Комментарий к «Правозащитной хронике». Беларусь. 2012 год.

Авторитарный режим, сложившийся в стране за неполные два десятилетия и приобретший в последние годы более консолидированную форму, осуществляет манипулятивную, шоковую и репрессивную политику в отношении общества.

Правозащитная хроника. Беларусь. 2012.

Та часть населения, которая не объединяется в оппозиционные партии и независимые общественные организации, не проявляет публично альтернативных взглядов в истории и культуре, не формирует общественное мнение через независимые СМИ, а пассивно воспринимает информацию через государственные каналы, является объектом манипулятивной и шоковой технологий.

Белорусское телевидение, совместно с основными российскими каналами, целенаправленно низводят граждан до состояния апатичных и покорных телезрителей, неспособных к критическому осмыслению общественных проблем и коллективным действиям. Угроза терактов, взрывы и другие подобные события призваны парализовать население, обусловливают равнодушие людей, привыкающих к тому, что опасность везде и всюду. Общее управление обществом сегодня осуществляется не с помощью тотальных сталинских репрессий, и даже не с помощью точечных репрессий, как в брежневские времена, а за счет информационного манипулированя и нагнетания опасности, неизвестно откуда способной возникнуть.

Остальная, незначительная часть общества, которую невозможно погрузить в состояние апатии, является субъектом репрессивной политики режима. По отношению к немногочисленным активистам политических партий и независимых общественных организаций, критически настроенных общественных и культурных деятелей, а также свободных журналистов применяются точечные и с демонстративно запугивающим эффектом отдельные репрессивные меры.

Право на жизнь. Самым шокирующим событием минувшего года, всколыхнувшем общественное мнение в стране, стала смертная казнь Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева, обвиненных в совершении теракта в минском метро. Более того, оба были казнены именно в то время, когда жалоба на смертный приговор находилась на рассмотрении в Комитете по правам человека ООН, что явилось вызовом мировому сообществу.

Свобода слова. В настоящее время в Минске и в регионах издается не более 25 негосударственных общественно-политических изданий. Это наименьшее их количество со времени обретения страной суверенитета в 1991 году.

Наибольшее давление из оставшихся негосударственных общественно-политичеких изданий было оказано на журнал «Arche, ставший одним из центров формирования национальной элиты страны. Издатели журнала обвинены в незаконной предпринимательской деятельности, против них начато следствие. Главный редактор журнала Валерий Булгаков вынужден покинуть Беларусь.

Среди независимых журналистов с наибольшими ограниченими столкнулись Антон Суряпин, Андрей Почобут и Ирина Халип. Антон Суряпин был задержан и помещен в следственный изолятор КГБ якобы за то, что имел отношение к «плюшевому десанту». Под подпиской о невыезде находится гродненский журналист Андрей Почобут, в отношении которого ведется уголовное дело о клевете на президента, под домашним арестом – журналистка «Новой газеты» Ирина Халип, получившая 2 года лишения свободы с отсрочкой на два года за участие в массовых выступлениях.

В течение года многие независимые журналисты вызывались на беседы, предупреждались за работу без аккредитации на зарубежные СМИ, задерживались.

Правозащитная организация Freedom House в докладе «Свобода прессы 2012» зачислила Беларусь к странам, где состояние свободы СМИ худшее. Страна оказалась на 193-м месте в списке 197 стран. «Диктаторский контроль над освещением новостей с помощью пропаганды, насилия и новейших технологий характерен для 10 стран с самой жесткой цензурой, среди которых и Беларусь».

Свобода ассоциация и собраний. В минувшем году гражданское общество, рамки которого сузились в результате усилившейся апатии общества и политической эмиграции части активистов, столкнулось с традиционным набором репрессивных практик – с длительными сроками ограничения свободы и жестоким обращением с политзаключенными, увольнениями с работы, исключениями из университетов, краткосрочными арестами, штрафами, допросами, обысками, а также лишением права на выезд из страны.

По данным крупнейших независимых интернет-ресурсов, на основании которых составлялась Правозащитная хроника, длительным срокам ограничения свободы подверглись 17 активистов, уволены с работы по политическим мотивам 22 активиста, исключены из университетов по политическим причинам 5 активистов, арестованы на краткие сроки 87 активистов, оштрафованы 73 активиста. Количество других фактов, связанных с допросами, предупреждениями, обысками, лишением права на выезд из страны и другими ограничениями, по нашим подсчетам, составило 167.

