Белорусские медиа онлайн: аудитория, структура, регулирование

Белорусские медиа онлайн: аудитория, структура, регулированиеВ статье рассматриваются основные социально-демографические параметры белорусской интернет-аудитории, анализируется структура онлайновых СМИ общественно-политического характера и предлагается общая характеристика подходов к законодательному регулированию в данной сфере.

Аудитория интернет

Согласно информации Министерства связи и информатизации, в Беларуси насчитывается более 3 млн. пользователей интернета, что составляет треть всего населения страны [1]. По данным статистики, портрет «среднего» интернет-пользователя выглядит следующим образом: мужчина в возрасте до 25 лет, с высшим образованием, проживающий в Минской области и использующий широкополосный доступ в интернет, главным образом, у себя дома (см. диаграммы 1-5). Основные направления его активности в интернет: отправка и получение электронной почты, социальные сети и поиск информации о погоде (1 место в списке Топ-10 поисковых запросов tut.by), работе, покупке и продаже товаров и услуг, курсах валют, лото, а также эротика (10 место) и порнография (2 место) [2].

Диаграмма 1. Распределение пользователей Интернет по возрасту и полу (%)

Белорусские медиа онлайн: аудитория, структура, регулирование 

Источник: gemiusAudience

Диаграмма 2. Распределение интернет - аудитории по роду занятий (%)

Белорусские медиа онлайн: аудитория, структура, регулирование

Источник: gemiusAudience

Диаграмма 3. Распределение аудитории по типу соединения (% от общего числа пользователей)

Белорусские медиа онлайн: аудитория, структура, регулирование

Источник: gemiusAudience

Диаграмма 4. Место доступа (% от общего количества интернет- пользователей)

Белорусские медиа онлайн: аудитория, структура, регулирование

Источник: gemiusAudience

 

Диаграмма 5. Количество пользователей интернет по регионам

Белорусские медиа онлайн: аудитория, структура, регулирование

Источник: gemiusAudience

Треть посетителей общественно-политических информационных сайтов – молодежь в возрасте 15-24 лет (примерно 16% просмотров). Однако более активно новостными ресурсами пользуются люди в возрасте 35-44 лет (около 21% аудитории), на долю которых приходится большая часть просмотров (см. табл. 1).

Таблица 1. Состав посетителей общественно-политических информационных сайтов

Возраст

% от общей

аудитории

% от числа

просмотров

15-24

33,77%

15, 71%

25-34

28,53%

23,50%

35-44

20,98%

29,37%

45-54

14,81%

26,55%

55+

1,91%

4,88%

Источник: gemiusAudience

Жители Минска составляют до 45% посетителей новостных сайтов. Анализ специфики «информационных предпочтений» по регионам показывает, что в Минской области больший интерес вызывает digital life style (onliner.by) и новостная аналитика (naviny.by), в то время как в регионах «цифровой образ жизни» и связанные с ним новости привлекают значительно меньшее внимание.

Диаграмма 6. Пересечение аудиторий onliner.by ,kp.by («Комсомольская правда в Беларуси), naviny.by (к-во чел.)

 Белорусские медиа онлайн: аудитория, структура, регулирование

Источник: gemiusAudience

Как видно из диаграммы 9, лишь незначительная часть интернет-пользователей посещает несколько новостных ресурсов.

