Российский берег Крыма?

В своем романе 1979 года «Остров Крым», Василий Аксенов представил себе процветающую независимость региона от Советского Союза. Аксенов, писатель-диссидент, который эмигрировал в Америку вскоре после публикации своей книги самиздатом (подпольно), сейчас воспринимается как пророк. Однако его пророчество было перевернуто с ног на голову: сегодняшний Крым не хочет независимости от Украины; он хочет остаться зависимым от России.

Традиционно являвшийся камнем в императорской короне, роскошной игровой площадкой царей и советских комиссаров – и, что более важно, являющийся родиной Черноморского флота ВМФ России – Крым стал частью Украины в 1954 году при правлении Никиты Хрущева. После распада Советского Союза в 1991 году, президент России Борис Ельцин, видимо, забыл потребовать вернуть его обратно, и Украина сохранила за собой территорию, на которой почти 60% из двухмиллионного населения идентифицируют себя как русские.

В защиту Хрущева (моего прадеда), можно сказать, что не имело особого значения, был ли Крым частью России или Украины. В конце концов, он был частью советской империи. Однако на протяжении последних 20 лет Россия стремилась вернуть себе полуостров. Если верить слухам, Кремль ускорил оформление паспортов для крымчан, а его союзники – например, Алексей Чалый, новый мэр Севастополя – заполняют государственные посты.

А теперь, согласно сообщениям, сбежавший экс-президент Украины Виктор Янукович нашел свое убежище там же. Занятый на Олимпиаде в Сочи и опасающийся международного фиаско, президент России Владимир Путин сохранял практически полное публичное молчание по мере того, как кризис в Украине достигал своего кровавого апогея. Фактически, манипуляции Путина в отношении Януковича – принуждение отказаться в ноябре от собственных слов о планах Украины подписать соглашение об ассоциации с Европейским Союзом, а затем, в следующем месяце, принять жесткий закон о борьбе с протестом – закончились позором для Кремля: сегодня Киев надежно держат в своих руках прозападные силы.

Однако кажущаяся спонтанной решимость некоторых крымских россиян воссоединиться с матушкой Россией позволяет Путину смыть с лица некоторые из брошенных тухлых яиц. В конце концов, мольбы из Крыма о братской поддержке России выглядят как противовес путинской поддержке шаткого, продажного и теперь широко презираемого президента Януковича. Итак, главный вопрос теперь заключается в том, воспользуется ли Путин беспокойством русских в Крыму (и восточных городах Украины, таких как Харьков), чтобы восстановить часть территории бывшего СССР, подобно тому как он сделал это с Абхазией и Южной Осетией, регионами Грузии, после войны 2008 года.

При подобном исходе долгосрочные стратегические издержки могут оказаться огромными. Северный Кавказ и его окрестности уже являются пороховой бочкой; присоединение дополнительных территорий с недовольными мусульманами, несомненно, приведет к дополнительным проблемам безопасности.

В конце концов, бывший Османский Крым долгое время был домом для татар, которые хранят массивную историческую обиду на Кремль из-за их принудительной высылки Сталиным в степи Центральной Азии. Сегодня они составляют 12-20% населения Крыма (в зависимости от того, кто считает), однако под угрозой репрессивной политики Путина в отношении к другим мусульманам они вполне могут вновь обратиться ко всем татарам с призывом вернуться. Если большее число татар осядет в Крыму, нео-имперский проект России, уже столкнувшийся с исламистским мятежом в Чечне и Дагестане, станет абсолютно несостоявшимся.

Это должно быть вполне понятно практически каждому, если не Путину, чью одержимость краткосрочными тактическими победами – которые, как правило, принимают форму тыканья США в глаз – можно также увидеть в Сирии. Успехи Путина там – организация химического разоружения в июне этого года или организация Женевских переговоров по прекращению гражданской войны – не стали выигрышным эндшпилем для России.

Женевская конференция завершилась в начале этого месяца тупиком между правительством президента Башара аль-Асада и его противниками. Запрос режима об отсрочке ликвидации его арсеналов химического оружия создал новую точку несогласия, где Россия, Китай и Иран призывают к гибкому графику, в то время как США и Европейский Союз продолжают настаивать на сроках до июня. В то же время, Россию все больше недолюбливают на Ближнем Востоке, в том числе в стратегически важной Турции, за поддержку убийцы-Асада.

Инвестирование в некомпетентных или жестоких партнеров является дипломатической чертой Путина. Однако даже он пришел к пониманию того, что поддержка таких людей обречена на провал. Такое просветление могло произойти на прошлой неделе, когда после наложения вето на три предыдущие резолюции Россия, наконец, согласилась с западными и арабскими призывами к сирийскому правительству и силам оппозиции о немедленном предоставлении доступа к гуманитарной помощи. Или, возможно, вероятность восстановления полного суверенитета над Крымом привела Путина к пересмотру значимости сохранения средиземноморского порта ВМФ России в сирийском городе Тартус.

Однако самым большим стратегическим расстройством Путина является Китай. Голосование с Россией против Запада за сохранение Асада у власти не делает самую большую по численности населения страну мира надежным партнером. Если Китай придет к выводу, что ради его геополитических интересов, особенно в работе с США, ему необходимо отделить от себя Путина, он сделает это без колебаний.

Боле того, Китай по-прежнему расценивает большие куски российской Сибири в качестве украденных у него территорий. Если и существует цель, которая объединяет весь китайский политический истеблишмент, то это восстановление утраченных территорий, независимо от того, сколько времени на это уйдет. Председатель КНР Си Цзиньпин может улыбаться и говорить Путину, насколько они похожи, но при этом с радостью будет стремиться сделать Россию все более зависимой от Китая с каждым годом.

В любом случае, Россия нуждается в Европе и Америке, если она хочет успешно противостоять множеству своих проблем и, в частности, тем, которые создает Китай. Вместо этого Путин получает извращенную гордость от своих настойчивых усилий по отталкиванию Запада. Его бывший украинский протеже Янукович может свидетельствовать о катастрофической глупости этой политики.

Источник:  Project Syndicate