Скорость имеет значение

Беларусь – аутсайдер по темпам реформ среди стран соцблока

Наша власть любит подчеркивать, что те черепашьи темпы, с которыми она пытается, а чаще просто намеревается попытаться, приспособиться к переменам в современном меняющемся мире – и есть самый оптимальный вариант для нее. Для нее – быть может, однако не для страны и народа. Ибо скорость имеет значение, иногда – решающее.

Установление демократии в подлинно европейском понимании этого слова требует долгого времени и изменения менталитета и психологии людей. Некоторые страны шли к демократии «даже не десятки, но сотни лет», – заявил министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей в Минске по окончании встречи с заместителем премьер-министра – министром иностранных и европейских дел Бельгии Дидье Рейндерсом.

С экономическими преобразованиями наша власть тоже никуда не торопиться, уверена, что всегда успеет. Подтверждает это и статистика. Так, Беларусь оказалась аутсайдером в Европе по темпам проведения реформ среди стран бывшего соцблока за последние 25 лет. Украинский журнал «Новое время», используя мнения экспертов и масштабный отчет ЕБРР, сравнил прогресс реформ в 30 странах в период с 1991 по 2016 год. Лидерами рейтинга стали Эстония, Польша и Словакия. Результат реформ очевиден: эстонские власти уже к 2006 году смогли привлечь в страну иностранных инвестиций на сумму USD9,5 млрд. Благодаря этому в первой половине 2000-годов экономика Эстонии росла минимум на 6% в год, а иногда и более чем на 10%.

Скорость имеет значение

Как отмечает «Салiдарнасць», Беларусь в рейтинге «оказалась на четвертом с конца месте – в компании с Кыргызстаном, Узбекистаном и Таджикистаном… Пугает в этой ситуации то, что Беларусь из самой перспективной республики бывшего Советского союза, которая могла стать экономическим тигром в регионе, за прошедшие четверть века превратилась в аутсайдера по темпам экономического роста. Очень медленно в стране идут не только реформы, но и развитие в целом».

В принципе, и без рейтингов все довольно очевидно. Наша власть абсолютно не учитывает фактор времени в своих расчетах и решениях. Ну и что, типа, что кто-то сделал что-то век назад, мы сделаем это завтра, может даже и через пару лет, в общем, когда созреем, какая в принципе разница. Результат будет тем же. Но том-то и дело, что не будет. Это наглядно видно на примере наших «модернизаций». Практически все они запаздывающие, а потому и проваливающиеся. Так, например, мы начали строить завод дизельных двигателей в то самое время, когда мир начал переход к электромобилям. А дизельные двигатели во многих странах планируют вообще запретить, причем в первую очередь. Чем-то в экологическом плане они хуже всех остальных ДВС. Даже если и не запретят, экологические требования будут такими, что их мало кто сможет выполнить. Многие помнят дизельный скандал, когда немцы фальсифицировали показатели экологичности своих дизелей. И вряд ли мы, даже с совместно китайцами, сможем сделать более экологичные ДВС.

Хотя завод ДВС для грузовиков надо было строить, но лет двадцать назад или даже сразу после распада СССР. Но мы упрямо строим устаревшие производства.

Отстающий должен двигаться быстрее обогнавших его конкурентов. Если же он двигается медленнее (а в нашем случае заметно медленнее), то сам факт движения особой роли уже не играет. Отставание будет нарастать. Наши же власти, оправдывая себя, всегда делают упор только на факт движения. Дескать, мы же все же движемся «по пути прогресса».