Диаграмма 7. Пересечение аудиторий ресурсов onliner.by, kp.by и naviny.by

Белорусские медиа онлайн: аудитория, структура, регулирование

Источник: gemiusAudience

Онлайновые медиа

Трактовка понятия «средство массовой информации» становится в настоящее время одним из принципиально важных вопросов как с теоретической, так и с практической точки зрения. Как известно, преобладающим в настоящее время остается представление о том, что СМИ – это средства распространения информации, характеризующиеся обращенностью к массовой аудитории, общедоступностью и·корпоративным характером производства и распространения информации. Однако эволюция различных сервисов, разработанных на основе интернет, в том числе WWW и его новейшие модификации Web 2.0 и Web 3.0 обусловили формирование новых моделей массовой коммуникации, которые в значительной степени требуют пересмотра традиционного понимания  СМИ. Определяющим при этом является наличие двух крайних позиций. В первом случае СМИ трактуются как коммуникационная модель, имеющая вид "…-to-many", то есть направленная на внешнюю «аудиторию» [3], и в этом случае в категорию онлайновых СМИ попадают практически все интернет ресурсы [4]. В другом – онлайновым СМИ предлагается считать регулярно обновляющиеся и посещаемые относительно большой аудиторией сайт или группу сайтов, предназначенных для решения задач, «свойственных печатным и электронным несетевым средствам массовой информации», и созданных для того, чтобы предоставлять именно журналистскую продукцию, социально значимую информацию: новости, статьи и прочее [5]. Другими словами, онлайновым СМИ может считаться ресурс, позиционирующий себя как средство массовой информации (в традиционном, «до-интернетовском» смысле), создаваемый профессиональными журналистами и предлагающий эксклюзивный продукт журналистского труда. Очевидно, что в этом случае понятие онлайнового СМИ подменяется понятием онлайновой профессиональной журналистики, которая  составляет, как это будет показано ниже, лишь часть ландшафта онлайновых медиа.

В такой ситуации наиболее продуктивным критерием определения онлайновых СМИ (если они не являются интернет-версией печатного издания) может стать их позиционирование в качестве таковых. Формальными внешними индикаторами такого позиционирования можно считать ключевые слова в названии ресурса, указания на то, что его создатели идентифицируют себя и свои продукты с деятельностью, совпадающей с деятельностью СМИ («интервью», «источник информации», «сообщение», «новость», «редактор»), технологии продвижения сайта как СМИ, а также описание организационно-правового статуса ресурса , которое обычно предлагается в разделе «о нас»/«о проекте» [6]. Подробная характеристика белорусского медиаландшафта и его структуры в предложенном выше широком понимании еще ждет своего исследователя. Достаточно отметить, что даже количество ресурсов в рубрике «Новости и СМИ» по-разному определяется каталогами и медиадиректориями. Так, рейтинг akavita.com включает 467  таких ресурсов [7], медиадиректория eBelarus.org – около 480 [8], а каталог all.by – 561 [9].

Тем не менее можно констатировать, что по данным основных белорусских каталогов и рейтинговых систем, онлайновые версии оффлайновых ресурсов (включая электронные) составляют меньше половины: от 32% (all.by) до 49% (akavita.com). «Онлайновое представительство» имеют все девять белорусских информационных агентств: агентство Владимира Гревцова (http://www.grevtsov.by); Минск-Новости (http://www.mk.by); БелаПАН (http://www.belapan.com); БЕЛТА (http://www.belta.by), Интерфакс-Запад (http://www.interfax.by), Ньюс-Релиз (http://www.afn.by), Прайм-ТАСС (http://www.prime-tass.by) .Более половины белорусских телерадиокомпаний имеют вебсайты, а полнее всего представлены онлайн FM радиостанции (10 из 12) [10]. Заметны на белорусском медиаландшафте интернет-радио и интернет-телевидение, которые составляют 7% от общего числа электронных СМИ [11].

Интересно отметить, что ресурсы общественно-политического содержания составляют, по приблизительным оценкам, примерно 50% всех СМИ онлайн, что в 2 раза превышает то же соотношение в печатных СМИ (см. диаграмму 10).

