Впечатления от выступления особо звонкого перед группой «глухих согласных»

Лукашенковская Беларусь уходит в состояние глухой и – судя по всему – пассивной обороны по всем направлениям. Еще недавно с разнообразных высоких трибун громогласно провозглашался курс на создание «сильно-процветающего государства». Страна, действительно, была ориентирована на идеал «общества высокого массового потребления». Конечно, данная стратегия была бездумно слизана у западных экспертов середины прошлого века – то есть эпохи, мыслительные фигуры который президентские спичрайтеры (как им кажется) хоть как-то способны уразуметь.

Курс на тотальное проедание российской сырьевой ренты – и сейчас это вполне очевидно – потерпел полное фиаско. На уровне своего гениального чутья (сформированного в период личного взросления – «среди растений и животных») Лукашенко вполне осознал это. Не случайно, практически все свое послание белорусскому народу и Национальному собранию РБ он озвучил по шпаргалке. Не было привычных импровизаций-эскапад, которых обычно нетерпеливо ожидали поклонники и оппоненты. Весело-бездумный цирк уехал настолько стремительно, что не осталось места даже клоунам с привычными для них клоунадами.

Текст выступления (ибо это была целиком и полностью «домашняя заготовка») именовался «Независимая Беларусь – наш достойный и надежный дом». И дело даже не в том, что сама идея приоритетной приверженности национальному суверенитету заимствована у романтика начала 1990-х годов Зенона Пазьняка (плагиат в политике с легкой руки американцев обычно называют методом «отраженных стрел»).

Беларусь вышла из 12-летнего бездумного и безответственного летаргического сна, когда подавляющее большинство населения легковерно приняло участие в шабаше лихорадочного истребления ресурсов, предоставляемых легковерной Россией. Экономика росла неплохими темпами, но потребление увеличивалось намного быстрее. Самое страшное в жизни – это сформированная привычка к незаработанным трудовым потом деньгам. Правительственные чиновники с мясистыми затылками и повадками старших ассистентов младших свиноводов вели себя так, словно превзошли всех нобелевских лауреатов по экономке одновременно. Номенклатура всегда привыкла заблуждаться на свой счет. Но к халяве приохотились также и миллионы тех, кто годами тянул лямку на убыточных производствах – те, кого конкретно кормила Россия. «Эффект мультипликатора» запускается стремительно – правительство не зря выпрашивает у Кремля срочный стабилизационный кредит. Но склонность лгать уже настолько стала привычной для правящих деятелей, что они даже не удосужились хоть слегка подправить экономические отчеты в сторону их большего реального соответствия реальному – страшненькому – положению дел в народном хозяйстве. При всамделишных таких раскладах Беларусь могла бы кредитовать половину мира – а не клянчить деньги у всех (от Чавеса до арабских шейхов, от Кремля до индусов).

Но теперь за все – президентские кортежи, самолеты и ледовые дворцы – придется рассчитываться самой…

Итак, новые внешнеполитические вызовы осознаны («Советская Белоруссия», № 76): «… негоже привносить в дружбу /РФ и РБ. – С.С./ торгашескую риторику. Это нездоровый симптом, наметившийся в последнее время»; «многосторонний механизм /ЕЭП, СНГ, ЕврАзЭС и ОДКБ. – С.С./ сегодня работает недостаточно эффективно»; «сегодня уже первое место в торгово-экономическом сотрудничестве с Беларусью занимает Запад, Европейский Союз, затем идет Россия»).

Обратим внимание: существующая система «симметричной» торговли с Москвой и ЕС сложилась не за самые последние годы. Наверняка, в свое время многим серьезнейшим дядям было выгодно иметь придворный офф-шор непосредственно на своих границах. Здесь о «торгашестве» Лукашенко говорить не пытается: тут каждый евроцент на счету. Но тенденция неумолимо изменяется: Беларусь за несколько первых лет своего суверенного существования сумела вписаться в «реестры» и «перечни» бизнес-справочников Старого Света. Сейчас же – уже не один год – развивается обратный процесс. Даже демпинговая цена на продукцию государства с рабскими профсоюзами может не компенсировать издержки недовольства со стороны демократического общественного мнения в странах-импортерах. Тенденция непонятна – и чем-то платить за ее корректировку, безусловно, придется. Скорее всего, освобождением политических заключенных. А появление этих щук среди разжиревших на кормежке с двух сторон оппозиционных карасей будет означать конец прежней иерархии «борцов за светлое будущее белорусского народа», которые – не без выгоды для себя – давно превратили проект демократизации Беларуси в программу построения коммунизма.

