Холодная война или холодный расчет?

Поскольку на юге и востоке Украины наблюдается эскалация насилия, а решения проблемы пока не видно, кризис Украины стал наиболее турбулентным геополитическим конфликтом в мире со времен того кризиса, который был вызван терактами против Соединенных Штатов в 2001 году. Стратегия санкций, управляемая США, не приведет ни к деэскалации напряженности между Западом и Россией, ни к поддержке находящегося под угрозой прозападного правительства Украины. Однако даже при ужесточении санкций против России и росте насилия в Украине существует лишь небольшая вероятность начала второй холодной войны.

Подход США заключался в том, чтобы раздуть санкции в ответ на российскую агрессию, обеспечивая при этом единство союзников Америки. На недавней совместной пресс-конференции президент Барак Обама и немецкий канцлер Ангела Меркель объявили о новом, более низком пороге для дополнительных санкций. Ранее этим порогом являлось непосредственное военное вторжение России; теперь, как пояснила Меркель, если Россия сорвет выборы в Украине, которые пройдут 25 мая, «дальнейшие санкции будут неизбежны».

Однако Меркель и Обама также снизили и планку того, чем будут эти «дальнейшие санкции». Вместо запуска обширных отраслевых мер, которые были бы нацелены на обширные участки российской экономики – большой шаг к санкциям против России в «иранском стиле», ? теперь, кажется, следующий раунд санкций будет лишь усиливать текущие санкции. Порог в виде выборов делает еще один раунд санкций практически неизбежным, однако позволяет ужесточению быть более умеренным и постепенным.

Зачем замедлять ответные санкции? Американцы понимают, что если они зайдут слишком далеко и слишком быстро, Европа публично откажется от американского подхода, поскольку у европейцев куда больше поставлено на кон в экономическом плане. В то время как США и Россия имеют крайне ограниченные торговые отношения – на сумму около 40 миллиардов долларов за прошлый год, или примерно в 1% от общего объема торговли Америки, – финансовая зависимость Европы от России, равно как и ее зависимость от российского природного газа, делает ее гораздо менее воодушевленной по отношению к торпедированию экономических отношений с Россией.

Что более важно, зависимость от России неравномерно распределена по Европейскому Союзу, что препятствует прочной координации – и ограничивает выравнивание политик ЕС и США. Вот почему во время объявления последних санкций европейцы прибегли лишь к умеренному расширению своего существующего списка, в основном сосредоточенного на военных и политических деятелях, в то время как Соединенные Штаты пошли дальше, добавив к списку несколько российских институтов. После анонсирования санкций российские рынки лишь оживились, что является четким сигналом того, что ответ Запада был далек от ожиданий.

Действительно, хотя санкции оказывают реальное влияние на экономику России (особенно в стимулировании оттока капитала), дальнейшее закручивание гаек не внесет существенных изменений в процесс принятия решений президента России Владимира Путина. Путинская Россия слишком много поставила на карту в Украине, а его действия являются популярными у основной массы населения России.

Однако, даже если напряженность возрастает и нет надежд на отступление России, мир не направляется к чему-либо похожему на новую холодную войну. Для начала интересы Америки в Украине не оправдывают высадку войск, в то время как Европа затягивает свою поддержку дипломатической позиции Америки.

Более того, Россия находится в долгосрочном спаде. Экономика и государственный бюджет все больше зависят от нефти и газа; самые богатые 110 россиян контролируют более одной трети богатства страны; и Россия имеет куда меньший военный потенциал, нежели она имела в советское время, учитывая, что ее нынешний оборонный бюджет в восемь раз меньше, чем в США. Демографическая картина является мрачной, учитывая старение населения и низкую рождаемость.

Для формирования целостного блока, который сможет выступить против мирового порядка под началом США, России потребуются влиятельные друзья, которых ей очень не хватает. Когда Генеральная Ассамблея ООН проголосовала по вопросу легитимности аннексии Крыма, всего десять стран – соседи на российской орбите (Армения и Беларусь), традиционно сочувствующие страны Латинской Америки (Боливия, Никарагуа и Венесуэла), а также государства-изгои (Куба, Северная Корея, Зимбабве, Судан и Сирия) – оказались на стороне русских.

Единственной страной, которая может склонить чашу весов и установить динамику холодной войны, является Китай. Однако китайцы проявили полное нежелание присоединиться к одному из лагерей, поскольку они только выигрывают от больших закупок российских экспортных энергоносителей и новых возможностей, которые возникают по мере того, как западные фирмы все больше брезгуют ведением бизнеса в России.

Китай может пожинать эти плоды, не раздражая при этом своих крупнейших торговых партнеров, ЕС и США. И Китай не решается поддержать российские усилия по созданию беспорядков в пределах границ Украины, учитывая, что его собственные норовистые провинции, такие как Синьцзян и Тибет, могли извлечь плохой урок из прецедента Украины.

Таким образом, хорошие новости заключаются в том, что мы не движемся в направлении какой-либо войны, холодной или горячей. Однако последствия ошибочной политики Запада становятся все более очевидными. США не могут успешно изолировать Россию за несоблюдение норм международного права и захват территории другого государства. В то время как другие крупные развивающиеся страны не могут сплотиться вокруг России, они в то же время не могут подписаться под действиями США. Борьба за ужесточение санкций приведет к расколу с Европой, в то же время толкая Россию в экономическом плане все дальше к Китаю.

Между тем, украинское правительство находится под угрозой. Ему не хватает военной мощи, чтобы остановить сепаратистские силы на юге и востоке, однако оно столкнется с ростом внутреннего давления и нелегитимностью, если не будет действовать.

Лучшим путем продвижения для США является предоставление большего количества морковки для Украины, а не большего количества палок для России. До сих пор США вложили 1 миллиард долларов в виде кредитных гарантий, что крайне мало. Молодое прозападное правительство ежедневно теряет позиции по отношению к России; Запад должен сосредоточиться на его поддержке.

Пресс-конференция Обамы и Меркель была символически полезна для создания единого фронта против России, несмотря на очевидные разногласия двух лидеров в том, как – и насколько – наказать Кремль. Однако сплочение вокруг украинского правительства и вложение своих денег туда, где находятся их рты – даже если Украина исчезнет из заголовков газет и появятся новые кризисы – является более важным для интересов США и Европы, а также представляет более реальный путь вперед для обеих сторон.

Источник: Project-Syndicate