Не надо бояться «другой культуры»

Проблема взаимоотношений с «не такими, как мы», существует, наверное, с тех пор, как человек стал путешествовать и увидел, что образ жизни соседних племен, их язык отличаются от привычного. Чужая культура!

В эпоху Великих географических открытий началась колониальная экспансия стран – лидеров тогдашнего мира: Испании, Англии, Франции, Голландии. Среди европейской знати стало модным завести в доме «неведому зверушку» – человека с другим цветом кожи. Позже «люди из колоний» стали новыми рабами, приняв на себя всю черную работу.

Со временем во многих колониях сложились этносы, которые являлись причудливой смесью аборигенов и белых европейцев. Они приобщались к культуре и быту стран-метрополий, некоторые получали образование. В итоге сегодня одних только франкоговорящих в мире насчитывается более 400 миллионов.

Но за всё приходится платить. Жители бывших колоний устремились в бывшую метрополию – человек ведь ищет «где лучше». Начавшись в середине ХХ века, этот процесс активно продолжается и сейчас. Например, в Лондоне доля коренного белого населения уже не превышает 60%, а в шести административных районах «столицы острова свободы» белые европейцы составляют меньшинство.

Политики-радикалы используют проблему «ограничения количества иностранцев» в своих целях, находя поддержку у избирателей. Достаточно вспомнить успехи Йорга Хайдера в Австрии в 1999 году, скандальные выборы во Франции в 2001-м и еще более скандальные в Нидерландах в 2002-м. В октябре 2003 г. во время выборов в парламент Швейцарской Конфедерации лозунг «Не надо больше иммигрантов!» принес выдвинувшей его Народной партии Швейцарии немало дополнительных голосов. Однако радикалы умалчивают о том, что большая часть «неевропейцев» принимается в Европе вовсе не по доброте душевной, а из-за острой нехватки чернорабочих.

Впервые подобная ситуация сложилась в ФРГ в конце 1950-х, когда немцы уже не хотели заниматься низкооплачиваемыми и тяжелыми работами. С началом экономического подъема в Западной Германии пособие по безработице с лихвой перекрывало плату за выполнение подобной работы. Выход был найден: эти рабочие места заняли турки. В итоге сегодня в Германии проживает более двух миллионов турок. Как шутили несколько лет назад турецкие футболисты: на чемпионате мира по футболу в Германии в 2006-м, если мы туда попадем, конечно же, мы будем играть почти в своей стране!

Впуская размеренными дозами мигрантов и беженцев, стареющая, избалованная Европа не только справляется с грязной работой «на дому», но и слегка «выпускает пар» напряженности в окружающем, лишенном материальных благ мире. Шанс попасть в землю обетованную несколько разряжает зависть и озлобленность в афро-азиатских нищих государствах, а европейцам позволяет чувствовать себя гуманистами широкой натуры.

Однако решая экономические и политические задачи, напрочь забывают о психологии. И вот уже британских полицейских не пускают в национальные кварталы – они всё равно плохо разбираются в происходящем там. Подчас перед въездом в такой квартал висит его название на двух языках, например: «Musharasha estate». Специфические буквы индийского алфавита можно прочитать и как ненавязчивые предупреждения типа «Не влезай – убьем» или «Чужие тут не ходят». Такие общины зачастую живут по обычаям и порядкам, вступающим в вопиющее противоречие с законами и моралью страны-хозяйки. Иногда это заканчивается трагедиями. В 2002 году Рахми Сахиндал, отец семейства шведских курдов, застрелил дочь, не желавшую выходить замуж за двоюродного брата.

Или другой пример, связанный с ксенофобией. Только за один год, прошедший после терактов в сентябре 2001-го, в США количество преступлений против мусульман увеличилось в 17 раз! Очевиден фактор «11 сентября», однако нельзя исключать и проявления одной из множества «социальных технологий», призванных отвлечь внимание, скажем, от проблем в экономике. Достаточно «указать на врага» – в данном случае удобно подвернувшихся арабов, легально проживающих в США. Ладно, если бы враг был внешний, а тут – внутренний, что для рядового гражданина намного страшнее. Или возьмем всё ту же Великобританию. Рост уровня преступности: оружие, наркотики, торговля людьми. Кто виноват? Правительство отвечает: албанская мафия!

До недавнего времени вышеперечисленное было неприменимо к нашей стране. Наверное, благодаря терпимости, «памяркоўнасцi», если хотите. Беларусь – «островок спокойствия в океане хаоса». Быть может, поэтому более 150 тысяч (по другим оценкам – 200 тысяч) выходцев из Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока выбрали ее в качестве страны постоянного или временного проживания (Беларусь – удобный «мост в Европу»). Однако статус беженца пока получили только несколько сотен человек. (По состоянию на 1 сентября 2006 года в Беларуси признаны беженцами 796 человек из 13 стран мира.) Столь скромные цифры, вероятно, объясняются тем, что Конвенция ООН по правам беженцев обязывает принимающую страну обеспечить им как минимум «bed and breakfast», то бишь койку и что-нибудь поесть, бесплатную медицинскую помощь и т.д. Это для небогатой Беларуси пока что затруднительно.

