Белорусский крен: внешняя политика с 23 по 29 августа 2010 года

22 августа 2010 года издание «Русский Newsweek» опубликовало заметку «Переговорное расстройство». В ней со ссылкой на источники в Кремле и МИДе утверждалось, что РФ намерена с января 2011 года ввести в отношении Белоруссии экономическую блокаду. Кроме этого издание заявило, что из-за оскорбительных высказываний президента Белоруссии Александра Лукашенко в адрес президента РФ Дмитрия Медведева, Кремль намерен относиться к белорусскому лидеру также как в 2008 году к тогдашнему президенту Украины Виктору Ющенко.

Появление сведений о возможной открытой экономической конфронтации между РФ и Белоруссией – инициатива Москвы, направленная на «продавливание» Лукашенко. Исчерпав все основные политико-экономические ресурсы в деле «вразумления» лидера «братской республики», Москва сделала ставку на жесткую информационную кампанию. Она преследует две цели - с одной стороны, представить Лукашенко как политика, не отвечающего за свои слова, а с другой - заставить «батьку» принять российские правила игры. Они подразумевают признание Белоруссией независимости Южной Осетии и Абхазии, открытие рынка республики для российского бизнеса и инвестиций, расширение военного сотрудничества между странами (в том числе в рамках ОДКБ), введение единой валюты. Тем не менее, говорить об откровенном разрыве Москвы и Минска (а именно такая версия фигурирует в СМИ) явно преждевременно. Однако средства и методы, применяемые сторонами в ходе конфликта, всё более явно выходят за рамки минимальных этических норм, которые допустимы в конфликте «друзей».

Хроника текущего обострения российско-белорусских отношений показывает, что межгосударственный конфликт последовательно переходит в стадию личностного противостояния. Основным стимулом к негативной реакции Москвы в отношении Минска стали высказывания Лукашенко о том, что Медведев исказил его слова о возможности признания Южной Осетии и Абхазии. В частности президент Белоруссии заявил, что Медведев «недобросовестно и непорядочно выдёргивает определённые вещи». Ряд информационных ударов, нанесенных Кремлем - ответ на это достаточно спорное заявление. Получается, что очередной кризис в российско-белорусских отношениях - прямое следствие личного конфликта Медведева и Лукашенко.

Активное разыгрывание «белорусской карты» чревато ослаблением международного веса РФ и ряда элитных объединений, отвечающих за формирование внешней политики страны. Пойдя в открытое наступление на режим Лукашенко, Сергей Приходько и стоящая за ним группа «центральных европейцев» фактически расписалась в том, что игроки уровня Белоруссии являются для неё главными контрагентами во внешней среде. Вне всякого сомнения, Минск относится к ключевым субъектам на территории постсоветского пространства (особенно в военно-политическом плане). От его позиции зависит как политика Москвы в рамках своего «ближнего круга», так и общий политический климат на пространстве бывшего СССР. Однако открытое раздувание факта конфликта с Лукашенко в СМИ и апелляция к возможности обнародования конфиденциальных переговорных данных говорит о том, что центром приложения внешнеполитических усилий окружения Медведева являются преимущественно постсоветские страны. Развитие отношений с данными государствами отнимает большую часть времени их политико-дипломатической практики. Подобная концентрация внимания - свидетельство серьезного сужения международных интересов РФ. Вместо государства с «глобальной ответственностью», на статус которой Россия претендует с 2008 года, она предстает страной регионального масштаба, сфера интересов которой практически не выходит за периметр ранее контролируемых территорий.

Во второй половине августа 2010 года в ряде российских СМИ появилась серия материалов на тему очередного обострения отношений между Москвой и Минском. Практически в каждом из них фигурировали представители пула внешнеполитических ведомств администрации Дмитрия Медведева. Они выступали или в качестве комментаторов тех или иных политических решений Кремля или в роли субъектов, дающих старт внешнеполитическим инициативам РФ. Речь, прежде всего, идет о заместителе руководителя Администрации президента (АП) Алексее Громове и помощнике президента РФ Сергее Приходько. Обе эти высокопоставленные персоны являются видными представителями группы т.н. «центральных европейцев» - объединения политиков и дипломатов, чье карьерное становление состоялось в период работы на чехословацком территориальном направлении внешней политики СССР в 1980-х годах.

Активизация «центральных европейцев» в информационном поле свидетельствует о том, что во внешнеполитическом аппарате РФ обострилась борьба за право контроля над постсоветским треком.


20 августа 2010 года Апелляционный суд Таиланда - высшая судебная инстанция в делах по экстрадиции - в ответ на запрос прокуратуры постановил экстрадировать гражданина РФ Виктора Бута в США. Передача должна состояться в течение трех месяцев после объявления приговора. Американское правительство подозревает Бута в незаконной торговле оружием, в том числе, в обход санкций ООН.

Если не учитывать политическую подоплеку вопроса, вердикт тайского суда стал решением, направленным на пресечение нелегальной деятельности Бута в сфере продажи вооружений. Несмотря на отсутствие формального доказанного обвинения, аспекты его «предпринимательской деятельности» хорошо известны по всему миру. Он неоднократно упоминался как один из крупнейших нелегальных поставщиков оружия (прежде всего российского производства) в докладах Совета безопасности ООН, Государственного департамента США и организации Amnesty International. А с конца 1990-х годов расследование незаконной деятельности Бута ведется американскими правоохранительными органами.

