Политика 2.0

С 22 по 29 сентября в Манчестере проходила ежегодная конференция Лейбористской партии. В своей речи лидер лейбористов и глава правительства Великобритании Тони Блэр коснулся темы развития Интернета в стране и отметил, что уже две трети населения являются активными пользователями сети. Премьер упомянул феномен «поколения Google», представители которого не вписываются в традиционную модель восьмичасового трудового дня. Новое поколение потребителей живет по схеме 24/7, предъявляет повышенные требования к производителям товаров и услуг и демонстрирует большую самостоятельность на виртуальном рынке, который уже не ограничивается витринами городских магазинов или печатными каталогами товаров.

Следом за лейбористами с 1 по 4 октября в городе Борнмут на юге Англии британские консерваторы провели 123-ю ежегодную партийную конференцию. Подвергнув критике лейбористское мероприятие, министр финансов теневого кабинета консерваторов Дж. Осборн припомнил Т. Блэру его фразу и приветствовал находившегося в зале Эрика Шмидта, исполнительного директора компании Google. На следующий день интервью с Э. Шмидтом опубликовала газета Financial Times, затем информацию подхватили многочисленные интернет-сайты, посвященные сетевым технологиям.

В интервью Э. Шмидт с сожалением отметил, что мало кто из современных политиков отдает себе отчет в том, что такое Интернет и какие возможности он предоставляет, и объявил, что его компания начинает масштабную акцию по ликбезу среди политических лидеров. Бизнесмен подчеркнул, что на смену поколению «телевизионных» политиков, привыкших работать на камеру, в скором времени придет новое поколение – те, кто осознает и использует потенциал Интернета. В качестве метафоры, которую Google вполне может превратить в очередную сетевую службу, Э. Шмидт обронил несколько слов о загадочном «предсказателе правды». Имеется в виду программа, которая даст возможность гражданам проверять, соответствует ли сделанное политиком заявление тому, что он говорил до этого, и таким образом разоблачать ложь. «Представьте себе, что ваши избиратели в любой момент могут ввести каждое ваше высказывание в сетевую базу и проверить, правду вы говорите или нет», – предложил Шмидт.

Техническая реализация такой возможности вызывает вопросы, как и политическая эффективность подобного онлайнового детектора лжи. Внимание привлекает другое – а именно, мобилизационные возможности, которые Интернет дает избирателям и политическим деятелям «поколения Google», и особенно переворачивание властных отношений между избирателем и его представителем, когда государству (партиям) становится всё труднее удерживать монополию на информационный поток, а значит, и формировать предпочтения электората. Избиратель нового поколения получает в свое распоряжение мощный инструмент верификации высказываний политиков и, что самое неприятное, заводит привычку им пользоваться – неожиданный побочный эффект интернет-зависимости.

Это как если бы президентские выборы проходили одновременно на серверах Центризбиркома, НИСЭПИ и фонда Геллапа, подсчет голосов велся автоматически, а результаты публиковались в реальном времени. В такой идеальной ситуации каждый избиратель превратился бы в наблюдателя. Разумеется, в техническом и юридическом смысле это всё еще утопия, да и не всякий согласится голосовать трижды. Но уже сегодня стоит отметить повышение уровня гражданской рефлексивности, которой обладает политически активный «серфер». Интернет ставит его в ситуацию один на один с массивом политических программ, новостей, высказываний политиков и дает больше оснований для выбора и принятия решения без заботливого посредничества политического оратора. Растущее число дискуссионных интернет-сообществ только обостряет необходимость принимать собственные решения.

Одной из самых обсуждаемых тем, затрагивающих будущее Интернета, является концепция Web 2.0, знаменующая новую эру в развитии сети. Флагманом эпохи Web 1.0 считается корпорация Майкрософт и ее общеизвестный продукт Windows – операционная система для настольных или мобильных компьютеров или серверов. Интернет в той схеме рассматривался как одно из программных приложений, работа с которым организуется через штатный браузер Internet Explorer. Базовая идея Web 2.0 заключается в использовании Интернета как платформы для программных продуктов, а на первые позиции выходит компания, работающая по иной бизнес-модели – тот самый Google. Из-за разного подхода к сути Интернета конкуренцию двух софтверных компаний даже сравнивали с борьбой слона и кита.

Залогом успеха и причиной высоких доходов Майкрософт была продажа возможно большего числа копий своей системы и приложений к ней, с их последующей установкой на ПК. Поисковая и рекламная система Google прочно утвердилась в Интернете и получает прибыль уже тогда, когда пользователь просматривает веб-страницы или переходит по ссылкам. При этом не имеет значения, что за операционная система разместилась у него на компьютере. В компании Google вовремя поняли, что Интернет – это не информационное средство, а информационная среда.

Кроме изощренной технологической подоплеки, смена вех в истории Интернета указывает на ряд интересных социальных и политических последствий. Звучит банально, но изменяется отношение граждан к политической жизни. Достаточно вспомнить недавнюю историю массового побоища в пуховичской электричке 9 сентября, когда активное обсуждение этой жуткой темы на страницах Livejournal привело к появлению газетных публикаций и телерепортажа. Из «мирового опыта» можно привести пример американского проекта Savetheinternet, на котором ведется постоянный мониторинг высказываний сенаторов и конгрессменов. Попытки властей посягнуть на принцип «интернет-нейтральности» (запрет на контроль сетевой активности граждан со стороны государства или операторов) наталкиваются на массовое сопротивление полутора тысяч блоггеров, у каждого из которых есть своя читательская аудитория. Сетевые авторы не просто возмущаются, а размещают на своих страницах контактную информацию соответствующих комиссий Белого дома, звонят и пишут протестные письма и, как показывает опыт, могут переубедить некоторых политиков и повлиять на решения Конгресса.

Web 2.0 создает условия для прироста публичной сферы и гражданской активности там, где они уже есть и, вероятно, может стать основой для их формирования в наших белорусских условиях. Судя по всему, содержательная перспектива перемен в Беларуси до сих пор остается туманной. Разговор пока ограничивается перераспределением финансовых или человеческих ресурсов: вот объединим локальные проекты в один глобальный, и тогда режим точно не устоит. Вероятно, при планировании очередной стратегии смены режима следует учесть опыт Web 2.0, который демонстрирует преимущество скоординированной работы многочисленных «горизонтальных» сетевых проектов перед усилиями политических элит по вертикальному выстраиванию общественных институтов. Последние чаще всего запутываются в паутине из множества локальных инициатив разного профессионального уровня и происхождения, которые коллективно решают, что достойно существования, а что нет. Решение принимается «само собой»: на поверхность выплескивается то, что имеет более высокий рейтинг цитируемости. Кстати, на виртуальном рынке этому сопутствует и прямая коммерческая выгода.

В ходе недавней конференции на сайте «Радыё Свабода» А. Милинкевич вновь подтвердил, что в политической борьбе за власть в Беларуси он делает ставку на улицу. Несмотря на актуальность задачи вывести на улицы как можно больше белорусов, хотя бы в качестве интеллектуальной головоломки интересно поразмышлять о том, что будет, если всё большее число белорусских граждан станет выходить в онлайн и подвергаться разлагающему воздействию информационного многообразия. Для этого не обязательно создавать глобальный медиапроект. Достаточно для начала выбрать тему для дискуссии, например та же проблема стратегии, и предложить разным локальным проектам выступить со своим вариантом ее решения. Исходя из опыта Web 2.0 «распределенная» дискуссия привлекает гораздо больше внимания, чем «канализованная» информационная кампания.

Метки