Демократия легкого поведения

В ноябре в США случились выборы в Конгресс. В этой связи мне вспоминается анекдот. Вовочка пять минут смотрит в замочную скважину родительской спальни, после чего говорит: «Боже мой, и эти люди запрещают мне ковырять в носу!?»

На протяжении последних лет Запад исправно критикует белорусскую избирательную систему, обвиняя ее то в недемократичности, то в непрозрачности и далее по списку. Спорить с оппонентом посредством такого любимого у нас словосочетания «сам дурак», мягко говоря, не совсем корректно. Однако, боюсь, что это как раз тот самый случай: в «первой демократии мира» с процедурой волеизъявления и подсчета голосов действительно имеются некоторые проблемы.

Если в Беларуси голосование пока что проходит «по старинке» (мы голосуем бумажными бюллетенями, которые затем подсчитываются ручным способом), то в США технический экстаз просто-таки достиг своего апогея. А, как известно, чем изощреннее в техническом плане процедура голосования, тем интереснее и формы «искажений». В итоге неподготовленного наблюдателя американские выборы повергают в шок: таких возможностей для манипуляций нет пока нигде в мире.

Именно с техникой и было больше всего мороки: неполадки с ней зачастую напоминали проблемы, знакомые каждому владельцу персонального компьютера. Например, в Питсбурге некоторые машины в день голосования просто не удалось запустить. Есть предположение, что карты, необходимые для активации этих компьютеров, были неправильно запрограммированы. Организаторов на других участках бросало в холодный пот от принтеров, которые отказывались работать.

Наблюдатели говорили, что технические проблемы дополнялись некомпетентностью персонала. Многие сотрудники были недостаточно обучены для работы с новыми машинами. Однако возникали проблемы и более серьезного свойства. В Нью-Джерси, к примеру, жаловались на то, что имя определенного кандидата фиксировалось на экране еще до того, как избиратель вставлял свою регистрационную карточку. Появилось подозрение, что в таких случаях голосовали просто не глядя. В Вирджинии подозревают, что на избирателей оказывалось давление по телефону. Многие негодовали по поводу того, что их направляли на чужие избирательные участки или предупреждали об отсутствии в списке избирателей. Поскольку республиканцы в ходе избирательной кампании очень агрессивно использовали телефонные технологии, подозрение пало в первую очередь на них. Теперь в этом предстоит разобраться ФБР.

Хочется отметить еще и несколько любопытных мини-происшествий. Например, дочка четы Клинтонов Челси Клинтон не сразу смогла проголосовать за свою маму в штате Нью-Йорк. Проведенная на месте проверка показала, что нужный список был по ошибке отправлен на другой участок. Позднее Челси получила бюллетень, предназначенный для последующего ручного подсчета. Кроме того, бюллетень члена палаты представителей Джин Шмидт электронный сканер отверг как недействительный. В итоге ей также пришлось опускать свой бюллетень в специальную урну для ручного подсчета голосов.

Но если бы электоральные проблемы Штатов ограничивались только такими неприятными эпизодами! Ведь начинается всё там так же, как и у нас: с формирования избиркомов. Ключевая должность председателя избирательной комиссии графства по американскому законодательству выборная – и весьма популярная. Не так давно в штате Нью-Мексико председатель такой комиссии (член Демократической партии), когда переизбирался, потратил на свою кампанию больше 50 тысяч долларов США, хотя его зарплата на этой должности составляет всего 40 тысяч в год. Правильно, не в зарплате дело. Председатель избирательной комиссии из-за многочисленных дыр в избирательном законодательстве может без особого труда решить вопрос выборов в своем графстве. Ведь он назначает председателей комиссий на избирательных участках. Поэтому вполне естественно, что все они его однопартийцы. Однако главное в том, что процесс выборов в США представляет собой массу возможностей для подтасовок.

Во-первых, примерно 50 процентов американцев ленятся ходить на выборы и голосуют досрочно – по почте. Чтобы это сделать, достаточно прислать на свой избирательный участок заявку на избирательный бюллетень, объяснив это, например, желанием устроить в день выборов пикник. В ответ будет выслан бюллетень. Заполнил, расписался, отослал. Паспортные данные проверять никто не будет.

Для того чтобы проголосовать, американец обязан зарегистрироваться. Добровольно. Проверять, живет он по указанному адресу или нет, никто не будет. А место жительства американцы меняют чаще чем раз в четыре года, т.е. время от выборов до выборов. Списки зарегистрированных избирателей, по американскому законодательству, может просмотреть кто угодно. Так что можно напечатать несколько десятков тысяч заявок от «мертвых душ», расписаться как Бог на душу положит и бюллетени с «нужными» голосами отослать обратно. Кроме того, бюллетени хранятся в американских избиркомах в открытую – их не кладут в сейф, не опечатывают и не охраняют. Подложил сколько надо – и будь спокоен: не поймают, потому что некому.

Во-вторых, возможность подтасовки кроется в системе электронного подсчета голосов. Присланные по почте бюллетени считает компьютер. Поменял программу – и все дырочки, которые избиратель должен проткнуть (как в штате Флорида), или стрелочки, которые нужно закрасить (как в штате Нью-Мексико), поменялись местами. Вот и выходит, что избиратели протыкают за одного кандидата, а голоса достаются совсем другому. В 2000 году на следующий день после голосования в одном из графств штата Нью-Мексико обнаружилось, что кандидат, который, по опросам, должен был получить всего пару тысяч голосов, вдруг получил 60 тысяч. На пресс-конференции председатель избиркома графства, стараясь не смотреть в глаза журналистам, объяснил происшедшее компьютерным сбоем.

