Как избавиться от неудобного претендента

Как известно, выборы депутатов местных советов должны состояться в нашей стране 14 января наступающего 2007 года. И если погода не помешает, будьте уверены: подавляющее большинство этих советов будет избрано в правомочном составе. Тем более отныне выборы депутатов местных советов проходят в один тур – соответствующее решение Палата представителей приняла 2 октября. При таком раскладе у оппонентов власти шансы на победу повышаются: при наличии в избирательном округе значительного числа претендентов на депутатский мандат и хорошей работе с избирателями оппозиционер, пусть и набравший только 10-15% голосов избирателей, вполне может стать депутатом. Если никто мешать не будет.

13 октября глава государства высказался по вопросу, каким он видит новоизбранные местные советы депутатов: «Нам нужны местные советы депутатов от жизни: не политизированные, не партийные, не крикливые, не шумливые. А если кричать и шуметь они будут, то только по делу. Поэтому нам нужны деловые местные советы».

В некоторых нынешних местных советах, главным образом в регионах, есть депутаты, являющиеся головной болью для властей данных регионов. Нередко эти люди являются основными возмутителями спокойствия в городах и селах: то пикетирование здания администрации города устроят, и, конечно же, с политическими требованиями: «свободу политзаключенным!» (а заодно и Анжеле Дэвис или кому там?!), то к голодовке какой-нибудь присоединятся или еще Бог знает что вытворят.

Однако депутатами местных советов в большинстве своем являются законопослушные граждане, как говорит президент, «люди с мест: врачи, учителя, рабочие, крестьяне». Депутаты местных советов избираются на непрофессиональной основе, они не получают зарплаты за свою депутатскую деятельность, у них нет оплачиваемых помощников. Они продолжают работать там, где и работали, иногда выполняя общественные функции депутата посредством участия в заседаниях советов депутатов и в некоторых других. Возможно, именно по этой причине и принято считать, что местные депутаты ничего не решают, однако существует мнение, что быть депутатом местного совета довольно-таки выгодно, т.к. члены советов имеют отношение к принятию решений по распределению средств села (района, города). Конечно же, удостоверение депутата местного совета (пусть даже Мингорсовета) на порядок «легче», чем аналогичный документ депутата парламента, однако в большинство местных советов попасть непросто.

Логично предположить, что во многих советах в ходе нынешней избирательной кампании местные исполнительные власти будут, как и прежде, стремиться избавиться от некоторых неугодных им нынешних депутатов. Что для страны в целом будет не так уж и плохо – подобная ротация элит свидетельствует о наличии в Беларуси своего рода демократического процесса. Проблема в том, что делается это нередко не совсем демократическими способами. Но давайте по порядку.

Сила убеждения. Самый надежный способ избавиться от депутата – уговорить его не выставлять свою кандидатуру на выборах. При этом аргументы можно приводить любые: убедить его, что так будет лучше для его региона и для него самого; предложить повышение по службе или должность в администрации региона или города; наконец, запугать обвинениями в нарушениях и злоупотреблениях. Стесняться в выборе средств не нужно – депутат, скорее всего, не станет рассказывать о поступившем предложении: он не заинтересован выносить сор из избы. Незадолго до парламентских выборов 2004 года президент недвусмысленно дал понять депутатам-предпринимателям, что «ни один здесь свои дела делать не будет». Большинство намек поняли правильно и не стали избираться вновь.

Демократическое волеизъявление. Самый демократичный способ – выставить против действующего депутата сильного конкурента. Он должен одновременно быть безоговорочно лоялен к местной исполнительной власти и пользоваться большой популярностью среди избирателей. Сделать это непросто, но возможно.

Однако найти хорошего кандидата удается далеко не всегда. Тогда приходится ограничиваться не слишком авторитетным и популярным, но верным. Правда, в этом случае местной власти приходится серьезно помогать своему протеже.