Основной репрессивной практикой, используемой против гражданского общества в 2012 году, являются длительные сроки ограничения свободы. Рекордное число – 12 политзаключенных отбывали наказания в различных пенитенциарных учреждениях в течение года. Это — экс-кандидат в президенты Николай Статкевич, экс-кандидат в президенты Андрей Санников, лидер «Вясны» Алесь Беляцкий, лидер МФ Змитер Дашкевич, активист МФ Эдуард Лобов, координатор «Европейской Беларуси» Дмитрий Бондаренко, предприниматель Николай Автухович, активист КХП-БНФ Сергей Коваленко, анархист Николай Дедок, анархист Игорь Олиневич, анархист Александр Францкевич, сопредседатель БХД Павел Северинец. Анархисты Артем Прокопенко и Павел Сыромолотов, активист БХД Евгений Васькович, бывший узник Площади Александр Молчанов, законный представитель на суде по делу о теракте Александр Крутой, находившиеся в заключении, получили чрезмерное политически мотивированное наказание за правонарушения.

Такого числа политзаключенных в течение года, причем года, не связанного с президентскими выборами, еще не было. Данный показатель свидетельствует об ужесточении режима в стране и усилении давления на гражданское общество. Более того, заключенные подвергались дополнительным репрессиям и жестокому обращению – их осуждали на новые тюремные сроки (Николай Автухович и Змитер Дашкевич); переводили из колоний в тюрьмы (Николай Статкевич, Евгений Васькович, Николай Дедок); сажали в штрафные изоляторы (Змитер Дащкевич, Николай Дедок, Николай Статкевич, Евгений Васькович, Александр Францкевич, Сергей Коваленко); переводили в категорию «злостных нарушителей» (Алесь Беляцкий, Николай Статкевич, Змитер Дашкевич, Николай Автухович, Сергей Коваленко, Николай Дедок, Игорь Олиневич, Евгений Васькович, Артем Прокопенко, Павел Сыромолотов); этапировали из одного пенитенциарного учреждения в другое; не отпускали на похороны к матери (Александр Молчанов); лишали передач, свиданий, переписки; не отдавали паспорт, чтобы воспрепятствовать регистрации брака (Змитер Дашкевич).

На фоне данных репрессивных мер – длительных сроков ограничения свободы и жестокого обращения с политзаключенными, остальные формы давления, а именно краткосрочные аресты, штрафы, допросы, обыски и даже лишение прав на выезд из страны, не воспринимались гражданскими активистами как существенные. Авторитарная власть, попав в наиболее уязвимую и болезненную точку – лишение свободы на длительный срок, использовала данную меру достаточно широко с учетом того, что размеры гражданского общества сегодня значительно сузились.

В региональном аспекте репрессии больше применялись по отношению к минским активистам, где сосредоточены структуры гражданского общества и выше протестный потенциал населения.

Наибольшему давлению со стороны властей подверглись такие организации, как «Малады фронт», кампания «Говори правду!», незарегистрированная партия БХД, кампания «Европейская Беларусь». Практически все политические партии и независимые общественные организации, получившие публичную известность за счет своей деятельности, в той или иной степени пострадали от давления власти.

Некоторые дополнения в законы, принятые в минувшем году, еще более ограничили деятельность гражданского общества. Согласно изменениям в закон об органах государственной безопасности, принятым Палатой представителей, КГБ получит чрезвычайные полномочия. Вступили в действие изменения в законы о терроризме. Если раньше под терроризмом имелись в виду конкретные действия – взрыв, поджог или иные насильственные действия, совершенные в определенных политических целях, то теперь понятие «терроризма» расширено до понятия «явления», под которым законодатель может понимать как действия, так и идеологию.

В репрессивных действиях против гражданского общества присутствует также международный контекст. При осложнении отношений с Европейским союзом власть использует собственных граждан как заложников. Так, в ответ на угрозу экономических санкций осуждаются на длительные тюремные сроки оппозиционные активисты, в ответ на список невъездных белорусских чиновников в Европу вводится  список невыездных лидеров  оппозиционных партий и независимых организаций.

Право граждан на смену правительства. Что касается парламентских выборов, проходивших в минувшем году, то ныне была упрощена процедура регистрации кандидатов, в результате численность партийных выдвиженцев значительно возросла по сравнению с прошлыми парламентскими кампаниями и составила 41 процент от общего числа кандидатов. Упростилась также процедура предоставления деклараций, что однако не помешало власти отказать в регистрации лидеру движения «За Свабоду» Александру Милинкевичу. Но самое главное – процедуры подсчета голосов избирателей – остались закрытыми для общественного контроля, в результате ни один оппозиционный кандидат не попал в парламент.

Реакция властей на международные расследования нарушений прав человека. Кроме традиционых отказов в белорусских визах иностранным дипломатам и журналистам, власти использовали в минувшем году более жесткие методы: в феврале предложили послу Польши Лешеку Шерепке и руководителю представительства Евросоюза Майре Мора выехать в свои страны на консультации; в июне фактически выслали из страны шведского посла Стефана Эриксона. В ноябре двумя неизвестными были брошены бутылки с зажигательной смесью на территорию посольства Литвы.

Источник: Людмила Грязнова, Правозащитный альянс

Метки