Да и сами бюллетени составлены так, что черт ногу сломит. На огромной простыне (штат Нью-Мексико) или в объемистой книжице (штат Мэриленд) напечатаны имена и партийная принадлежность всех кандидатов на все выборные должности, какие только баллотируются в этот раз. Можно внимательно прочитать и поставить стрелочки напротив фамилий понравившихся кандидатов, а можно в самом начале поставить стрелочку напротив одной партии из перечисленных. В этом случае компьютер сам запишет голос всем кандидатам от этой партии. Однако поменять программу, как надо, опять-таки не составляет труда. А американцы – люди ленивые и в большинстве случаев голосуют именно так. Чиркнул раз – и свободен.

В-третьих, подсчет голосов избирателей, пришедших на участки, тоже производит специальный компьютер. Чтобы проголосовать, нужно получить специальную карточку. Однако совать ее в машину для голосования не нужно. Ее отдают специальному оператору. Тот карточку берет, открывает кабинку для голосования и включает компьютер. Зашел, дверку закрыл (иначе компьютер проголосовать не даст), кнопочку где надо нажал, выключил, ушел. Бывает даже, что оператор одного из таких участков может охотно предоставить возможность проголосовать и иностранным наблюдателям, так сказать, для обмена опытом, а потом все результаты их голосования из компьютера стереть. Так что стереть «ненужные» голоса и прибавить «нужные» тоже не проблема. Протокол вылезает из компьютера, как чек из кассового аппарата. Члены избирательной комиссии его подписывают, посылают в вышестоящую комиссию и отправляются спать. Пересчитать голоса уже невозможно.

Только увидев всё это своими глазами, можно понять причину спокойствия, обычно царящего в окружных избирательных штабах политических партий. Например, картина: четыре местных активиста неторопливо обзванивают своих однопартийцев, чтобы «убедить их отдать свой голос». При этом большинство простых американцев настолько уверены в непогрешимости своей системы, что спорные результаты выборов их совершенно не волнуют. Они проголосовали, а потом хоть трава не расти. И только члены и председатели американских избиркомов, услышав выражение «административный ресурс», понимающе кивают и подмигивают. Ведь сроки за подтасовку результатов голосования в США дают в крайне редких случаях, да и то условные.

В отличие от США, в Уголовном кодексе нашей страны есть статья 192 «Нарушение законодательства о выборах, референдуме или отзыве депутата», согласно которой виновным может грозить срок до пяти лет лишения свободы. Однако мне до сегодняшнего дня не известно ни одного уголовного дела, когда-либо возбужденного по этой статье в Беларуси. Хотя международные наблюдатели и отмечали массовые нарушения в ходе кампаний 2004 и 2006 годов, только кто ж их слушал-то?! Равно как и внутренних наблюдателей, говоривших то же самое. 

Однако информация, распространенная через негосударственные СМИ и сеть Интернет, заставляла задуматься. Так, по утверждению оппозиции, на парламентских выборах и референдуме-2004 на некоторых участках при подсчете голосов соотношение в двух, по сути дела, равноценных стопках бюллетеней, поданных за основных кандидатов, изменялось путем банального перекладывания бумаг из одной в другую. Так же поступали и с бюллетенями для голосования по референдуму. По информации из тех же источников, в некоторые комиссии еще до начала голосования были спущены сверху итоговые протоколы с нужными цифрами, написанными карандашом. При подсчете голосов их оставалось только обвести шариковой ручкой.

Громоздкие технологии по типу российской «мертвой петли» (когда избиратель за определенное вознаграждение выносит с участка для голосования чистый бюллетень, отдает его специальному человеку, который заполняет его «как надо», и затем следующий «вознагражденный», зайдя на участок, опускает уже заполненный за него бюллетень в урну, а свой выносит всё тому же человеку), насколько мне известно, у нас не использовались. Действительно, зачем, когда можно банально занизить списочное число избирателей или извлечь заполненные «не так» бюллетени. (Может, вот откуда появились на борисовской помойке несколько десятков заполненных «не правильно» бюллетеней в 2004 году?) Или, наоборот, завысить это число, «вбросив» нужное количество «правильно» заполненных.

Однако с этим делом и в Беларуси намечаются технические новшества. Два года назад общественности была представлена система электронного голосования «как в Америке». Слава Богу, что, по мнению секретаря ЦИК Беларуси Николая Лозовика, в обозримом будущем ее не собираются широко использовать – слишком дорогая. А ведь запросто могли бы. Тут ведь как: ввел программу, что дважды два равно восемь. И получилось, как… в Америке. И уже никакие наблюдатели со всеми экзит-пулами тут не помогут.

На этом фоне довольно забавной я нахожу процедуру голосования в Судане. Кандидаты становятся спиной к избирателям, а избиратели выстраиваются за кандидатами в ряд. За кем больше людей выстроилось, тот и победил. Женщины, к сожалению, вообще не принимают участия в выборах.

Даже в большинстве западных стран сегодня политические элиты признают правоту справедливого высказывания: «Единственный способ избежать фальсификаций – это отменить выборы». Надеюсь, в Администрации президента это не прочитают. Но идея хорошая.

 

Метки