Регистрационный барьер. Если все эти усилия к успеху не привели, приходится идти на крайние меры: снимать с выборов кандидата, то есть отменять его регистрацию. Этот способ уже отрепетирован избирательными комиссиями на предыдущих местных и парламентских выборах и имеет несколько разновидностей.

Но для начала можно вообще не допустить того, чтобы он стал кандидатом – отказать ему в регистрации инициативной группы. Поводов сделать это великое множество, т.к. сами претенденты иногда включают в списки своих инициативных групп иностранных граждан и лиц, признанных судом недееспособными, а также творят прочие безобразия. Нескольких членов группы можно «убедить» в том, что они были включены в группу по принуждению или без их ведома – это тоже приведет к нерегистрации. У способа есть по меньшей мере две уязвимые стороны: жертва может заручиться поддержкой дружественного трудового коллектива (особенно если является его руководителем) или выдвинуться от политической партии, имеющей первичную организацию в районе. Второй способ наиболее выгоден исполнительной власти: принадлежность к той или иной партии значительно снижает электоральный ресурс кандидата, а нередко он вообще оказывается в электоральном гетто, теряя всякие шансы на победу.

Если не помогло – можно попытаться вообще отказать кандидату в регистрации, обнаружив брак в подписных листах в его поддержку. Иногда достаточно просто очень тщательно проверить подписи. Как известно, процедура сбора подписей трудоемкая, и, как правило, листы заполняются с большим количеством недочетов и помарок (особенно если несколько выборов подряд их бойкотировать и по этой причине терять навыки сбора подписей). Такие «ляпсусы» в подписных листах можно заметить, а можно и нет. Для страховки брак лучше организовать заранее, внедрив в состав сборщиков подписей людей, которые будут заполнять бланки фальшивыми подписями. Однако уличить действующего депутата в подтасовке подписей всё же очень трудно: его личный административный ресурс (например если это директор завода) нередко способен справиться с задачей сбора необходимого количества «чистых» подписей. Однако в этом случае депутат рискует получить проблемы с регистрацией – закон напрямую запрещает использовать во время выборов людей, находящихся в подчинении.

От выборов можно также отлучить за нарушение некоторых статей Избирательного кодекса Республики Беларусь. Уличить в этом депутата проще всего: любая газетная статья о любой его поездке или встрече могут быть расценены как превышение избирательного фонда. На местных выборах 2003 года был зарегистрирован случай, когда кандидата лишили регистрации только за то, что она «одевала» в полиэтиленовые пакеты свои официально напечатанные листовки, расклеенные заранее (погода-то была мокрая). Злополучные пакеты не были официально оплачены из избирательного фонда. Год спустя, уже во время парламентской кампании, отмечались случаи лишения регистрации за то, что от имени кандидата избирателям было роздано 2 (два) экземпляра газеты с его предвыборной программой. Это тоже было расценено как превышение избирательного фонда. Более того, избирательные комиссии могут принимать решения о существенности нарушения на свое усмотрение: за что одного кандидата могут просто пожурить – другого вычеркнут из уже напечатанных бюллетеней для голосования.

Но самым удобным средством борьбы с кандидатами остается проверка их деклараций о доходах и имуществе. По этому принципу в 2004 году были отсеяны десятки претендентов в кандидаты и несколько тогда еще депутатов-бизнесменов, которые желали переизбраться и не поняли, о чем говорил президент за несколько месяцев до этого, что и повлекло отмену их регистрации. С помощью ГАИ стало возможным снять с регистрации почти любого кандидата-автомобилиста, который когда-либо продавал машину по доверенности: формально она продолжает числиться за прежним владельцем, который мысленно с ней давно уже распрощался и потому не указал в декларации. Тем более если у него таких машин было несколько. На тех же выборах порой доходило до смешного: причиной отказа в регистрации могли быть две палки колбасы, привезенных из Польши (оказывается, это тоже доход, причем незадекларированный), или 20 (!) белорусских рублей. Именно на столько различалась сумма в справке о доходах, поданной в избирательную комиссию, от той, что была задекларирована изначально.