Что на внутреннем рынке?

Вздорожала нефть: «в целях повышения эффективности закупок нефти и реализации нефтепродуктов следует без проволочки создать белорусскую экспортную компанию… В первом квартале Правительство обязано, если оно хочет работать, решить ее». Какого года «первый квартал» вообще-то имелся в виду? При этом Лукашенко, оказывается, заигрывал с нефтяником из Венесуэлы для того, чтобы запастись «альтернативой на случай кризиса». Здесь спичрайтеры  «отца нации», явно, перетрудились: договоренность о возможности приобретения нефти как таковая и равноценность замены одного поставщика другим – это «две большие разницы». Стиль стратегического  управления – давно деградировавший в Беларуси до уровня арифмометров ленинских Госпланов – одинаков и в сельском хозяйстве, и в нефтепереработке. Пусть даже урожай не окупается – засевай посевные площади, гони «вал». Неважно, насколько эффективным будет производство бензина и пр. Главное, чтобы все оставались «при деле»…

«Около 80% организаций в стране имеют уровень рентабельности менее 20%» (кстати, сколько из них имеют рентабельность даже менее 1 – 2 %?; похоже, что до 40%).

«Кардинально меняется государственная политика в отношении субсидирования экономики»; «с таким иждивенчеством пора кончать» – Лукашенко (в отличие от шамкающего Брежнева) еще способен сам озвучить столь страшные слова. Но суть здесь одна и та же: это говорится уже несколько лет подряд (грозят то сельским баронам, то красным директорам). Такой ход – смерть всей сложившейся системе. Отказ от патернализма, когда не способный выпускать конкурентную продукцию работяга неистово лижет барскую руку, похоронит «надменную суверенную Беларусь». Бизнес и обновленное производство не потерпят постоянной мзды, взимаемой с целью кормление неэффективных бюрократов. Менеджеры «Nokia» не будут организовывать уборку улиц и отправку квалифицированных тружеников на заготовку веток. Ждать развязки коллизии осталось недолго.

И самое страшное – коррупция. Лукашенко под этим знаменем въехал в здание своей администрации. Прошло почти 13 лет. И что? Глава МВД докладывает президенту, что надо сажать бывшего министра строительства, пересаженного в новое кресло. Лукашенко негодует: «посадите и его, и тех, кто его прикрывает». А кто способен «прикрывать» министра? Страшно сказать.

При этом: «никакой чиновничьей, депутатской, президентской приватизации и семейной тоже не будет!» Значит, уже все расписано – в черных тетрадях серьезных мужичков, значит, уже искушают даже членов семьи. Все кончается Семьей – и хорошо когда это как у Ельцина; а если как у стремительно и совершенно неожиданно для него самого вышедшего в тираж Ниязова?

Аргумент пока один: начальственный рык, «потому что последняя подпись за Президентом». Это вообще интересно: с одной стороны, «конкурировать между собой будут не фамилии и покровители, а бизнес-планы и социальные программы по поддержке трудового коллектива»; с другой же – «трудовой коллектив» номенклатурной бюрократии уже очевидно роет землю, боясь опоздать к дележу пирога.

И печально то, что они правы: надо торопиться, ибо все ценное постепенно ветшает – а поэтому падает в цене. «Моментом истины» была, видимо, единственная импровизация Лукашенко: «Но если побывал на Северном полюсе /депутат Дубовик. – С.С./, найди там что-то положительное, привези и заставь внедрить здесь…». Пригодное – по степени незамысловатости – для внедрения в Беларуси осталось лишь у белых медведей. Да и это надо «заставлять внедрять».

Да и вряд ли эти байки уже тешат умы тех, кто соскучился по реальному маршруту номенклатурной приватизации. Так было везде без исключения в злосчастном СНГ.

А Беларусь – на таких маршрутах – скоро достигнет абсолютно «безопасного» геополитического статуса: кому нужна территория, население которой – прежде чем ограбить – желательно хоть слегка накормить и одеть.

 

Метки