Макиавелли в еврозоне

Никколо Макиавелли нынче в тренде. Спустя более 500 лет после написания знаменитого трактата «Государь», Макиавелли является одним из наиболее популярных политических мыслителей Европы. И действительно, его книга – одно из первых политических учебных пособий, содержащих полезные рекомендации для разработчиков экономической политики в периоды, когда они сталкиваются с чрезвычайно запутанными проблемами.

Монетарные власти обратились к Макиавелли с тем, чтобы он помог им понять политический подход президента Европейского центрального банка Марио Драги. Новый министр экономики Франции Эммануэль Макрон, в свое время защитивший магистерскую диссертацию по Макиавелли, похоже, тоже использует его идеи для разработки плана модернизации экономики страны. Влиятельный московский аналитический центр «Никколо М.» консультирует Кремль по вопросам политики – в частности относительно наступательных военных коммуникационных технологий и гибридной войны.

Однако Макиавелли до сих пор плохо изучен. В наиболее знаменитой части «Государя», в главе XVIII, в которой разъясняются обстоятельства, при которых для правителей допустимо– и даже желательно – нарушать обещания, по-видимому, утверждается, что самые успешные правители «мало заботятся о верности обещаниям» и знают «как хитро манипулировать умами». Эта глава чаще всего интерпретировалась в том смысле, что лидеры должны лгать настолько часто, насколько это возможно.

Послание Макиавелли, однако, более сложное. Анализируя разнообразные последствия обмана и сокрытия правды, он показывает, что манипуляции работают только тогда, когда правитель может убедительно притворяться, что не имеет к ним отношения. Короче говоря, политические лидеры должны создавать себе репутацию надежных и искренних людей – урок, который президент России Владимир Путин никогда не принимал всерьез.

Демократическая политика и современный «полисимейкинг» базируются на обещаниях. Политические партии и кандидаты используют обещания для того, чтобы добиться голосов избирателей, а затем – чтобы получить их поддержку для осуществления определенной политики. Люди не будут реагировать на неправдоподобные обещания, особенно если политики, которые их раздают, кажутся ненадежными.

Вариация этой головоломки проявляется в кредитно-денежной политике. На языке современных финансовых технократов, вопрос в том, как укрепить «якорь ожиданий». Экономические прогнозы (обещания по поводу будущих процентных ставок) не является эффективными, когда полисимейкеры вынуждены признавать, что обстоятельства могут заставить их изменить свое мнение и, соответственно, политику – без предупреждения.

Макиавелли считает для правителя необходимым наличие убеждений, опираясь на которые он предъявляет доблести, которые могли бы поддерживать добродетельный образ жизни, создавая тем самым прочную основу для эффективной политики. «Пусть тем, кто видит его и слышит, он (государь – прим. ред.) предстает как само милосердие, верность, прямодушие, человечность и благочестие, особенно благочестие». Иными словами, политики никогда не должны выглядеть (и тем более об этом говорить) так, как если бы они ни во что не верили.

Тем не менее современные политики, как правило, начинают с прагматизма и продолжают в духе невыполнения обязательств. Европа стилизуется под постмодернистскую конструкцию, но одна из особенностей постмодернизма – сведение политической жизни к приукрашенным рассказам или к изучению изменчивых мнений фокус-групп.

Податливость постмодернистской политики резко контрастирует с решительностью, которую проявляли Уинстон Черчилль, Конрад Аденауэр, Шарль де Голль, Альчиде де Гаспери и даже Жак Делор. Представление о том, что эти лидеры руководствовались глубокими убеждениями, позволило им эффективно использовать политическую хитрость.

Конечно, политика убеждений не может основываться на одних только словах. Единственный путь быть последовательным и глубоким макиавеллистом состоит в том, чтобы реализовывать определенные действия для создания и поддержания необходимой репутации.

Этот урок может стать ключевым для европейских лидеров сегодня, когда многие стремятся понять, что на самом деле означает быть европейцем. Преставление о том, что, по сути дела, Европа должна быть ориентирована на сугубо приземленные вещи – такие, как корректировки фискальных правил, – выглядит, мягко выражаясь, неприятно, особенно в ситуации обострения на континенте гуманитарного кризиса, вызванного наплывом беженцев из разрушенных войной стран – таких, как Ливия и Сирия.

С угрозой Исламского государства, из-за которого в Европе число таких беженцев нарастает, а также кризиса в Украине, который, вероятно, увеличит это человеческое наводнение, европейцы ощущают нарастающее давление – достаточное для того, чтобы думать не только о фискальных проблемах, с которыми они сталкиваются. Это давление становится все более интенсивным, учитывая, что страны, наиболее пострадавшие от гуманитарных проблем – Греция, Италия и Испания – также понесла наибольший ущерб от финансового кризиса.

Настало время для европейских лидеров предпринять шаги – с демонстрацией убежденности, как учил Макиавелли, – в направлении преодоления гуманитарного кризиса. Во-первых, они должны облегчить страдания беженцев путем их интеграции или включения в конструктивном ключе. Такие усилия потребуют серьезных финансовых вливаний в страны по линии фронта кризиса. Если подойти к этой проблеме правильно, то беженцы могут добавить динамики странам со слабой экономикой и решить проблемы старения населения.

В то же время, европейские лидеры должны работать на ограничение притока беженцев, разрабатывая политические программы, чтобы положить конец насилию, которое является причиной вынужденной миграции миллионов людей. Европа не может позволить себе оставаться островком относительной стабильности в море хаоса.

Наверное, лучший способ создать Европу доверия состоит в том, чтобы застолбить за собой позицию, которая является по-настоящему смелой, и в соответствии с которой необходимо одновременно продвигать свои интересы и отстаивать свои глубинные ценности. Метафора Макиавелли, описывающая тайну эффективной политики, содержит в себе деятельный шаблон. Европа должна быть и лисой, и львом.

Перевод с английского: Наше мнение

Оригинал статьи:  Project-Syndycate