Последний шанс. Если все вышеперечисленные меры не ведут к желаемому результату, придется прибегать к срыву выборов. Вернее, признавать выборы несостоявшимися.

В отличие от России, где выборы не могут проводиться на безальтернативной основе, в нашей стране такое возможно – в этом случае кандидат просто должен набрать более половины голосов «за». Следовательно, чтобы не дать ему возможности быть избранным, достаточно разъяснить избирателям определенной территории, что этот кандидат не самый достойный. Но и здесь возможна осечка: вдруг не поверят и проголосуют так, как им заблагорассудится? Кроме того, организовать безальтернативные выборы очень непросто, т.к. нужно уговорить всех кандидатов снять свои кандидатуры уже после окончания регистрации, а перед этим необходимо усыпить бдительность кандидата-жертвы, чтобы он вовремя не зарегистрировал в качестве кандидата своего человека, который не снимет свою кандидатуру ни при каких условиях.

Есть еще вариант: завысить число избирателей в списках, занизив число принявших участие в голосовании. Для этого можно провести агитацию под лозунгом «не ходи на выборы» либо попросить избирательную комиссию, чтобы она уничтожила несколько процентов бюллетеней. Однако этот вариант, пожалуй, самый опасный. Призывы к неучастию в выборах не совсем законны, не говоря уже об уничтожении бюллетеней, за которое членам избирательных комиссий грозит уголовное преследование.

Однако осечки случаются и здесь. В свое время «БелГазета» писала, как на протяжении года после прошлых местных выборов помощник тогда еще депутата ПП НС В. Новосяда А. Мельников отстаивал свое право быть избранным в Мингорсовет по Малининскому избирательному округу. В этом избирательном округе подсчет голосов был проведен дважды. Разница между результатами первого подсчета и данными, ушедшими в областную комиссию, оказалась впечатляющей. У кандидата тогда «исчезло» 600 голосов сторонников, а для победы ему «не хватило» всего 49 голосов. Как бы то ни было, но, по официальным данным, в первом туре выборов депутат не был избран, поскольку ни один из двух кандидатов не набрал необходимого количества голосов. Как говорится, выборы закончились – забудьте. Но не тут-то было. В ноябре 2003 года Новосяд обратился в Минскую городскую избирательную комиссию и Мингорисполком с просьбой рассмотреть вопрос о проведении повторных выборов по злополучному округу и произвести финансовый расчет затрат на проведение выборов, предусмотрев эти расходы в проекте столичного бюджета на следующий год. Тогда никаких действий по обращению предпринято не было. И тогда Мельников обратился в ЦИК с просьбой признать отказ Минской городской избирательной комиссии в назначении повторных выборов незаконным и назначить по Малининскому избирательному округу №9 повторные выборы в горсовет Минска. В апреле 2004 года комиссия рассмотрела жалобу и назначила проведение повторных выборов в Мингорсовет в один день с выборами в парламент.

Крайний случай. Наконец, самый крайний вариант – смещение победителя с завоеванного им кресла. Если противнику всё же удалось победить, выбора не останется – придется признавать результаты выборов недействительными. То есть избиркому придется найти нарушения непосредственно в ходе голосования. Это несложно, учитывая, что, например, голосование с употреблением выносных урн (услуга предоставляется больным или престарелым), как правило, вообще никак не контролируется и зачастую используется кандидатами для манипуляций. Подобные манипуляции можно организовать ближе к вечеру дня голосования, а затем их внезапно обнаружить.

Однако хочется надеяться, что большинство из перечисленных мной не совсем чистых приемов не будут использованы в ходе нынешней кампании. Ведь выиграть выборы в большинстве случаев всё же легче, чем затем месяцами судиться с некоторыми кандидатами или загодя собирать доказательства их виновности.

Метки