Диаграмма 8. Распределение печатных СМИ по тематике и форме собственности

Белорусские медиа онлайн: аудитория, структура, регулирование Белорусские медиа онлайн: аудитория, структура, регулирование

Источник: http://belpost.by/services/subscription/; baj.by

В силу отсутствия четких дефиниций онлайновых СМИ, принципы их классификация также остаются дискуссионным вопросом. Не вызывает возражений только типологизация, основанная на отношении онлайного ресурса к печатному или другому электронному СМИ: визитные карточки, онлайновые версии, самостоятельные онлайновые ресурсы. Классификация же собственно онлайновых ресурсов чаще всего производится относительно способов и типов производства содержания (производство, преобразование, агрегирование и индексация, мониторинг и оценка). При этом в каждом случае речь может идти о профессиональной журналистике (коллективные и индивидуальные ресурсы) и о контенте, создаваемом пользователями (включая гражданскую журналистику, коллективные дискуссионные сайты, блоги и пр.) [12]. В качестве рабочей исследователи чаще всего используют следующую классификацию онлайновых медиа: онлайновые ресурсы, создаваемые профессиональными журналистами (в том числе и медиапорталы), каталоги и агрегаторы новостей, ресурсы анализа и мониторинга качества онлайновых ресурсов (метажурналистика), гражданская журналистика.

Анализ онлайновых СМИ, проиндексированных белорусскими системами рейтингов показывает, что наиболее успешными моделями являются новостные сайты профессиональных журналистов и многоцелевые порталы (примеры: tut.by, bymedia.net, np.by, mass.by). Именно они составляют как основной массив белорусских онлайновых СМИ общественно-политического характера, так и десятку наиболее посещаемых сайтов в данной категории (см. таблицу 11). По данным gemiusAudience в первую десятку также входит ресурс onliner.by, который не индексируется двумя предыдущими ресурсами, хотя его аудитория превышает аудиторию онлайновой версии «Комсомольской правды» в 1,5 раза.

Таблица 2. Топ-10 информационных общественно-политических сайтов


http://top.akavita.com/

http://all.by/rating/rate__d_sb_1.html

1

Tut.by

Onliner.by

2

Комсомольская правда в Белоруссии» (kp.by)

Комсомольская правда в Белоруссии» (kp.by)

3

Белорусское телеграфное агентство)  (www.belta.by)

Хартия-97. Новости из Беларуси (www.charter97.org)

4

Белорусские новости (naviny.by)

Белорусский партизан (www.belaruspartisan.org)

5

Хартия-97. Новости из Беларуси (www.charter97.org)

Белорусские новости (naviny.by)


6

Агентство финансовых новостей (http://www.afn.by/)

Белорусское телеграфное агентство)  (www.belta.by)

7

Белорусский партизан (www.belaruspartisan.org)

Агентство финансовых новостей (http://www.afn.by/)

8

Беларусь сегодня (www.sb.by)

Салідарнасць (www.gazetaby.com)

9

Народная газета (www.ng.by)

Беларусь сегодня (www.sb.by)


10

Салідарнасць (www.gazetaby.com)

Беларусь сегодня (www.sb.by)


Многоцелевые порталы получают все больше распространение с расширением возможностей широкополосного доступа в интернет. Именно они, наряду с коллективными дискуссионными сайтами преобладают среди региональных онлайновых новостных ресурсов, хотя по количеству пользователей и занимают очень низкие позиции в рейтингах. Медиаландшафт районного центра Беларуси представлен местной государственной газетой (примерно 47 % таких газет имеют интернет-версии,), 1-2 негосударственными (развлечения, объявления), и – в большинстве случаев (от 58% в Могилевской обл. до 89% в Минской) – городским порталом и/или коллективным дискуссионным сайтом [13].

По данным медиадиректории eBelarus.org каталоги (примеры: all.by, akavita.com, 21 by, каталог блогов http://blog.inf.by/) и агрегаторы новостей (примеры: akavita.news, news 2.0, informer.by, get.news, press.net.by) составляют в общей сложности 8% от общего числа новостных онлайновых ресурсов. Примерно такой же процент составляет гражданская журналистика (101blog.net, «Народные новости Витебска»: news.vitebsk.cc, Indymedia Belarus: http://belarus.indymedia.org/, iBelarus|net: http://www.ibelarus.net/, «Будзьма!» http://www.budzma.org, Release.BY ) [14].

