Неожиданности ожиданий

Одна из традиционных горестей отечественной оппозиции состоит в том, что ее представители постоянно путают собственный актив – горячо неравнодушный к политике – с безразличным и плохо осведомленным массовым электоратом. Ильф и Петров писали когда-то о пропасти, лежащей между «большим миром» Советского Союза 30-х годов, где строили Магнитку и ДнепроГЭС, и «маленьким миром», изобретавшим игривые эстрадные песенки и какие-то особенные надувные шарики. Заметная часть местных тружеников неизменно существуют именно в этом малоформатном мире – вне прогнозов и дискуссий увлеченных аналитиков, вне телевизионных помоев, изрыгаемых официозными «говорящими головами» на инакомыслящих. Простым людям это не интересно. Они фиксируют лишь знаковые вещи. Те, которые – волей-неволей – принуждают их к осмыслению своего личного завтра.
Один мой знакомый летом ходил на байдарках по речушкам Витебской области. В одной из деревень – с магазином – местные мужики поинтересовались: «А чем там у вас, в Минске, все закончилось? Ну то, когда портреты четырех мужиков вывесили около крамы…» Достойная ситуация. Лозунги должны быть обращены и к этим людям. А такие присутствуют повсеместно.
По сути, информированность заключенных наших исправительных колоний вполне соответствует компетентности низко оплачиваемой трети населения. Так что сделать вывод об итогах 2006 года с точки зрения людей, приговоренных к не слишком долгим отсидкам, вполне можно. А именно они – осужденные за не слишком тяжкие провинности – и являются во многом показательными представителями белорусского народа.
Оказался, несомненно, замечен процесс над Саддамом Хусейном. Долгие годы открытый и бесстрашный контакт с ним президента Лукашенко воспринимался как достойный восхищения трюк дрессировщика с хищником приличного калибра: «Наш-то смог даже энтого приручить…» А уж когда Григорьевич обмолвился о полумиллионе долларов, подаренном иракским лидером на стройку национальной библиотеки, – вся обожающая халяву публика пришла в восхищение. Намного сподручнее тратить на «пирамиду белорусского Хеопса» не бюджетные, а исламские средства. Ну а откровенная фронда Саддама против США, находящая полную поддержку в Минске, вообще вызывала восторг.
Но сколько веревочке не виться… И хусейновское правительство свергли, и его самого достали из землянки, и судили, и приговорили, и повесили. Тут поневоле задумаешься. Насколько успешны оказываются те, кто в открытую ссорится со всем Западом, ухитрившись при этом угробить отношения с Москвой? И стремительно нарастающий конфликт с Россией по поводу нефти этот вопрос лишь усугубит. Никто не станет разбираться: транзит, таможенный тариф или завернутый вентиль на трубе. Это ссора с россиянами. А фразу разбушевавшегося Батьки о том, что разрыв с РФ – это его непосредственная политическая смерть, стоило бы народу и напоминать. Почаще.
Оценить роль Кремля во всех этих коллизиях достаточно трудно. Россияне давно претендовали на особые – наподобие снисходительного старшего брата – отношения с Беларусью. Всегда предполагалось, что, в крайнем случае, Минск преисполнится благодарностью за неоднократную поддержку на инсценированных выборах главы республики, за экономическое вспомоществование объемом в много миллиардов долларов, за готовность совместно принимать плевки от стран Запада по вопросу прав и свобод человека. Москва – далеко не в первый, но, видимо, в один из последних раз – ошиблась. «Черного кобеля не отмоешь добела…» Лишь только россияне решили больше не содержать белорусских ветеранов войны и труда за счет собственных инвалидов и чернобыльцев, геополитический пиетет Батьки тут же иссяк. «Братская любовь славян», как оказалось, имеет для Минска вполне конкретную цену. И должна оплачиваться Москвой по полной стоимости. От Кремля требуют полной смены ориентации: он должен стать геополитическим мазохистом – продолжать оплачивать дорогостоящую и подчеркнутую нелюбовь к себе…
По-видимому, слишком долго в российской элите принимали белорусского Батьку за выразителя толерантности и взвешенности нашего народа. Но, как выяснилось, он оказался даже покруче, нежели БНФ. Лукашенко уже явно превзошел Вячорку и почти догнал Зенона Позняка в антироссийских риториках.
