Четвертый повод для Франции проявить себя

После окончания второй мировой войны Франция постоянно занималась решением проблем реструктуризации Европы во времена кризисов. Делая это, Франция стала катализатором не только укрепления европейского единства, но и создания процветания, характерного для Европы послевоенных десятилетий, – процветания, поставленного сегодня под угрозу из-за глобального финансового и экономического кризиса. Если мы хотим увидеть более сильную Европу, возрождённую после сегодняшних проблем, нам вновь потребуется помощь прозорливого французского руководства.

Первый раз решительное французское руководство начало объединять Европу, когда Роберт Шуман и Конрад Аденауэр создали Европейское объединение угля и стали. Посредством внедрения тогдашней Западной Германии в политическую, экономическую и социальную ткань Запада данный шаг ознаменовал начало возрождения Германии и возникновения её экономического чуда.

Второй раз Франция консолидировала внутреннюю архитектуру Европы в 1983 г. Во время споров по поводу размещения в Германии американских крылатых ракет и баллистических ракет «Першинг» в противовес развёртыванию Советским Союзом ракет «СС20». Твёрдое решение Франции поддержать Германию помогло предотвратить движение Германии к опасному нейтралитету, который пошатнул бы саму сущность европейского сообщества.

Третий раз был, когда пала Берлинская стена, и многие опасались, что увеличившаяся Германия может дестабилизировать Европу. Первоначально пытавшись отложить воссоединение Германии, Франция, в итоге, приняла его в обмен на подтверждение Германией её приверженности европейскому единству и французско-немецкому лидерству в европейском сообществе. В итоге, Германия ещё сильнее привязала себя к идее «вечного союза», дав обещание присоединиться к единой европейской валюте, – евро.

Сегодня остро необходимо применить взгляды, возродившие французско-немецкие отношения, ко всей Центральной и Восточной Европе. Лишь закрепив европейскую идентичность всего данного региона и внедрив укрепляющиеся российско-немецкие отношения в европейский контекст, Европейский Союз сможет продолжить движение по пути стабильности и процветания. Лишь развивая свободную торговлю и финансовые взаимоотношения во всей Европе, мы можем надеяться приглушить сегодняшний кризис. Ведь это не в интересах ни одной европейской страны и не в интересах ЕС в целом, что страны Центральной и Восточной Европы чувствуют себя брошенными на произвол судьбы, и что Германия и Россия держатся друг за друга в эти кризисные времена.

Подобно Германии 50-х гг., характер взаимоотношений России со своими непосредственными соседями становится определяющим фактором формирования международного имиджа страны. Многие наблюдатели рассматривают данные взаимоотношения как сигнал не только данному региону, но и всему миру, о том, какой державой Россия хочет стать.

Отчасти данная проблема связана с самим видением международных отношений. В отличие от Европы с ее налажённой сетью межгосударственных организаций, посредством которых страны формулируют и осуществляют значительную часть своей внешней политики, Россия не привыкла к интенсивным процедурам международного сотрудничества.

Но значительное игнорирование Европой России лишь усилило чувство изолированности, испытываемое многими россиянами, что вынуждает их формировать такие интересы своей страны, которые несовместимы с интересами Европы. Это также усилило желание России развивать особые двусторонние российско-немецкие отношения в ущерб общеевропейскому контексту.

Европейская история последних 60 лет чётко говорит о том, что самым многообещающим подходом к решению проблем примирения народов и поддержания стабильности является не сосредоточение на специфических обстоятельствах, а внедрение процедур, стимулирующих планомерные изменения. Одна концепция всегда придавала движение данному процессу: враждебность между странами не должна подогреваться, а верховенство закона должно править не только внутри стран, но и в отношениях между ними.

Поверить в то, что подобная концепция может быть действенной в отношениях между Россией, Украиной и Европой, не является принятием желаемого за действительное, а основывается на успешном опыте Франции и Германии в развитии дружеских взаимоотношений. Вообще, наличие или отсутствие системы сотрудничества часто определяет то, перерастёт ли спор в кризис. Подобные системы сотрудничества имеют своей целью уравновешивать национальную независимость с региональной взаимозависимостью, направляя мысли политических лидеров на процветание своего народа, а не на получение односторонних выгод, которые, в конечном итоге, всех обедняют и портят всем жизнь.

Первый урок европейского единства заключается в том, что кризисные времена должны нас сплачивать, а не разделять из-за протекционизма, конкурентной девальвации и ущемления иммигрантов. Также, нельзя дать евро стать своеобразным «железным занавесом», выталкивающим неприсоединившиеся страны в зону высокого риска, где инвесторы не желают появляться.

Украине Европа может помочь, подписав договор о свободной торговле, по поводу которого мы сейчас ведём переговоры. Вкупе с нашим успешным членством во Всемирной торговой организации, Украина сможет воспользоваться выгодами будущего возрождения мировой и европейской торговли. Европа может также рассмотреть возможность использования различных стабилизационных фондов, чтобы помочь нашей экономике преодолеть кризис, в котором мы все находимся.

Я прошу об этом не из только из стремления помочь своей стране. Подобно тому, как Федеральная резервная система США начала выдавать кредиты и совершать валютно-обменные операции с Бразилией, Мексикой, Сингапуром, Южной Кореей и другими странами с целью облегчить им доступ к необходимым им долларам, Европейский Центробанк должен начать подобные операции с европейскими странами, не входящими в Европейский Союз, чтобы торговля и производства не остановились.

Да, бывают трудные времена, и все политики хотят защитить своих избирателей. Но величайшие послевоенные европейские лидеры понимали, что легче всего этой цели можно достичь, если рассматривать развитие Европы в общеевропейском контексте. Как это часто случалось и раньше, теперь, когда экономики всех наших стран находятся в тяжёлом состоянии, у Франции появился повод проявить своё решительное лидерство.

Метки