Метажурналистика, понимаемая как профессиональные журналистские рейтинговые и репутационные онлайновые ресурсы, основанные на анализе и мониторинге качества и объективности онлайновых медиа, оценке потенциала эффективного использования контента, создаваемого пользователями, до сих пор не стала заметным элементом белорусского онлайнового ландшафта. Подобная тематика, если и присутствует, то только спорадически, на периферии дискуссий сообществ белорусских журналистов http://community.livejournal.com/paparazzi_by/, http://community.livejournal.com/reporter_by, и профессиональных журналистских организаций (Белорусская ассоциация журналистов – baj.by и Белоруссогокий союз журналистов – www.buj.by). Обнадеживает, правда, то, что стандарты веб-журналистики активно обсуждаются в рамках студенческого и преподавательского сообщества Института журналистики БГУ (премия Yousmi Web-Journalism [15], интернет-газета http://www.websmi.by, где «учатся веб-журналистике студенты журфака БГУ») [16].

Описанная выше специфика онлайнового медиаландшафта, где доминируют новостные ресурсы профессиональных журналистов и медиапорталы, характеризуется трансляцией практик оффлайновой журналистики. Это находит отражение в трех группах особенностей белорусских онлайновых медиа: концентрации на актуальности (обновляемости) и мультимедийности в ущерб гипертекстовости, узкое понимание интерактивности; недооценка важности метажурналистики.

В частности, гипертекстуальность практически не рассматривается как стратегическая характеристика онлайновых СМИ. Характерно, что директор частной информационной компании БелаПАН А. Липай в числе критериев, которые будут определять развитие белорусских интернет ресурсов назвал «оперативность, креативность, интерактивность и мультимедийность [17]. Использование разнообразных возможностей гипертекстового протокола, составляющего основу WWW, ограничивается в большинстве случаев отсылками к источникам новостей или к сообщениям той же тематики в рамках одного ресурса. Внешние и контекстуальные ссылки практически (за исключением, как уже отмечалось ранее, отсылок к источникам новостей) практически отсутствуют. А ведь гипертекста – это не просто «ссылки», это специфический способ формирования медиапространства как для того, кто его создает (автора), так и для того, кто вступает с ним в коммуникацию (читателя). Гипертекст не пишется, а конструируется, а его неотъемлемым свойством является интерактивность, которая превращается в своего рода императив современных масс-медиа [18].

Интересно, что наиболее часто используемые в белорусских онлайновых медиа формы интерактивности (переписка с читателями, опросы и даже комментарии) Х.М. Энзенбергер еще в 1970 г. обозначил как формальную «обратимость» сетей, которая ничего не меняет в разделении ролей в области масс медиа. В качестве альтернативной программы он предложил децентрализацию медиа, формы коллективного производства информации, социальный контроль через самоорганизацию, сопряженные с процессом политического обучения [19]. В результате формируется «пресса», откорректированная, распространяемая и создаваемая профессиональными журналистскими коллективами совместно с читателями («пользователями», «потребителями информации») [20]. И действительно, современное понимание интерактивности в сфере онлайновых медиа предполагает не только и не столько форумы, вопросы-ответы, опросы и комментарии, но и (1) выбор (модульность), когда база данных по определенной проблеме не существует в какой-либо фиксированной форме, а в зависимости от области интересов пользователя, осуществляющего поиск, может аккумулироваться по частям – модулям, которые, в свою очередь, могут быть составлены в единую информационную картину в удобной для пользователя форме и последовательности); (2) двустороннюю коммуникацию с высоким уровнем контроля со стороны пользователя, где полюса общения не разделяются по функциям «отправитель-получатель», а имеет место «обратимость» ролей, равноправное участие в обмене информацией [21].

