Европейское движение против передвижения

Крупнейший нерешенный вопрос в Европейском Союзе – мобильность. Процесс интеграции предполагал сделать более простым и привлекательным для европейцев перемещение из одной страны в другую. В соответствии с этим видением жители ЕС должны были утратить нацию и обрести континент. Но некоторые из недавних результатов выборов показывают, что они больше беспокоятся о потере нации.

С момента принятия Единого Европейского Акта 1986 года, который снял ограничения в отношении работы в странах-членах ЕС, континент превратился в единый рынок труда – по крайней мере, теоретически. Это была политика, хорошо согласованная с другими частями программы интеграции. Способность евро функционировать в качестве единой валюты требует гибкого рынка труда, в рамках которого работники могут приспособиться к региональным потрясениям за счет перемещений.

Но это начало происходить только после глобального финансового кризиса, который действительно был смягчен за счет европейской миграции. Результат проявился в виде негативной реакции на нее – сначала в странах назначения, а теперь, как показывают результаты только что завершившихся президентских выборов в Польше, в странах исхода. Пока разгорались дебаты по поводу миграции, и те, кто переехал, и те, кто остался, стали ощущать себя скорее националистами, нежели европейцами.

На первый взгляд, результаты недавних выборов во Франции и Англии могут создать впечатление, что европейская миграция в качестве злободневной проблемы стала отходить на второй план. Французский Национальный фронт на региональных выборах выступил неудачно в сравнении с партиями мейнстрима и про-европейскими правыми. И затем дошел до скандала и желчной распри между президентом партии Марин Ле Пен и ее отцом и основателем ФНФ Жаном-Мари Ле Пеном (который был в конечном счете  исключен из партии).

Между тем анти-европейская Партия независимости Соединенного Королевства (UKIP) проиграла парламентские выборы в начале этого месяца, а затем быстро раскололась. Правая популистская Альтернатива для Германии также раскололась и распалась. Движение пяти звезд в Италии тоже пребывает в бездействии.

Эта серия неудач способствовала тому, что некоторые начали предрекать конец протестной политике. Но такое воззрение не вполне верно. Крайне правые политические партии, которые, как казалось, являлись основными бенефициарами кризиса евро, могли споткнуться. Но проблема трудовой мобильности не снята с повестки.

До сих пор дискуссия о европейской миграции велась в основном в богатых принимающих странах, например, во Франции и Великобритании. Мало внимания было уделено ее последствиям в странах, из которых идет отток трудовых ресурсов. Но на президентских выборах в Польше, вопрос стал центральным: он вызвал наибольший резонанс среди избирателей и обеспечил вклад в победу Анджея Дуда, руководителя правой Партии закона и справедливости. Он также стал темой кампании Павла Кукуза, рок-музыканта, который занял третье место в первом туре выборов.

Оба – Дуда и Кукуз – сетовали на то, что слишком много молодых поляков покидают страну, что их страна становится пустынной землей пожилых людей – факт, очевидный для любого, кто гуляет по улицам Польши. Европа все еще может быть домом для динамичных молодых польских общин, но концентрируются они в Лондоне, Дублине, Париже, Осло и Стокгольме, но не в Варшаве, Кракове или Лодзи. И, конечно, их нет в бедных сельских общинах на востоке и юге страны, которые непропорционально были опустошены эмиграцией.

Дебаты по поводу ущерба, нанесенного эмиграцией также разразились в странах, наиболее явно пострадавших от экономического кризиса стран еврозоны – таких, как Греция, Испания и Португалия; а также в странах за пределами валютного союза – таких, как Болгария и Румыния. И, хотя здесь поднимаются очевидные вопросы справедливости и эффективности – бедные страны, инвестировав большие средства в образование, в настоящее время готовят выпускников, которые получают работу и платят налоги за рубежом, – Европа мало что сделала в аспекте эффективного ответа на этот вызов.

Правда, некоторые мигранты в конечном итоге могут вернуться – вместе с новыми навыками и капиталами. Но, в то же время, они оставляют дома население, которое старше, беднее и уязвимее их. Европейское решение проблемы может включать трансферты средств в случаях, когда местное образование приносит пользу общеконтинентальному рынку труда, или помощь в решении проблем, связанных с возрастанием для некоторых регионов рисков потери населения трудоспособного возраста.

Ирония очевидна. Европейская интеграция способствовала повышению мобильности – особенно после кризиса евро. Но что еще не пока не создано – это институциональная основа, необходимая для того, чтобы сделать мобильность приемлемой для жителей ЕС.

Перевод: Наше мнение

Источник: Рroject-Syndicate

Об авторе: см. Рr-Synd.