Белорусы и безопасность: с НАТО или с Россией?

Александр Лукашенко как-то заявил, что белорусы лягут под натовские танки, чтобы остановить их движение на Москву и будут здесь умирать за своих русских братьев. Так ли это? Ответом на этот вопрос служит исследование «Беларусь и Мир: геополитический выбор сквозь призму экономики и культуры», проведенное BISS совместно с лабораторией НОВАК, в котором впервые основательно и всесторонне исследованы аспекты взаимодействия Беларуси и НАТО, а также проблемы безопасности, которые волнуют белорусов.

Согласно проведенному опросу общественного мнения, белорусы достаточно сильно ощущают внешнюю угрозу своей безопасности: 19,8% белорусов считают реальной военную угрозу для Беларуси со стороны каких-либо стран и блоков.  Это чувство опасности практически не зависит от социального статуса респондента. Угрозу ощущают 14.6% молодежи до 24 лет и лишь ненамного больше (17.3%) – пенсионеров свыше 65 лет. Среди опрошенных с высшим образованием чувство опасности распространено даже больше, чем в среднем по выборке, и гораздо больше, чем среди респондентов с начальным и незаконченным средним образованием. Ощущающих опасность военной угрозы в Минске также неколько больше, чем среди жителей сельской местности. И даже среди тех, для кого источником информации являются исключительно государственные СМИ, чувство опасности не более распространено, чем среди тех, кто имеет доступ к альтернативной информации.

Можно сделать вывод, что «алармисты» – это скорее психологический, чем социальный тип, «размазанный» по социальной структуре белорусского общества. Надо отметить, что именно среди тех, кто ощущает военную угрозу, резко увеличивается число сторонников геополитического выбора в пользу «независимой Беларуси, не входящей ни в какие союзы» (31.7% против 17.4% у тех, кто не чувствует военной угрозы).  Чаще других в качестве источников военной угрозы упоминались НАТО, США, Запад в целом и Россия.

13,9% респондентов считают, что другие страны имеют территориальные претензии к Беларуси. Среди таких стран чаще всего упоминаются Польша, Россия и Литва. Один процент белорусов верит в то, что территориальные претензии к Беларуси имеет держава, расположенная на другом полушарии (США). Примечательно, что тех, кто верит в то, что другие страны могут иметь территориальные претензии к Беларуси, диспропорционально много среди лиц с  высшим образованием (21.1%) и среди жителей Минска (21.0%). Абсолютным лидером среди подозреваемых в территориальных претензиях к Беларуси среди высокообразованных белорусов и минчан вновь является Польша (около половины от тех, кто верит в существование таких претензий в обеих категориях), до четверти «обеспокоенных» претензиями верит в угрозу со стороны России. Вера в территориальные претензии сконцентрирована среди сторонников «независимой Беларуси, не входящей ни в какие союзы» (20.1% против 12% среди сторонников ЕС и 12.4% – сторонников союза с Россией). Наконец, самые богатые белорусы больше склонны верить в территориальные претензии (27.3%), чем беднейшие белорусы (9.4%).

Белорусы и безопасность: с НАТО или с Россией? 

Наконец, отметим, что ощущение угрозы извне не имеет значимых последствий для выбора военного блока. Верящие в угрозы и территориальные претензии несколько чаще, чем неверующие, настаивают на военно-политическом союзе с Россией, однако разногласия с «неверующими» едва вырываются за границы статистической погрешности.

Белорусы и безопасность: с НАТО или с Россией?

Что касается военных блоков, то 22% населения считают, что Беларусь должна развивать отношения с НАТО, а 10,6% поддерживают вступление Беларуси в Альянс. При этом в обоих случаях высок процент затруднившихся ответить – 27,9% и 26% соответственно, что может указывать на недостаточную информированность о НАТО и её деятельности. Вместе с тем, 43,4% опрошенных видят в НАТО источник военной угрозы при закрытом вопросе, в то время как при  открытом вопросе таких респондентов только 6%. В то же время, из тех респондентов, которые первоначально заявили, что Беларуси никто не угрожает, согласились с тем, что НАТО представляет угрозу для Беларуси в ответе на прямой вопрос.