Таким образом, онлайновые медиа определяется коммуникативными, а не информационными параметрами, а «поле журналистики все в большей степени становится областью согласований в отношении смыслового взаимодействия со своими аудиториями» [22]. Это, конечно, требует принципиально новой организации деятельности профессионального журналиста, выходящей далеко за пределы особой стилистики подачи материалов на онлайновых ресурсах. Белорусские же онлайновые медиа характеризуются довольно жестким противостоянием профессиональных журналистов и специфической экосистемой пользователей интернет, создающих контент. Таким образом, развитие белорусских онлайновых медиа в значительной степени зависит от формирования «новой формации» журналистов – посредников, которые способны стать узлами соединения и информационных потоков (в том числе и контента, производимого пользователями), и различных сообществ, для которых онлайновые СМИ становятся средством всестороннего информирования, с одной стороны, и каналом участия в социальной жизни – с другой [23].

Регулирование и законодательство

В контексте интеграции информационных технологий, телекоммуникационной структуры и производства контента, политика в области медиа в значительной степени зависит от технологических, экономических, политических и социокультурных законодательных норм и правил. Поэтому вопросы регулирования онлайновых медиа необходимо рассматривать  на национальном уровне – в рамках государственной политики в области информации и информатизации, а на глобальном – в общем контексте проблематики регулирования интернет (internet governance).

Государственная политика информатизации предполагает совместную управленческую деятельность институтов государства с консультативным участием институтов гражданского общества по установлению общегосударственных приоритетов информатизации, причем последняя рассматривается как «многоаспектный процесс, включающий организационно-технологические, нормативно-правовые, технико-экономические, социально-культурные компоненты» [24]. А управление интернетом определяется Форумом по вопросам управления интернетом, функционирующим под эгидой ООН [25], как «разработка и применение правительствами, частным сектором и гражданским обществом, при выполнении ими своей соответствующей роли, общих принципов, норм и правил, процедур принятия решений и программ, регулирующих эволюцию и применение интернета» [26]. Необходимость разработки таких процедур объясняется глобальным характером интернета, что во многих случаях приводит к неэффективности «жестких законов» (hard law) и обуславливает необходимость разработки как «мягкого законодательства» (soft law), так и различных форм саморегулирования и совместного регулирования.

Как видно из приведенных определений, национальная политика в области информации и информатизации сфокусирована на определении приоритетов и разработке «жесткого» законодательства, в то время как на глобальном уровне акцент делается на принципах и процедурах принятия  решений, регулирующих использование интернета в различных сферах.

Следует отметить, что как правительство, так и институты гражданского общества Беларуси практически не учувствуют в процессе обсуждения таких процедур на глобальном уровне. В частности, Беларусь не была представлена ни на одной из встреч Форума по вопросам управления интернетом, а структуры белорусского правительства не входят  в Консультационный правительственный комитет ICANN. Деятельность Форума не освещается белорусскими средствами массовой информации. Другими словами, как правительство, так и белорусская общественность, в том числе и журналистские организации, до сих пор остаются в неведении относительно ключевых международных дискуссий по вопросам управления контентом, невмешательства в частную жизнь, конфиденциальности, защиты потребителей и свободы слова онлайн.

В итоге повестка дня в области регулирования онлайновых СМИ определяется с одной стороны – правительством, которое продолжает последовательно реализовывать принципы политики информатизации, начало которой было положено еще в 1991 г. принятием закона «Об информатизации», а с другой – либерально и оппозиционно  настроенными представителями и организациями гражданского общества, которые  концентрируют внимание на традиционных представлениях о свободе слова эпохи печатной прессы и телевидения. Как следствие этого – современный глобальный контекст специфики регулирования онлайновых СМИ ускользает от внимания белорусской общественности. В качестве одного из примеров можно назвать проблему неприкосновенности частной жизни (privacy), которая, в ее применении к вопросам управления интернет включает надежность инфраструктуры; защищенность от нежелательного вторжения; свободу выбора источников информации; контроль использования личных данных [27].