Интересно здесь и иное: с газом ситуацию валили на «монополиста Газпром», в нефтяных же проблемах перевести стрелки на «Транснефть» не выйдет. Предстоит увидеть страшно интересное кино очередного перерождения государственного ТВ…
Вообще в данной ситуации весьма уместно вспоминается Владимир Ленин. Когда-то он призывал к «поражению царского правительства в империалистической войне с Германией». Он, по крайней мере, точно обозначил свою позицию в преддверии революции. А вот выступает ли объединенная оппозиция «за поражение компании Лукашенко + Сидорский в экономической войне с Россией» – пока не ясно. Судя по всему, демократы, как и записные аналитики из рядов военных пенсионеров, ждут, что все это каким-то образом рассосется само. И возможность определиться с лозунгами по теме, волнующей уже наверняка большинство населения страны, снова будет бездарно упущена.
Прошедшая после романтических событий на площади полоса разброда и шатаний промеж лидерами оппозиции оставалась практически не замеченной наблюдателями от народа. Как только прекратилась истерия на телеканалах, почти все (даже в Минске) привычно вернулись в прежнее эмоциональное состояние. Говорили о судьбах так или иначе пострадавших людей, волновались за детей родственников и знакомых. Никто – в этой связи – не припомнил Милинкевича или Калякина, могущих хотя бы задним числом подвизаться на поприще борения. Если отечественная оппозиция действенно отважна – она безымянна, если она имеет имена – она беззуба, предсказуема и целиком подвержена манипулированию со стороны властей.
Козулин искренне пытался сломать подобный расклад – наверное, поэтому и получил срок заключения, похоже, больший, чем вся остальная оппозиция вместе взятая. Вероятнее всего, что «аналитики в штатском» вполне способны уже сегодня поведать, кто именно будет выдвинут «единым кандидатом» в президенты в 2011 году. И – самое неприятное – что это всё вполне устраивает архитекторов очередного конгресса.
Самое неприятное для власти может случиться, если Москва конкретно пойдет на ограничение въезда белорусской рабочей силы на российские объекты. Думается, что большая часть жителей городков и населенных пунктов, обделенных вниманием с президентского вертолета, выживает исключительно за счет этого миллиона «пропавших для Госкомстата душ». Рабочие люди разумно предпочитают зарабатывать на востоке от страны, нежели огребать малопонятные регулярные унижения, пребывая в очереди за работой на биржах труда. Тем более что заработные платы почти половины населения уступают уровню 100-150 долларов. Фразочки Лукашенко о то ли «600-», то ли «300-долларовых доярках» вызывают гомерический смех даже у самых бездумных его поклонников.
Стоит признать, что Беларусь действительно наконец-то приступила к созданию Союзного государства. Это либо заведомо неравноправный и гибельный для амбиций действующего президента альянс с Россией. Либо обретение курса на союз с ЕС. Небыстрого, но радикального. С теми же персональными последствиями. Одобрительное в народе реноме «ласкового теляти, сосущего всех кто подвернется» Батька стремительно утрачивает. Демонстрационные порки министров вряд ли надолго компенсируют уродливо взращенные потребительские ожидания даже вполне активных белорусов.
Ранее этимологию слова «демократия» выводили из корня «народ». Сейчас, по мысли Пелевина, «демократия» завязана на «демо-версию» компьютерной игры. Лукашенко явился в этом почти первопроходцем. Он искал народной любви. Он ее снискал – пусть и «разведя на бабки» Россию. Падение уровня незаработанных денег разленившиеся работяги вряд ли поймут. А от любви до ненависти – один шажок.
Только рассчитывать на плавное перетекание чувств к Лукашенко в направлении заскорузлых героев-любовников из Конгресса демократических сил не стоит. Общественность будет ждать очередного кудесника, который смог бы развязать напутанные Батькой геополитические и экономические петли.
А «теневого кабинета» – только и способного в нынешних условиях презентовать оппозицию – как не было, так и нет. Грустно и стыдно, господа.
«Поп – свое, черт – свое» – люди разочаровываются во всех.
И это главный итог 2006 года. Смута, может, и произойдет. Но с такой организацией выборных и идейных альтернатив ее плодами не сумеет воспользоваться никто из критиков режима. Убрать дракона сможет лишь новый дракон. И это почти 100-процентно гарантировано бездеятельностью молодых, но вечно старых душой оппозиционных вожаков.

Метки