Места за столом и не только...

События в политической жизни Беларуси, последовавшие за российско-белорусским нефтегазовым кризисом, можно комментировать по-разному. Но факт остается фактом: внешняя ситуация для белорусского режима стала меняться, а при практически незыблемой его внутренней «стабильности» это может стать поводом для оптимизма в кругах оппозиции. Эти надежды еще более укрепились, когда Запад стал подавать Минску вполне определенные сигналы, призывая начать хоть минимальные, но всё же шаги по демократизации политического режима.

В общем, учитывая опыт Восточной Европы, можно сказать, что в Беларуси возник «призрак «круглого стола», и представители оппозиционной элиты начали (осознанно или неосознанно) борьбу за место за этим столом, и в особенности за место председательствующего.

Таким образом, на авансцену вновь выходит проблема лидерства в объединенной оппозиции. Доказательством тому может послужить мониторинг белорусского оппозиционного медиапространства последних недель.

Вот как проблему лидерства из тюремных застенков озвучил А. Козулин: «Главный критерий любого лидера – это умение объединять людей и создавать эффективную организацию». И здесь главным критерием эффективности, по мнению Козулина (с которым, наверное, согласится любой менеджер), могло бы стать выполнение поставленных целей. А для объединенной оппозиции это достижение демократических преобразований через «коалицию, которая заставит официальную власть начать в первую очередь внутрибелорусские переговоры и политические реформы» (см. Белорусский партизан).

Совершенно очевидно, что достижение такой цели возможно двумя путями: либо через систематическую организацию массовых акций протеста, либо через систематическое ничегонеделание и ожидание ослабления и падения режима под воздействием неблагоприятных внутренних и внешних факторов. Главное для многих партийных лидеров в случае созыва такого стола – конечно же, оказаться непосредственно за ним. А в переговорах со стороны оппозиции еще нужен и председательствующий, спикер так сказать, который и будет озвучивать единую позицию.

Вопрос о присутствующих за столом уже более или менее ясен: это главы трех крупнейших политических партий и исполняющий обязанности председателя БСДП. А вот захотят ли они допускать туда «бывшего единого кандидата» (цитата с сайта ОГП) – это вопрос.

В этой связи обращение де-факто низложенного своими бывшими союзниками Милинкевича с открытым письмом к Лукашенко есть не что иное, как игра на опережение и попытка всё же занять место председательствующего за этим призрачным «круглым столом». Ведь его отказ от участия в конгрессе, где нового лидера, судя по всему, избирать не будут, но могут принять легитимное решение о прекращении полномочий старого, может стать попыткой сохранения хотя бы некого символического статуса. Ведь брэнд единого можно долго носить, и к тому же будет нелегко объяснить в высоких европейских кабинетах, что этот обласканный и всевозможно награжденный ими герой уже больше не лидер. Поистине белорусская оппозиция наиболее беспощадна к «своим», ничему не учится и ничего не прощает.

Примерно в это же время появляются слухи о неком Сергее Карякине – креатуре Кремля и преемнике Лукашенко. Всем понятно, что речь шла о Калякине – лидере ПКБ. Эта пиар-акция удачно оттенила притязания лидера коммунистов и породила массу спекуляций в прессе. Кстати, громко пиарившееся объединение левых с учредительным конгрессом в Чернигове окончилось ничем – СЛП так и не проявился в работе (хотя бы небольшими кампаниями за освобождение Козулина), а недавно Минюст поставил ожидаемую точку в этом деле – опубликовал официальный отказ в регистрации СЛП, хотя пока и прекратил попытки закрыть ПКБ. К тому же, по всей видимости, Калякин свои политические бонусы всё же получил.

Таким образом, крупнейшие оппозиционные партии пытаются отсечь даже ничтожную возможность переговоров по линии Милинкевич – Лукашенко, а конгресс, судя по его предполагаемому составу, предложит в том или ином виде формулу, что от имени коалиции будет говорить триумвират в составе Калякина, Лебедько и Вячорки (с возможной ролью Козулина как некого почетного вождя, вещающего из застенков), и именно они будут главными спикерами от оппозиции за «круглым столом», случись заседание такового. Но это вовсе не снимает проблему лидерства, которая, судя по всему, пока отложена на неопределенный период.

Таким образом, конгресс может стать попыткой выстроить хотя бы гипотетическую иерархию будущей власти в Беларуси. Ведь может статься так, что иерархия (или оргструктура, если угодно), принятая на конгрессе, может стать прообразом расстановки властных полномочий, мест в правительстве и парламенте, возможностей влиять на бизнес или заниматься им и пр.

В связи с этим одной из важнейших тенденций можно назвать появление на сайте БСДП документа под названием «Концепция преобразований государственного сектора экономики Беларуси» (http://bsdp.org/?q=be/node/2719). К разработке проекта непосредственное отношение имеет Сергей Король, выпускник престижнейшего университета Джона Хопкинса (США), который уже много лет работает менеджером подразделения одной из американских компаний.

Проект этот достаточно радикально отличается от либерального проекта, предполагающего быструю приватизацию и переход к рынку по восточноевропейской модели. Проект же БСДП предлагает признать, что РБ сейчас – это огромная государственная корпорация с очень неэффективным менеджментом и постоянными убытками. Однако стоимость активов этой корпорации велика, и нужно призвать новых менеджеров-профессионалов, которые в течение ближайшего времени эту компанию реструктурируют. При этом не скрывается, что большинство активов будет продано, но деньги пойдут не в карман новоявленных олигархов, а в актив государственной корпорации и потом будут направлены на смягчение социальных последствий преобразований. Вместо корпорации РБ должен появиться холдинг, который в течение пяти лет должен пристроить не менее 75% активов. По сути, предлагается расчленить государство-корпорацию на более мелкие составляющие, где будет свой совет директоров, а руководитель холдинга будет получать до 10% его прибыли. Картина действительно впечатляет – от уровня государства до уровня самого что ни есть захудалого предприятия – ОАО, где каждый имеет право на свою долю доходов и собственности.

Понятно, что такая модель может сделать достаточно большое количество представителей политической и управленческой элиты богатыми или очень богатыми людьми. Причем представителей элиты как из лагеря оппозиции, так и из лагеря власти. А это может стать хорошим стимулом для той и другой сторон сесть за стол переговоров. Ведь одно дело – разговоры о демократии, а совсем другое – реальная власть и реальные деньги. Тем более что многие аналитики, исследуя высказывания представителей белорусской оппозиции, говорят, что демократия для многих из них не является самой главной ценностью. Если брать в расчет также такие ценности, как независимость, национальная культура и язык, то многие были бы готовы ее внедрять в общество, что называется, весьма недемократическими методами.

Такой сценарий не устраивает только, пожалуй, одного человека – Александра Лукашенко, которого ныне можно назвать главным акционером и одновременно председателем правления Беларусь инкорпорэйтэд. Но так будет оставаться до тех пор, пока его корпорация показывает хотя бы нулевую рентабельность.

Метки