а также на Украине и в Пуэрто-Рико в последнее время, возможность броситься к выходу всегда снижает стимулы инвесторов искать компромисс. Пока политики борются за то, чтобы добиться консенсуса по поводу реформ, перспективы обновления договоров и политик, лежащих в основе интеграции и сотрудничества, ухудшаются.

Но мировой порядок отнюдь не обречен на то, чтобы превратится в хаос. Сегодняшний кризис международной интеграции может стать катализатором создания новой или обновленной глобальной системы сотрудничества.

Это уже случалось раньше. В самом деле, нынешний мировой порядок возник из базовых кризисов времен Великой депрессии и Второй мировой войны – благодаря странам, создавшим социальные договоры и экономические институты, которые легли в основу мира и процветания на несколько десятилетий.

Для того, чтобы кризис производил такой конструктивно-интегрирующий эффект, политики должны изменить свое мышление. Вместо того, чтобы видеть лишь проблемы, которые требуют решения, они должны усматривать в кризисах возможность для прогресса.

Сегодня некоторые важные интегрирующие политики находятся в пределах досягаемости. На экономическом фронте: политики должны прекратить направлять государственные средства на расходы, которые приносят пользу частным кредиторам за счет налогоплательщиков, и они должны сворачивать программы жесткой экономии, которые убивают перспективы роста и не затрагивают долгового бремени. Они также должны реформировать налоговые системы и улучшить сотрудничество в целях снижения уровня уклонения от уплаты налогов, используя дополнительные доходы для инвестиций в физическую инфраструктуру и образование. Такие меры создадут рабочие места сегодня и создадут условия для процветания завтра.

Необходимы также и политические меры. Европа нуждается в более демократической системе, которая удержит финансистов за столом переговоров. Таким же образом, признав возможность вступление Украины в НАТО преждевременной, Запад должен принять меры для ослабления напряженности с Россией с тем, чтобы обеспечить ее последующее участие в совместных международных действиях для решения ключевых угроз (как это было в случае с недавним соглашением, признанным обуздать ядерную программу Ирана).

Неразбериха может привести лишь к одному результату – к дезинтеграции. Только тогда, когда мировые лидеры признают общий источник и взаимосвязь текущих международных кризисов, они будут в состоянии эффективно решать их.

Источник: Project-Syndicate

Перевод c английского: Наше Мнение