Другой пример – авторское право в интернет. Вполне понятна озабоченность белорусских журналистов соблюдением этого права онлайн, продемонстрированная компанией «за чистый bynet», в рамках которой предполагалось выработать «некий взаимоприемлемый механизм обращения с чужим контентом» [28]. Показательно, однако, что в рамках этой компании не обсуждались ни возможности локализации лицензии «creative commons», ни концепция добросовестного использования информации (fair use). Любые частные и государственные инициативы в области защиты потребителя информации от ненадлежащего контента (harmful content) оцениваются либеральной общественностью крайне негативно, что сводит к нулю возможность сотрудничества власти и профессиональных журналистских организаций как в области контроля контента, так и в реализации проектов развития медиаграмотности пользователей. Показателен в этом отношении тот факт, что белорусская пресса, в том числе и онлайновые медиа, практически обошли вниманием День безопасного интернета – часть глобальной программы, направленной на обеспечение безопасности пользователей [29].

Таким образом, то, что государственные институты являются в Беларуси единственным «регулятором» в сфере интернет и онлайновых медиа обусловлено не только нелиберальностью режима, но и реактивной и недальновидной позицией большинства структур гражданского общества, которые оставляют без внимания «окна возможностей» воздействия на национальную политику в данной сфере. Наличие таких возможностей подтверждается, в частности, тем фактом, что активные протесты общественности до сих пор предотвращают введение системы регистрации онлайновых СМИ. Немаловажно в данном контексте и то, что белорусские государственные институты, которые вовлечены в процессы регулирования онлайновых СМИ, часто сталкиваются с серьезными затруднениями в законотворческой деятельности. Это касается, прежде всего, определения понятия медиа и масс медиа, разграничения понятия «массовые средства информации» и «персональная информация» онлайн. Однако в попытках разрешения этих противоречий, белорусские юристы склонны скорее к заимствованию норм соответствующих законов Российской Федерации, Украины и Казахстана [30], чем к полноценному участию в международном диалоге [31] относительно разрешения этих сложнейших юридических коллизий.

Итак, в настоящее время белорусские онлайновые медиа находятся в сфере регулирования следующих законодательных актов:

  • Закон об информации, информатизации и защите информации (2008) [32]
  • Закон о средствах массовой информации (2008) [33]
  • Указ Президента Республики Беларусь № 60 «О мерах по совершенствованию использования национального сегмента сети Интернет»  (2010) [34]
  • Положение о порядке взаимодействия операторов электросвязи с КГБ и ОАЦ (2010 года) [35]
  • Стратегии развития информационного общества на период до 2015 года. (проект опубликован в 2009 г.)

Как уже отмечалось, начало разработки и реализации стратегии информатизации в Республике Беларусь было положено в 1991 г. В 2002 г. был принят ключевой документ «Государственная программа информатизации Республики Беларусь на 2003-2005 годы и на перспективу до 2010 года «Электронная Беларусь» [36], в фокусе которой были вопросы развития инфраструктуры, а также социокультурные и экономические аспекты развития страны. Программа предусматривала и разработку «нормативной базы по информатизации», в том числе и закона «Об информации, информатизации и защите информации»,принятом в 2008 г. Этот документ, по мнению экспертов, представляет собой не столько закон, сколько стратегию, определяющую цели и поле государственной законотворческой деятельности в данной области. Затем последовал Закон «О средствах массовой информации» (до этого данная сфера регулировалась законом «О печати и других средствах массовой информации», принятым в 1995 г.). Следует заметить, что хотя сфера действия закона охватывает интернет- аналоги радио, телевидения и печатных СМИ, в тексте «отсутствует определение понятия «средство массовой информации,  которое распространяется через глобальную компьютерную сеть интернет». Не определены параметры интернет-ресурса, требуемые для отнесения его к СМИ, не учитывается специфика деятельности в интернете и его трансграничный характер. При этом Закон содержит ряд отсылочных норм, делегирующих право регламентации деятельности таких СМИ [37]. В 2009 г., в рамках той же программы «Электронная Беларусь» был разработан Проект стратегии развития информационного общества на период до 2015 года [38]. Приоритетными сферами внедрения информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) признаны правительство, здравоохранение, обучение, занятость, социальная поддержка населения, экономика, торговля, системы массовых коммуникаций и электронного контента [39].

