Изменение баланса экономических отношений США и Китая

Кеннет РогоффПо мере стабилизации мировой экономики постепенно увеличивается опасность того, что Соединённые Штаты и Китай возвратятся к своим докризисным экономическим моделям, создав риски для себя и для всего мира. Несмотря на официальную риторику Китая о необходимости создания новой мировой валюты, которая смогла бы заменить собой доллар, а также вопреки попыткам американских законодателей ввести законы типа «покупайте американское» (что пугает всех, – не только китайцев), никто не станет раскачивать лодку, которая и так уже чуть не опрокинулась. Так что Китай продолжает сохранять гигантское активное сальдо торгового баланса, а США по-прежнему много тратят и занимают.

Сегодняшняя кратковременная стабильность, конечно, кажется привлекательной. Но если торговые и долговые взаимоотношения США и Китая просто возобновятся с того места, на котором они остановились до кризиса, тогда что помешает аналогичной динамике, свидетелями которой мы только что были, возникнуть снова? Ведь очевидно, что огромные внешние долги США были ключевым фактором возникновения сегодняшних финансовых проблем, а избыточная опора Китая на экономический рост за счёт экспорта сделала его невероятно уязвимым перед внезапным падением мирового спроса.

Гигантское налогово-бюджетное стимулирование в обеих странах на время помогло предотвратить дальнейший ущерб, но что, в действительности, нужно изменить? Не лучше ли было бы произвести необходимую корректировку сейчас, во время медленного послекризисного роста, чем двигаться дальше к ещё более серьёзному кризису?

Действительно, и администрация США, и руководство Китая внесли ряд разумных предложений по поводу изменений. Но так ли сильно они этого хотят? Министр финансов США Тимоти Гейтнер инициировал масштабную реформу финансовой системы, а китайские лидеры начинают предпринимать шаги по совершенствованию системы социальной защиты страны.

Обе данные меры должны помочь существенно ограничить торговые балансы США и Китая до более приемлемого уровня. Усиление финансового регулирования в США означает, что потребители не смогут брать кредиты так же легко как раньше, наращивая огромные долги по ипотеке и кредитным картам. С другой стороны, китайские потребители могут наконец-то начать тратить более значительную часть своих доходов, если станут меньше беспокоиться об откладывании денег на здравоохранение, образование своих детей и на пенсию.

Тем не менее, причины для беспокойства есть. В то время как мир, по-видимому, восстанавливается от ужасающего финансового кризиса, именно склонность человека к самоуспокоенности может привести к его повторению, как и внутренняя политика США и Китая, касающаяся их торгово-финансовых взаимоотношений. Страшно представить, какие уроки извлечёт для себя финансовый сектор США, если исчисляемая триллионами долларов государственная помощь пошла лишь на поверхностные, беззубые реформы. И не станут ли в Китае экспортные интересы прибрежных регионов снова играть решающую роль в политике валютного курса в ущерб бедным жителям внутренних территорий страны?

Ещё одной причиной для беспокойства является то, что восстановление мировой экономики пока неустойчивое. США и Китай борются с кризисом не только с помощью массивного налогово-бюджетного стимулирования, но и с помощью глубокого вмешательства в кредитные рынки. Подобная чрезвычайная налогово-бюджетная щедрость (причём, за счёт налогоплательщиков) не может продолжаться вечно.

Президент МБРР Роберт Зеллик справедливо предупреждает о том, что всё это массивное временное налогово-бюджетное стимулирование является лишь «сладкой пилюлей», действие которой окончится, не приведя к более или менее существенным реформам. Как я раньше уже говорил, на завершающей фазе программы финансовой помощи и налогово-бюджетного расширения почти наверняка произойдёт повышение процентных ставок, увеличение налогов и, вполне возможно, рост инфляции.

Как бы там ни было, повернуть вспять колесо истории не удастся. Американский потребитель, чья ненасытность более десятилетия подпитывала экономический рост во всём мире, похоже, решил, наконец, сесть на диету: он будет вынужден сократить свои расходы не только из-за ужесточения кредитной политики, но и по причине падения цен на жилищную недвижимость и роста безработицы.

Если честно, было бы неплохо, если бы американцы начали больше откладывать. Это почти наверняка сократило бы риск повторения финансового кризиса в ближайшем будущем. Им на смену в плане расходов могли бы прийти китайцы и потребители из других азиатских стран, совместный объём экономики которых более чем равен объёму экономики США. Но готовы ли правительства азиатских стран отказаться от своей меркантилистской политики? За исключением Японии, азиатские политики ничуть не склонны к повышению валютного курса.

С начала данного десятилетия по крайней мере несколько экономистов (и я в том числе) предупреждали о том, что дисбаланс мировой торговли и текущих счетов необходимо регулировать для снижения вероятности возникновения серьёзного финансового кризиса. В данном дисбалансе виновны не только США и Китай, но их взаимоотношения, несомненно, является его главной причиной.

До кризиса об этом много говорили, в том числе на встречах высшего уровня при посредничестве МВФ, но мало делали. Теперь же риски проявили себя во всём мире. Будем надеяться, что на этот раз одними разговорами дело не ограничится. Если же политики США и Китая поддадутся искушению вернуться к докризисному дисбалансу, следующий кризис станет неизбежным, как смена дня и ночи. Это не станет хорошей новостью ни для США, ни для Китая, ни для любой другой страны.
--------------

Перевод с английского – Николай Жданович

Метки