Однако очевидно, что развернувшаяся вокруг Бута жесткая борьба обусловлена не столько его «сомнительной» международной репутацией, сколько политическими мотивами и противостоянием российских и зарубежных спецслужб. Судя по всему, арестованный предприниматель обладает значительной ценностью для Москвы (по крайней мере, для ряда элитных групп РФ). Об этом говорит тот факт, что на решение Апелляционного суда Таиланда по делу «торговца смертью» практически сразу последовала негативная реакция российской стороны. Основным каналом её трансляции стал Министерство иностранных дел РФ. Уже 20 августа ведомство Сергея Лаврова обнародовало официальное заявление, в котором «с крайним недоумением и разочарованием» оценило решение тайского правосудия. При этом в документе МИДа особо подчеркивалось, что Бут является гражданином России, а его участие в незаконной торговле оружием было подвергнуто сомнению (в тексте использовалась формулировка «якобы имевшем место участии в незаконной торговле оружием»). В тот же день на Смоленскую Сенную площадь был приглашен посол королевства Таиланд в РФ Чалермпол Танчит. Встречу с ним провел заместитель министра иностранных дел Алексей Бородавкин, который выразил от лица РФ «крайнее разочарование и недоумение по поводу политически мотивированного вердикта таиландского Апелляционного суда». Наконец, 27 августа в российской англоязычной газете «The Moscow Times» была опубликована статья «Ballyhoo Over Nothing» («Шумиха из ничего»). Её автор, заместитель директора Департамента информации и печати МИД России Владимир Козин, заявил, что суд над Бутом в США может серьезно осложнить текущие российско-американские отношения и даже способствовать свертыванию режима «перезагрузки». То есть весьма показательно, что в поддержку Бута выступила «тяжелая артиллерия», причем по официальным каналам.

Заинтересованную вовлеченность Москвы в ситуацию с Бутом подтверждает и задержка с его экстрадицией в США. Первоначально предприниматель должен был оказаться в руках американских силовиков 25 августа (для этого на базу королевских ВВС Дон Мыанг был прислан специальный самолет). Однако в этот же день тайские СМИ, со ссылкой на премьер-министра страны Апхисита Ветчачивы, заявили, что процедура экстрадиции откладывается. «Сегодня этого не произойдет. Процесс (экстрадиции) должен пройти еще несколько этапов», - передали информационные агентства высказывание главы правительства. Весьма вероятно, что задержка с передачей Бута американской стороне вызвана контригрой Москвы, которую она развернула в Бангкоке. При этом российская сторона, скорее всего, ориентируется на одну из политических группировок в правительстве королевства.


25 августа 2010 года в СМИ появилась информация о том, что РФ и США намерены создать первый в истории двусторонних отношений совместный экологический проект. Две страны приступили к начальной стадии создания международного природоохранного парка «Берингия» на территории Восточной Чукотки и Аляски. В настоящее время проект проходит межведомственное согласование в России и США. Только российская часть парка может занять 1,8 млн. га.

Актуализация темы создания природоохранительного парка на Чукотке и Аляске свидетельствует об откровенной скудности повестки дня текущего российско-американского сближения. Впервые о создании парка «Берингийское наследие» ещё в июне 1990 года договорились тогдашние президенты СССР и США Михаил Горбачев и Джордж Буш-ст. Планировалось, что этот резерват будет содействовать сохранению уникальной экосистемы региона, в частности морских млекопитающих, бурых медведей, многих видов колониальных птиц. Возвращение к этой теме спустя 20 лет, фиксирует сразу две негативные тенденции для диалога по линии Москва-Вашингтон – во-первых, что им практически нечего обсуждать за пределами темы ядерного разоружения, и для преодоления такой ситуации приходится извлекать на свет проекты времен окончания Холодной войны; а во-вторых, что кураторы текущей «разрядки» обладают низким уровнем креативного мышления, так как не могут придумать ничего интересней наработок советского времени.

В идее создания парка на Чукотке и Аляске содержится и глубокий политический смысл.

24 августа 2010 года президент РФ Дмитрий Медведев встретился в Сочи с премьер-министром Люксембурга Жан-Клодом Юнкером. Лидеры двух стран обсудили тематику двустороннего экономического и финансового сотрудничества, гуманитарные вопросы, ситуацию в Европе, а также отношения России с Европейским союзом.

Переговоры в Сочи стали политико-дипломатическим действием, направленным на демонстрацию внимания РФ к Люксембургу. Встреча не имела содержательного характера - она состоялась в преддверии празднования 75-летия установления дипломатических отношений между двумя странами, основным поводом к её проведению стал протокольное событие, а не реальная заинтересованность сторон в проведении межгосударственных консультаций. По итогам переговоров не было подписано ни одного двустороннего документа. Медведев и Юнкер ограничились сугубо формальным заявлением для прессы.


Фрагмент из еженедельного аналитического обзора Центра политической конъюнктуры России «Российская внешняя политика: интересы, инструменты, стратегии»