Указ «О мерах по совершенствованию использования национального сегмента сети Интернет», как и закон «Об информации, информатизации и защите информации», является «рамочным» и предусматривает принятие большого числа нормативных актов. В условиях нелиберального режима существует серьезная опасность того, что положения указа будут трактоваться как репрессивные по отношению к онлайновым медиа, пользователям сети Интернет или повлекут дополнительные расходы со стороны поставщиков Интернет-услуг [40].

«Положение о порядке взаимодействия операторов электросвязи с КГБ и ОАЦ», по мнению С. Альфера, «является в большей мере техническим актом, который устанавливает в соответствии с законом «Об оперативно-розыскной деятельности» обеспечение оперативно-розыскных мероприятий касающихся инфраструктуры и контента интернет и не вносит дополнительных ограничений прав и свобод граждан» [41]. С другой стороны серьезные опасения внушает тот факт, что ряд статей Положения противоречит общепринятой международной практике, нашедшей отражение в двух документах: Конвенции Совета Европы о защите частных лиц в отношении автоматизированной обработки данных личного характера, открытой для подписания с 1981 г. [42], и Декларации Совета Европы о свободе общения в интернет (2003 г.). Последняя, в частности, призывает все страны обеспечить доступ граждан к интернету, и предлагает семь основных принципов, гарантирующих право на свободу информации: не устанавливать ограничения на содержание информации в интернете, поощрять саморегулирование и совместное регулирование контента, воздержаться от использования блокировок, фильтров, а также регистрационных схем, не обязывать провайдеров проводить мониторинг всей информации проходящей через их сервер, гарантировать право на анонимность [43]. Следует также обратить внимание на то, что, хотя Беларусь не подписала как Конвенцию по защите частных лиц в отношении автоматизированной обработки данных личного характера, так и Конвенцию по борьбе с киберпреступностью [44], которые носят комплиментарный характер, в «Положении о порядке взаимодействия операторов электросвязи с КГБ и ОАЦ» говорится только о необходимости подписания второго из документов.

Таким образом, можно утверждать, что онлайновые СМИ в настоящее время регулируются в незначительной степени, хотя «спящие нормы» принятых в последнее время законов и нормативных актов могут использоваться в качестве юридической основы жесткого контроля и цензуры в интернет.

Примечания:

[1] Байнет в разрезе http://neg.by/publication/2009_06_26_11604.html; gemiusAudience

[2] Белорусский портал TUT.BY подводит поисковые итоги уходящего года http://mc.by/internet/article/2009-12-24/Belorusskij_portal_TUT.BY_podvodit_poiskovye_itogi_uhodjaschego_goda/

[3] K?ng, Lucy, Picard, Robert, & Ruth, Towse. (Ed.). (2008). The Internet and the mass media. London-Los Angeles: Sage. ; Короткова, Е. (2008). Мультимедийные средства массовой коммуникации: контент и технологии. Москва: ИПК РТиР.; Лукина, М.,  Фомичева , И. (2005). СМИ в пространстве Интернета. Москва: МГУ им. В. Ломоносова.

[4] Следует отметить, что именно с учетом этой специфики пытались дать определение в законе Республики Беларусь «О средствах массовой информации»: «Массовая информация – предназначенные для неопределенного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и другие информационные сообщения и (или) материалы, опубликованные в печати, сообщенные посредством телевизионного вещания и радиовещания или в иной форме периодического распространения».

[5] Засурский, И. (1999). Масс медиа второй республики. Москва: МГУ им В. Ломоносова.

