Какие лидеры нужны Беларуси?

Подготовка к новому Конгрессу демократических сил, как можно надеяться, вступает в завершающую фазу: стремящаяся к объединению оппозиция вроде прислушалась к мнению профессора Козулина и ряда других политиков. Хорошо, чтобы форум всё же состоялся в апреле. Совсем замечательно будет, если он пройдет до 26 апреля и на «Чернобыльский шлях» борцы за свободу Беларуси выйдут более сплоченными рядами.

К принятию планируется ряд довольно разнообразных документов, весьма похвальных по замыслу. Вопрос остается один: кто и как эти мероприятия будет проводить в жизнь. И главное – не случится ли так, что хорошо подготовленные стратегии, как неоднократно бывало, «повиснут в воздухе».

Обратим внимание на то, с чего начался конфликт режима Лукашенко с еще далеко не сложившимся гражданским обществом в Беларуси. Это противостояние датируется вовсе не 1995 годом – то есть не тем временем, когда проходили обкатку технологии референдумов. (Пальму первенства в этой области охмурения народа пока – но уже не слишком уверенно – держит Адольф Гитлер, выигравший их полдесятка.) Правда, что-то мне подсказывает, что это ненадолго: наиболее талантливые ученики стремительно настигают своего наставника в этой сфере политического искусства – наиболее тяжелой по последствиям после неизбежного массового протрезвления.

В 1995 году Лукашенко – с подачи полковника Заметалина – довольно искусно использовал напуганность местного населения жесткой ориентацией на Запад, продемонстрированной Зеноном Пазняком и всей партией БНФ. Геополитическая программа харизматического вожака сил национального возрождения была слишком радикальной: меньшинство – пусть даже и более прозорливое (именно тогда была впервые выдвинута идея «черноморско-балтийского коллектора») – железной рукой загоняло пассивное и дезориентированное свободой большинство в «европейское счастье». Чтобы страна (и особенно ее элиты) в массовом порядке начала осознавать жизненную необходимость двухвекторного статуса Беларуси, надо было пройти нефтегазовые конфликты, торговые войны и превращение России в объект ударов многих международных террористов. Но всё это тогда было в не слишком близком будущем.

Поражение БНФ в этом противостоянии было неизбежным: не могла нация, к тому времени сложившаяся как социальная, а не как этническая общность, «знянацку» отвергнуть сложившуюся на протяжении жизни трех последних поколений пусть и не слишком комфортную, но наличную реальность. Вернулись советские символы – и это было печальнее всего: перед восстановлением традиций совкового единомыслия и несменяемости вождей были сняты все духовные преграды.

Что означал 1996 год и приснопамятный референдум по «новой редакции» Конституции? Вождь продавил себе право дополнительно править почти десяток лет. Юридические препоны для этого были ликвидированы: и мало кто сомневался, что Батька и потом остановится перед Основным законом, под себя же написанным. Действующий президент стал уже тогда юридически потенциально несменяемым: власть могла перемениться лишь в результате либо тектонических общественных потрясений (но при малейшем намеке на них Милинкевич немедленно рванул на выручку Лукашенко), либо, по словам Жириновского, в ходе спецоперации удачливого «снайпера».

С того момента и начинается отсчет времени глобального конфликта между Батькой и всем «цивилизованным миром». Лукашенко, как любой политик, урвавший практически пожизненные полномочия, начал «мочить в сортире» всех инакомыслящих. Его оппонентов раздражало и продолжает раздражать одно: бессрочность правления. Отсутствие рыночных реформ здесь вторично: опыт наиболее близких к нам России и Украины показал, что после государственно-бюрократического капитализма в наших условиях к кормушке приходят исключительно олигархи. И несмотря на то, что в Беларуси последние годы стремительно формировалось общество потребления (пусть за счет лопухнувшегося Кремля – но это заслуга лично Лукашенко, заворожившего москвичей миражом союзного государства), оппозиция требовала от него уйти. Почему, если экономика и уровень жизни реально растут? Потому что нельзя «быть красивой такой»: два срока – и всё.

А кто, вообще-то говоря, предъявляет ему подобные претензии? Насколько демократичны и сменяемы те люди, которые сегодня составляют скелет (во всех смыслах) политической оппозиции в Беларуси?

А. Лебедько – председатель Объединенной гражданской партии (с 2000-го).

С. Калякин – первый секретарь ЦК ПКБ (с 1994-го).

В. Вячорка – заместитель председателя БНФ (1995-1999), председатель БНФ «Адраджэньне» и партии БНФ (с 1999-го).

Эти люди находятся у руля и кормила политических структур по 7-12 лет. За время их пребывания у властно-финансовых рычагов партии отнюдь не стали сильнее и влиятельнее: были проиграны все возможные избирательные кампании. И не надо утверждать, что исключительно режим этому виной. «Голова» оппозиции не сменяется уже практически в формате самого Лукашенко. Единственным прецедентом, когда они – абсолютно не желая этого – пропустили вперед относительно свежее лицо, был случай с Милинкевичем. Но когда лидер, лишь несколько месяцев находившийся у руля, «промахнулся», эти штатные «Акелы» немедленно решили отправить его в отставку. А сколько раз промахивались лично вы – каждый из вас по отдельности и все вы совместно? Почему бы не предъявить к себе тот же «гамбургский счет», который сейчас, пусть и вполне справедливо, выставляют Милинкевичу.

Штирлиц как-то упоминал о фигуре «болвана» в польском преферансе. Кажется, с «болваном», взявшим на себя – как тот шекспировский мавр – проигранное заранее мероприятие с выборами 2006 года, уже всё ясно. Он, сделав свое дело, может уходить.

«Шороху наделали» (в формате наглядной телевизионной картинки, понятной всему миру) в марте-апреле прошлого года лишь две силы: профессор Козулин и молодежь с площади Калиновского. Ни его, ни его сторонников, ни представителей площади на конгрессе мы не рассчитываем увидеть. Хотя – хотя бы за последними – можно было бы зарезервировать как минимум треть мандатов. Они спасли честь белорусской оппозиции перед цивилизованным миром.

А их опять тянут по замшелым партиям-сектам, под руководство давно вышедших в тираж (но не в отставку) политических гуру.

Дабы одолеть Дракона, нужно вырастить своего собственного. Но новый Дракон никогда не играет по правилам старого: лишь поэтому он и побеждает.

Отечественные дракончики стары и сроднились с прежним до неприличия и до оторопи. Когда мы предложили Вячорке поддержать 2 апреля наше мероприятие, направленное против нарастания конфронтации с Россией, мы знали, что он откажется. Но даже меня потрясла его мотивация: не то, что Кремль – геополитический варвар, не то, что Россия всегда душила Беларусь. Лидер БНФ в телефонном разговоре ответил: «Я готов только выступить разгонщиком этого мероприятия». То есть разогнать людей, имеющих собственную – отличную от его – позицию.

Чем вы отличаетесь от Лукашенко, господа?

И не пора ли обзавестись новым Драконом, не клонируя всех тех, кто вполне успешно спелся на сегодняшний день? «Настоящие буйные» не подпущены к этой радости хора: профессор Козулин сидит, возбудили серьезное дело против А. Климова…

 

Метки