150-200 тысяч для государства с почти десятимиллионным населением – много или мало? Смотря с чем сравнивать. Во Франции одних только «хархи» (алжирцев, принявших в годы войны за независимость сторону французов) 450 тысяч. А есть еще 800 тысяч алжирских «иностранных рабочих», 450 тысяч марокканцев, 200 тысяч тунисцев, примерно столько же выходцев из Черной Африки, 450 тысяч турок, тысячи пакистанцев, египтян, иранцев, коморцев. Для страны с 60-миллионным населением это более чем достаточно, что и выплеснулось на ночные улицы крупных французских городов год назад. Не хочется думать, что основная причина тех массовых беспорядков кроется в том, что Старый Свет просто уже не состоянии интегрировать (переварить, если хотите) такое гигантское число инокультурных элементов.

Я уверен, что Беларусь рано или поздно станет открытым обществом, частью единой Европы. Вместе с эйфорией придут и общеевропейские проблемы, одна из которых – увеличение числа беженцев и тех, кто прикидывается таковыми, т.е. нелегальных мигрантов. И не нужно этого бояться: «новые белорусы» – это, по аналогии с Западной Европой, дешевая и непритязательная рабочая сила, новые налогоплательщики. А учитывая демографические проблемы Беларуси, вот одно из решений – «свежая кровь».

В здании шведского парламента висит гобелен: мужчина на небольшом кусочке земли, окруженном водой, держит на руках ребенка. Это благодарность народу Швеции от курдских беженцев, нашедших пристанище на острове Готланд, что в Балтийском море. Надеюсь дожить до того момента, когда нечто подобное будет передано в дар народу Беларуси.

Безусловно, со временем появится новая проблема – будут иммигранты реально интегрированы в наше общество или замкнутся в рамках национальных общин? Проблема эта имеет главным образом культурологический характер, в первую очередь – восприятие белорусами небелорусов. Показателен живописный рассказ одного студента о живших вместе с ним в общежитии вьетнамцах. О соседях-азиатах ему вспомнилось только, как почти каждый день они жарили селедку на общей кухне. «Наши» испытывали большие обонятельные неудобства. Что ж, это тоже «другая культура».

Хотя смеяться тут не над чем. Культурные противоречия, пересаженные на белорусскую почву, могут дать ростки более сложных проблем. Симптомы тревожны: к сожалению, в Беларуси на достаточно высоком уровне выражается неприязнь к инокультурным элементам (достаточно вспомнить некоторые выступления депутата Кучинского). Что уж говорить о бытовом уровне проблемы. Например, в марте 2002 года в Витебске было возбуждено уголовное дело по ст. 130 УК РБ «Разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни» и ст. 207 УК РБ «Разбой» против молодых людей, избивавших студентов-азиатов. Приговор – шесть лет лишения свободы. Услышав его, один из подсудимых выкрикнул: «Шесть лет за обезьяну?!»

Или, например, систематические нападения на студентов арабского происхождения в районе минского мединститута, имевшие место в 2003-м. Или инцидент в отношении молодого китайца в 2004-м, когда в ходе нападения парень серьезно пострадал и был госпитализирован.

Конечно же, можно говорить только об отдельных маргиналах. Тревожно, что таким образом постулируется «коллективное бессознательное» отношение к торгующим на рынках (да простят меня они) «хачам», «чурбанам» и «зверям» со стороны большинства обывателей, которые и слыхом не слыхивали о давно (и без нас) сложившейся системе международного разделения труда. Есть нации, умеющие хорошо торговать. Белорусы не торговая, а, скорее, аграрная нация. А основной принцип американского профессионализма – «свое дело делай лучше всех». Вот эти самые Махмуды, Ахмеды и Омары и делают. За это их господа-памяркоўныя и не любят.

В той же Швеции, где число «новых шведов» составляет порядка 20%, над проблемами мигрантов работает целый институт, а каждая политическая партия имеет программу по интеграции мигрантов. Так, кстати, зарабатываются «очки» среди избирателей из диаспор. Лишь изучив, смоделировав и обязательно адаптировав к белорусской действительности опыт наших северных соседей, мы сможем открыть алгоритмы действий, способствующих реальному включению «новых белорусов» в социальную жизнь Беларуси.

Нельзя оставаться вне процессов глобализации, находясь в самом центре Старого Света. Их мини-проявления уже наблюдаются на многих наших рынках. И это не банальные грузины со своими помидорами, как во времена СССР, а достаточно полный интернационал – Эфиопия, Пакистан, Непал, Сомали и ряд других, пока еще не очень богатых стран.

И последнее. От хорошей жизни нормальный человек, как известно, не уезжает. А где-то на планете жизнь еще труднее, чем у нас (приятно, черт побери!). В самом конце 2000 года на открытии нового здания железнодорожного вокзала столицы глава государства сказал: «Этот вокзал – индикатор наших экономических успехов». Поверьте, тот факт, что через этот вокзал к нам едут неэтнические белорусы, стремящиеся стать жителями нашей страны, – в значительной степени такой же индикатор. Это происходит независимо от того, нравится нам это или нет.

 

Метки