Таким образом, можно предположить, что НАТО  в восприятии белорусов – это скорее информационный образ, пиар-продукт, который актуализируется пропагандой, и «пропадает» с радаров сознания, когда тема «натовской угрозы» не педалируется. Однако, заметим, что расширение сотрудничества с НАТО в любой форме неизбежно выведет этот вопрос в информационное поле, вызывая к жизни весь комплекс стереотипов и фобий. Поэтому не удивительно, что сотрудничество Беларуси с НАТО в настоящий момент осуществляется при полном замалчивании этой темы в официальных СМИ. По всей видимости, белорусские власти, даже получая блага от сотрудничества с НАТО, предпочитают сохранять «образ врага» в пропагандистских целях в случае необходимости активации «чувства опасности» в своих целях.

Белорусы и безопасность: с НАТО или с Россией?

За сотрудничество с НАТО выступает 28,8% респондентов в возрасте от 18 до 24 лет и лишь 16,8% в возрасте свыше 65 лет.  Почти половина «золотого процента» богатейших белорусов за сотрудничество с НАТО, среди «среднего класса» – 27.7%, среди беднейших белорусов – 17.2%.  Сторонников сотрудничества с НАТО больше в Минске чем в средних и малых городах и на селе. Более склонны к сотрудничеству с Альянсом неоднократно посещавшие ЕС и имеющие доступ к альтернативной информации. Сторонников членства в НАТО, при общей непопулярности этой идеи, несколько больше среди молодежи до 24 лет, лиц с высшим образованием, лиц, часто посещающих ЕС и имеющих доступ к информационным альтернативам.

71,9% опрошенных считают, что необходимо сохранить союз с Россией и СНГ в рамках ОДКБ. Не согласны с этим утверждением 8,3%, что несколько меньше, чем процент желающих вступления Беларуси в НАТО. Т.е. некоторое число опрошенных полагает, что Беларусь может одновременно находиться в двух военно-политических союзах.

Портрет сторонника ориентации на Россию и ОДКБ, в целом, является противоположностью портрета сторонника вступления в НАТО. Однако, сторонники союза с Россией доминируют во всех возрастных и социальных группах.

Четверть опрошенных убеждены в том, что Беларусь должна стать нейтральным государством и выйти из существующих блоков, противников же нейтралитета на 10% больше – 35,8%. При этом 39% не определились. Отношение к нейтралитету почти не зависит от возраста и пола опрошенных.  В то же время, 72% респондентов, ответивших, что предпочитают нейтралитет Беларуси, одновременно заявили, что согласны с тем, что Беларусь должна сохранить союз с Россией в рамках ОДКБ. Это показывает крайне низкую степень понимания вопроса и его актуализации в массовом сознании – ответ «да» дается на все, что не несет каких-то заданных отрицательных культурных стереотипов. Возможности для манипулирования общественным мнением в этих условиях практически не ограничены, пока не пересекается граница культурных фобий.

Таким образом, можно утверждать, что белорусском обществе сложился жесткие анти-НАТОвские стереотипы, которые делают возможным сотрудничество с НАТО только постольку, поскольку оно протекает вне радара общественного мнения и не присутствует в информационном поле.

Идея же нейтралитета потеряла поддержку населения, зато значительно возросла популярность военно-политического союза с Россией в рамках ОДКБ. Неопределенность значительного процента населения в вопросах безопасности и в частности в вопросе нейтралитета оставляет большое пространство для манипуляции общественным мнением посредством информационной политики.

Вместе с тем, предпочтения значительной части белорусов в вопросах безопасности неоднозначны. Некоторые категории населения вполне допускают одновременное членство Беларуси в различных военно-политических блоках,  либо членство в одном из блоков при одновременном нейтральном статусе. Вся эта путаница и непоследовательность в ответах, в целом, указывает на слабую актуализацию вопросов безопасности в общественном мнении и на крайне низкую информированность о проблемах безопасности в белорусском обществе.

Денис Мельянцов, Агентство политической экспертизы BISS