25 лет – возраст надежд?

Организованный Либеральным клубом «Минский диалог» был посвящен 25-летию внешней политики Республики Беларусь. На форуме эксперты и полисимейкеры (включая всех министров иностранных дел Беларуси) делились воспоминаниями, подводили итоги и строили планы на будущее. Мероприятие получилось заметным, содержательным и даже обнадеживающим – в том смысле, что тема ценности суверенитета и независимой внешней политики была объединяющей для всех выступлений. Что касается других наблюдений, то все не так просто.

Одна из объединяющих интенций подавляющего числа выступлений, прозвучавших из уст экспертов и официальных лиц: независимую внешнюю политику можно обеспечить за счет соблюдения баланса в отношениях с ведущими центрами силы. То есть баланс как определяющий инструмент устойчивости. Здравая мысль, на первый взгляд. Но не содержит ли она какой-то смысловой тавтологии? Не звучит ли несколько наивно с высоты 25-летнего опыта? Мне  всегда казалось, что устойчивость (то есть какой-то баланс) следует обеспечивать за счет эффективного использования определенных ресурсов, а не за счет балансирования между странами, которые такими ресурсами располагают. Под такими ресурсами «устойчивости» обычно понимаются экономический и военный потенциал, человеческий капитал, хорошо функционирующие социальные институты и т.д. Это хорошо когда у тебя три зависимости вместо одной, но это все равно решает проблемы зависимости и неустойчивости.

Нужно развивать отношения не только с Россией, но и с ЕС и Китаем? Да, конечно, здесь трудно не солидаризироваться с выступающими. Можно также добавить, что отношения нужно развивать и с соседями (на чем делал упор экс-министр иностранных дел П. Кравченко), а не только с «центрами силы», можно также сделать комплимент белорусскому внешнеполитическому ведомству за то, что способен развивать успехи почти на пустом месте. Однако, мне кажется, важно при этом не делать этой коллективной подмены инструмента (внешняя политика и дипломатия) и цели (устойчивость и благосостояние). Как это до сих пор делалось и, похоже, воспринимается как должное до сих пор. Раньше надеялись, что дружба с Россией принесет нам богатство и процветание, сейчас надеемся, что разнообразие дружественных связей принесет нам процветание и богатство.

Почему именно так строятся ожидания – с кем бы еще подружиться, чтобы разбогатеть? Цитаты выступлений министров иностранных дел, приводимые TUT.by, отражают не столько эволюцию внешней политики страны, сколько  эволюцию внутриполитических проблем, которые должны были эти министры «решать» на внешних площадках. А поскольку основной принцип внутренней политики всегда сводился к исключении конкуренции, то продолжение этой политики вовне получило приблизительно то же содержательное наполнение. Раньше упор делался на эксклюзивных отношениях с Россией, теперь изыскиваются возможности организовать дело так, чтобы внешние центры силы конкурировали за Беларусь. Которая, таким вот образом, исключается из конкурентной борьбы. Нужно просто придумать какую-нибудь хорошую идею. Например, идею мирить всех, кто по какой-то причине агрессивен и к миру не предрасположен.

В принципе инициатива регулярной мирной переговорной площадки сама по себе хороша. Можно торговать и миролюбием по примеру Швейцарии и других стран, но такой товар должен выглядеть убедительно. А для того, чтобы он выглядел убедительно, необходимо как минимум прекратить бить дубинками собственных граждан и не делать политических заключенных частью очередной программы «потепления». То обстоятельство, что к «Минскому диалогу» подключились представители режима и его оппоненты, обнадеживает, но сигналовнедостаточно. И даже если будут новые сигналы, их тоже окажется недостаточно. Доверие и репутация не могут быть созданы на основе одних сигналов и хороших инициатив. 

Что касается идеи межморья и аналогичных проектов, предполагающих, что простым сложением малых политических игроков можно достичь эффекта большого веса в переговорах с сильными соседями. Чисто теоретически это возможно, но внутренней конкуренции внутри объединения это не исключает, в любом союзе наиболее мощные и/или эффективные страны будут лидерами, а слабые и неконкурентоспобные – зависимыми.

Надежда, что можно как-то создать уютный мирок, в котором не нужно конкурировать, а просто дружить (в обмен на субсидии и преференции) – инфантильна. Реально сбалансированная внешняя политика может быть лишь функцией от внутренней, предполагающей конкуренцию внутри страны и включение в большую конкуренцию за ее пределами.