Санкции против России: возможные эффекты

Понижательная фаза американо-российских отношений

? 25 июля Палата представителей Конгресса США абсолютным большинством, 419 голосами против 3, одобрила законопроект, резко расширяющий санкции против России. Какие последствия может повлечь за собой такое решение?

Андрей Федоров.  Вообще-то, строго говоря, следовало бы дождаться вступления закона в силу, однако у экспертов, в том числе российских, практически нет сомнений в столь же единодушной поддержке документа и в Сенате. А это почти наверняка означает преодоление вето Дональда Трампа, если в подобной ситуации тот рискнет его наложить.

Таким образом, судя по всему, из трех возможных принципиальных вариантов развития событий в американо-российских отношениях после избрания нового президента – улучшение, сохранение на прежнем уровне и ухудшение – начинает реализовываться последний. Правда, сам Трамп, по-видимому, несет за это меньшую ответственность, хотя последовательными его высказывания и действия на российском направлении назвать трудно.

Так что, поскольку к тому же один из пунктов законопроекта оставляет за президентом США в определении будущей санкционной политики только второстепенную роль, то очевидно, что лидерство в этом плане берет на себя Конгресс.

Список предлагаемых ограничений включает в себя самые разнообразные санкции, направленные против как физических, так и юридических лиц. В частности, будет создана система выявления тех, кто совершает сделки в интересах организаций, связанных с разведывательным и оборонным ведомствами России, кто участвует в российских проектах глубоководной разведки и добычи, арктической нефтедобычи и сланцевой добычи нефти и газа, кто содействует поставкам товаров, услуг, лицензий, информации и технологий для строительства трубопроводов для экспорта российских энергоносителей.

Короче, дальнейшая деградация двустороннего взаимодействия становится неизбежной, причем ущерб России может быть чрезвычайно существенным. Естественно, возникает вопрос об ответных мерах. При этом радикальные варианты, вроде ядерного удара, рассматривать, по-видимому, несколько преждевременно, хотя в том, что в некоторых горячих головах (прежде всего, разумеется, в Государственной думе и на российском ТВ) такие призывы непременно прозвучат, сомнений быть не должно.

Принципиальный подход уже сформулирован: ответ должен быть «не симметричным, но болезненным для американцев». Правда, с конкретикой могут возникнуть некоторые проблемы. Конечно, кое в чем США зависят от России, например, в космической области: едва ли случайно санкции не затрагивают сферу инвестиций и технологий в отношении НАСА и всех аэрокосмических клиентов.

Но гипотетические американские потери хоть и могут оказаться достаточно существенными, все же будут несопоставимы с российскими, так как, в отличие от тех, не будут носить столь стратегического характера.

Жителей Беларуси, надо полагать, в первую очередь интересует, каковы могут быть последствия для нашей страны. Ну, во-первых, очевидно, что ухудшение экономического положения главного партнера рано или поздно откликнется и здесь.

Кроме того, можно быть уверенным, что Кремль не откажет себе в удовольствии побряцать оружием. Под этой маркой он может потребовать от официального Минска демонстрации лояльности, скажем, в виде размещения здесь многострадальной авиабазы, «Искандеров» или, не приведи господь, тактического ядерного оружия.

К сожалению, у белорусского руководства едва ли хватит возможностей выдержать нажим Москвы, если она займется этим делом всерьез.