[6] Лукина М., Фомичева И. (2005) СМИ в пространстве Интернета: http://evartist.narod.ru/text19/034.htm

[7] http://top.akavita.com/Mass_Media_and_News/

[8] http://www.e-belarus.org/links/media.html

[9] http://all.by/0701.html

[10] Приблизительная оценка. Источники: http://baj.by/m-bajPB-viewAll.html; http://catalog.akavita.by/Mass_Media_and_News/Television/; http://www.e-belarus.org/links/media.html; http://www.mininform.gov.by/rus/smi/

[11] http://www.e-belarus.org/links/media.html

[12] Акопов А. (2003) Глобальное средство массовой информации. Литература в Интернете. Ростов-на-Дону: Книга; Бакланова, Ю. (2007) Электронный научный журнал – ресурс открытого доступа. Управление экономическими системами: электрон. науч. журн,: http://uecs.mcnip.ru;

Колесникова, М. (2000). Сетевые СМИ – основные группы, виды и формы их функционирования. Интернет, (5): http://www.relga.rsu.ru/n35/net35.htm; Короткова Е.(2008) Мультимедийные средства массовой коммуникации: контент и технологии: http://www.ipk.ru/index.php?id=1514 и др.

[13] Источники: сайты районных и областных исполнительных советов, http://belpost.by/services/subscription/; baj.by; http://info.21.by.

[14] http://www.e-belarus.org/links/media.html

[15] Сергей Дубовик: Веб-направление – это будущее нашей журналистики, и мы будем его развивать. (2010, 02 23): http://belapan.by/archive/2010/02/23/media_jourfac_v/

[16] Показательно, между прочим, что профессиональных журналистских организаций не оказалось в числе учредителей Yousmi Web-Journalism Awards 2009.

[17] Быковский П. Неотъемлемая характеристика online-СМИ (2010.03.14.): http://www.tor.cn/dw/article/0,,3402631,00.html

[18] Калмыков А.(2009) Интернет-журналистика в системе СМИ: становление, развитие, профессионализация.Москва:ИПК: http://www.ipk.ru/index.php?id=1841

[19] Enzenberger H.(1970). Constituents of a Theory of the Media. New Left Review (64). 13-36

[20] Бодрийяр Ж. (1972) Реквием по масс-медиа: http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2006/82

[21] Lievrouw L., Livingstone S. (2002). Handbook of New Media. London: Sage, p. 169.

[22] Калмыков А.(2009) Интернет-журналистика в системе СМИ: становление, развитие, профессионализация.Москва:ИПК: http://www.ipk.ru/index.php?id=1841

[23] Webster J., Phalen P. V (1994) Audience-making . How the Media Create the Audience. London: Sage.

[24] Малиевский Н., Ильина М. (2009) Государственная информационная политика  и  средства массовой информации.Минск:Акад.  Упр. При Президенте Респ. Беларусь. С. 27.

[25] Internet Governance Forum:  www.intgovforum.org

[26] Курбалийя Й., Гелбстайн Э.(2005)  Управление интернетом: проблемы, субъекты, преграды. Москва:Центр интернет-политики МГИМО.. С.13.

[27] Weber R. (2009). Shaping Internet Governance: Regulatory Challenges. Zurich-Bazel:Springer. P. 237-245

[28] «Чистый BYNET»: о проблемах журналистской этики в сети(2008.06.04): http://baj.by/m-p-viewpub-tid-1-pid-5010.html

[29] Быковский П. День безопасного интернета в Bynet (2010.02.10): http://www.tor.cn/dw/article/0,,5235555,00.html

[30] Карней І. Зімоўскі: Чым мацнейшая дзяржава, тым меней яе хвалюе інтэрнэт (2010 02.03): http://www.svaboda.org/content/article/1947100.html; ОАЦ: Указ о регулировании интернета разработан «с заботой о людях» (2010.02.02): http://naviny.by/rubrics/computer/2010/02/02/ic_news_128_325353

[31] A new notion of media?  Political declaration and resolutions. 1st Council of Europe Conference of Ministers  responsible for Media and New Communication (28 and 29 May 2009, Reykjavik, Iceland): www.coe.int/t/dghl/.../media/MCM(2009)011_en_final_web.pdf

[32] Закон Республики Беларусь «Об информации, информатизации и защите информации» от 10.11.2008 № 455-3: http://www.tamby.info/zakon/zakon-455_2008.htm; International Expertise Of The Belarusian Draft Law On Information, Informatization And Information Protection: http://www.e-belarus.org/a