Афганский Афганистан

По мере приближения президентских выборов Афганистан вновь оказывается на критическом распутье: на карту, после 35 лет неутихающей войны, поставлены его единство и территориальная целостность. Может ли Афганистан, наконец, избежать череды войн и иностранных интервенций, не дававших стране покоя в течение более чем трех десятилетий?

Дискуссия о том, каким путем пойдет Афганистан после 2014 года, определяется двумя ключевыми вопросами. Первый касается того, насколько сильно в дела Афганистана будет вмешиваться Пакистан, к примеру оказывая помощь и содействие афганским талибам и их основным союзникам, в том числе группировке Хаккани и формированиям Гульбеддина Хекматияра. Это будет зависеть от того, потребуют ли США невмешательства в афганские дела в обмен на щедрую помощь нуждающемуся в деньгах Пакистану.

Второй вопрос – продолжат ли возглавляемые США силы НАТО играть какую-либо роль в Афганистане. Не секрет, что президент США Барак Обама хочет сохранить американское военное присутствие в стране – в противоположность его сделанному в 2009 году заявлению о том, что США не нужны военные базы в этой стране.

Действительно, несколько месяцев США вели трудные переговоры с афганским правительством для заключения двустороннего соглашения о безопасности, дающего США возможность сохранить базы в Афганистане практически на неопределенный срок. То, что предполагалось как конец игры, превратилось для Афганистана в новую игру на тему американской стратегии по размещению баз.

Но, несмотря на окончательное согласование условий договора, Обама не смог уговорить действующего президента Афганистана Хамида Карзая подписать его. Это означает, что роль Америки в этой стране окончательно определится только после того, как в мае вступит в должность новый президент Афганистана.

А исход выборов далеко не предрешен. Хотя все восемь кандидатов на пост президента Афганистана утверждают, что поддерживают соглашение о безопасности, это может оказаться слабым утешением для США, с учетом того что большинство кандидатов в прошлом выступали откровенно против интересов США – не говоря уже о том, что некоторые из них были в прошлом, или даже являются сейчас, полевыми командирами.

Более того, остается открытым вопрос о том, как оставшийся воинский контингент под руководством США, даже и многочисленный, может повлиять на ситуацию в Афганистане, с учетом того что намного больший контингент не смог обеспечить решительной победы за последние 13 лет. Обама ответа на этот вопрос не дал.

Тем не менее, в США существует сильная поддержка обеими партиями идеи о сохранении военных баз в Афганистане как средства демонстрации силы, и усиление конфронтации между США и Россией по поводу Украины значительно укрепило эту поддержку. Фактически, бывшая госсекретарь Кондолиза Райс открыто связала действия России в Украине с «разговорами об уходе из Афганистана, независимо от того, оправдано это соображениями безопасности или нет».

По словам Райс, сокращение контингента США в количестве менее 10 000 человек станет знаком того, что США не относятся серьезно к вопросу помощи стабилизации Афганистана – и это подтолкнет президента России Владимира Путина к дальнейшим действиям. Чего она, по-видимому, не понимает – так это того, что ухудшение отношений США с Россией – ключевым передаточным звеном американских военных поставок в Афганистан – может подорвать американскую стратегию размещения баз.

США явно убеждены, что продолжение военного присутствия в Афганистане – в их интересах. Но что это будет значить для Афганистана ? страны, давно страдающей как от доморощенных группировок боевиков, так и от иностранных войск?

Афганистан находится в состоянии войны с 1979 года, когда советские войска начали неудачную восьмилетнюю военную кампанию против многонациональных повстанческих группировок. Эта интервенция – наряду с поставками оружия антисоветским повстанцам правительствами США и Саудовской Аравии через Пакистанскую межведомственную разведку – способствовала распространению войны и терроризма, с которыми не справилась и последующая военная интервенция США. В результате Афганистан сейчас под угрозой разделения на части по этническому и племенному признаку, распада на все более мелкие анклавы, контролируемые повстанцами или полевыми командирами.

Короче говоря, иностранное вмешательство в Афганистане до сего дня не принесло положительных результатов. Вот почему в переходный с точки зрения политики и безопасности период страны лучше сосредоточиться на трех ключевых внутренних факторах:

· Свободные и честные выборы, которые воспринимались бы в мире как отражающие стремление афганского народа определить для себя, каким будет мирное будущее.

· Преемнику Карзая предстоит объединить разрозненные этнические и политические группы – трудная задача, которую может выполнить только пользующийся общим доверием и уважением лидер.

· Успешная организация правительством Афганистана многонациональных сил безопасности.

Исход президентских выборов, которые пройдут в следующем месяце, имеет критическое значение. Если угрозы и насилие со стороны «Талибана» помешают проголосовать слишком многим афганцам, легитимность результата может быть поставлена под вопрос, что, возможно, приведет к еще большему хаосу, который силы безопасности Афганистана, только еще формирующиеся, с трудом смогут сдержать.

По правде говоря, до сих пор силы безопасности в основном сохраняли статус-кво, предотвращая убийства и поддерживая относительную безопасность в Кабуле. Но значительных достижений они добиться не смогли, а планы США по урезанию помощи могут еще более затруднить прогресс в этом направлении. Неспособное финансировать действующие силы после сокращения помощи, афганское правительство попытается содержать их по принципу «дешево и сердито». Принесет ли это успех, далеко не ясно.

Это только увеличивает соблазн сохранить иностранное военное присутствие, даже притом, что оно вряд ли принесет мир в Афганистан. Фактически, риск оказаться в ловушке затяжной малоинтенсивной войны против боевиков и полевых командиров, скорее всего, перевешивает любые геополитические преимущества, которые могли бы получить США от содержания военных баз в стране. В конце концов, прибежища террористов и командно-контрольные центры афганских повстанцев находятся в Пакистане – что препятствует попыткам армии США справиться с Талибаном начиная с 2001 года.

Все это указывает на очевидный вывод: будущее Афганистана должно быть наконец-то отдано в руки афганцев. Внешние ресурсы должны направляться на укрепление возможностей правительства по управлению страной, с тем чтобы сохранить ее целостность и относительный мир.

Источник: Project-Syndicate