Кризис на рынке субстрандартных ипотечных кредитов лежит на совести государства

Половина ипотечного рынка крупнейшей экономики мира была вновь национализирована. Да, именно так.

Fannie Mae и Freddie Mac, ключевые участники американского финансового кризиса на ипотечном рынке, создавались правительством Соединенных Штатов как государственные корпорации, затем существовали как полуприватизированные – вплоть до полной приватизации в 1996 году, но на этой неделе они были вновь национализированы.

Обсуждение сущности и причин кризиса, его глобальных последствий вызывает чрезвычайную неразбериху. К примеру, глава Бюро регулирования кредитного рынка (National Credit Regulator) Южной Африки Габриел Дайвел (Davel) считает, что принятый ими закон National Credit Act (NCA) «предохраняет» от подобного рода кризиса. Даже если не учитывать тот факт, что этот документ был введен в действие после начала кризиса, надо признать, что еще раз такой кризис разразиться не может уже потому, что для этого нет соответствующих причин. Однако NCA может привести к обратным результатам благодаря своему давлению на интенсивно кредитуемые рынки (ипотечный рынок, рынок перевозок, розничной торговли мебелью, бытовой техники, одежды и др.).

Почти в течение века Америка, эта цитадель капитализма, оказывается хранила в себе страшный социалистический секрет. Федеральное правительство создало Fannie Mae, Freddie Mac и другие предприятия, спонсируемые государством, с единственной целью – наполнить рынок жилья «низкокачественными» кредитами (называемыми «субстандартными» – нерентабельными кредитами с высоким уровнем риска невозврата). То, что они предоставляли необеспеченные кредиты в невообразимых масштабах, есть следствие кризиса на рынке субстандартных ипотечных кредитов, а не причина возникновения самой проблемы.

Федеральная национальная ипотечная ассоциация (Fannie Mae) была создана в 1938 году в рамках откровенно социалистического Нового курса президента США Рузвельта. Fannie Mae сформировала «вторичный ипотечный рынок» путем скупки на деньги налогоплательщиков ипотечных займов, превращения их в ценные бумаги и продажи инвесторам по всему миру.

В 1968 году президент США Линдон Джонсон продал Fannie Mae, чтобы покрыть дефицит бюджета, возникший в ходе войны во Вьетнаме, но компания осталась под строгим государственным контролем. Хотя формально правительственные субсидии прекратились в 1996 году, повсеместное вмешательство государства производило впечатление, что оно обеспечивает выпускаемые закладные. Именно этот фактор объясняет предоставление кредитов заемщикам с плохой кредитной историей и очевидно нерациональное поведение инвесторов на вторичном рынке. Бывший глава Федеральной резервной системы США Алан Гринспен (Greenspan) отметил, что «рынок полагался на существование государственного обеспечения». На слушаниях в конгрессе в 2004 году он объяснил такое неоправданно прочное положение Fannie Mae верой в то, что власти никогда не позволят ей обмануть ожидания людей. Нобелевский лауреат Вернон Смит (Smith) называет предприятия, спонсируемые государством, «агентствами по косвенному возврату налогов»; журнал The Economist также затрагивает вопрос о «косвенном государственном обеспечении».

Эти две корпорации пользовались государственными привилегиями, оцениваемыми, по предварительным подсчетам, в 6,5 миллиардов долларов США ежегодно, включая освобождение от уплаты налогов и несоблюдение требований к объему собственных средств компании. Говоря в 2002 году о росте цен на жилье, вызванном низкой процентной ставкой по кредитам, Гринспен предостерегал Конгресс США: «Наш экстраординарный бум жилищного строительства не может продолжаться».

Федеральная корпорация жилищного ипотечного кредитования Freddie Mac была создана в 1970 году правительством Соединенных Штатов, чтобы составить «конкуренцию» Fannie Mae. Стоимость общих активов двух корпораций возросла на столько, что на 45% превышала стоимость активов Citicorp, крупнейшего банка Америки. Только Fannie Mae выдала кредиты на приобретение 55 миллионов домов. Общая сумма кредитов обеих корпораций составляет 5 триллионов долларов США. В течение последних двух лет стоимость их акций упала почти на 90%. Международный валютный фонд оценивает суммарные мировые потери в результате финансового кризиса приблизительно в 1 триллион долларов США.

Такие суммы тяжело вообразить. Триллион однодолларовых купюр представляют собой стопку денег в 128 000 километров высотой (треть расстояния до Луны). Сложенные край к краю они почти достигли бы Солнца. 1 триллион долларов превышает ежегодные затраты всех стран Земли вместе взятых на оборону, это сорокалетние затраты НАСА, это совместная годовая выручка Wal-Mart, Exxon, General Motors и Ford. Это составляет 3500 долларов на каждого американца и 25 000 долларов на каждого южноафриканца.

Когда Джорджу Шульцу (Schultz) сказали, что эти предприятия «слишком огромны», чтобы правительство позволило им потерпеть крах, он ответил: «Тогда сделайте их меньше». Теперь, когда они вновь национализированы, будет ли федеральное правительство пытаться сохранить их в качестве вечного памятника социализму, или же оно должным образом их приватизирует? Гринспен выступает за полную национализацию, рефинансирование из налоговых поступлений, разделение на более мелкие экономические субъекты и продажу путем публичных торгов.

Представитель МВФ Хайме Каруана (Caruana) сообщил, что эксперты были повержены в шок «весьма комплексным» влиянием кризиса на зарубежные рынки. Банки по всему миру уже списали сотни миллиардов долларов безнадежных долгов и сократили сотни своих работников. На канале БиБиСи ведется специльный отчет о потерях от ипотечного кризиса «на данный момент».

После длительных раздумий директор Федерального агентства по финансированию жилья Джеймс Локхарт (Lockhart) объявил о своем решении поместить корпорации «под опеку» агентства (т.е. об их национализации). То, что он имеет возможность так поступить, свидетельствует, что корпорации уже де-факто являются государственными.

Таким образом, кризис на рынке ипотечных кредитов в сегменте subprime свидетельствует не о «провале рынка», а о диаметрально противоположной ситуации. На пресс-конференции, где было объявлено о взятии корпораций под государственный контроль, министр финансов Джорджа Буша Генри Паулсон отметил, что он «напрямую связывает необходимость сегодняшних действий с внутренним конфликтом и порочностью бизнес-модели, применяемой в структуре государственных корпораций».

Власти редко учатся на собственных ошибках. Основная проблема в том, что ты всегда движешься в неверном направлении, если не знаешь, куда направляешься. Лучшая краткосрочная стратегия обнаружится только тогда, когда станет ясна конечная цель. Как на счет такой весьма запоздавшей цели – разделения экономики и государства?

Метки